Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Митинг песни и пляски

В честь Крыма Григорий Лепс выступил на разогреве у Владимира Путина

Вчера президент России Владимир Путин вышел на митинг на Васильевском спуске. Митинг был посвящен годовщине воссоединения Крыма с Россией. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ наблюдал за тем, как принимали Владимира Путина, и убедился в том, что с таким же восторгом, как Григория Лепса. Тем более что президент России в этот вечер пел со сцены. Причем в этот вечер Владимир Путин впервые пел со сцены гимн России в микрофон (и без всякой фонограммы).


Крым в этот день для Владимира Путина начался с совещания в Кремле, посвященного вопросам экономического функционирования Крыма. В зале были федеральные министры, сотрудники администрации президента, руководители субъекта федерации...

Владимир Путин говорил о необходимости бороться с ростом цен в регионе, решать проблемы образования и здравоохранения, а также ЖКХ...

Отдельным вопросом были рассмотрены проблемы развития массового спорта.

— А одна из острых социальных проблем — это, конечно, проблема наркомании,— отметил президент и добавил, что просил бы доложить, как продвигается работа по строительству Керченского перехода.

Таким образом, всем должно было стать понятно, что битва за Крым — в прошлом, тема закрыта раз и навсегда, в том числе и при помощи культового фильма "Крым. Путь домой". А теперь пора поговорить о готовности субъекта федерации к новому курортному сезону.

То есть российский президент намерен был обсудить Крым в тех же выражениях, что и, к примеру, Краснодарский край,— чтобы закрепить в сознании окружающих, близких и дальних: споры про то, чей Крым, больше не существуют. И пора посвятить себя неблагодарной, такой привычной и, в общем, вечной работе — восстановлению разрушенного хозяйства.

В это время в полукилометре от первого корпуса Кремля, на Васильевском спуске уже бушевал страстный митинг (по крайней мере, так казалось от выхода из Спасской башни). Толпы людей стояли и на Большом Москворецком мосту, и на том самом месте, где недавно был убит Борис Немцов. Цветы на тротуаре старались особенно не топтать, но не очень и жалели: все-таки много веселой движухи было вокруг. Колыхались знамена партий и освободительных движений, бесконечные плакаты: "Обама! Признай очевидное!", "Крым — наш", "Обама, не завидуй!..".

К президенту США тут, по-моему, было примерно такое же пристальное внимание, как и к президенту России.

Митинг-концерт вели депутат Ольга Тимофеева и актер Дмитрий Харатьян. Они, да и все солисты этого концерта, очевидно, понимали, что после мероприятия станут основными кандидатами на применение новых санкций для физических лиц со стороны США и ЕС тоже, но выбора у них, очевидно, не было. То есть они его сделали для себя уже давно.

— Когда в Париже построили Эйфелеву башню, Крым был русским! — рассказал Дмитрий Харатьян.

— Когда Чайковский написал "Лебединое озеро", Крым был русским! — поддержала его Ольга Тимофеева.

Не хотелось даже думать о том, чьим был Крым, когда он не был русским. Потому что он был украинским.

— Слава президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину! — воскликнул со сцены военный моряк из Севастополя.

Люди подхватили, но еще не очень стройно: публика все-таки не была пока разогрета. Люди у самой сцены и вовсе казались мне не только задумчивыми, а какими-то просто замкнутыми. По-моему, они замерзли, хотя было довольно тепло и ясно для этого времени года, причем в Москве, а не в Крыму, например. Видимо, они уже слишком много времени провели на улице.

Взвивались новые знамена и плакаты: "Путин — спаситель Крыма и Севастополя!", "Севастополь + Крым = Россия!".

Но пока лидировал, конечно, плакат про Обаму, который должен перестать завидовать. Но в целом креативная часть наружной рекламы этого концерта оставляла желать лучшего.

После Ларисы Долиной с песней "Я люблю эту землю!.." (иллюзий не должно было возникнуть: имелся в виду, конечно, Крым) на сцену пригласили четырех новых, но, впрочем, хорошо известных исполнителей: руководителей фракций Государственной думы. Накануне они отказались почтить вставанием память Бориса Немцова. Теперь они все-таки стояли в полутора сотнях метров от места его гибели, лицом к нему.

Наиболее зычно приветствовали, конечно, лидера ЛДПР Владимира Жириновского, и он воспринимал это хладнокровно, отдавая себе отчет в том, что иначе просто не может ведь быть. И толпа едва прошелестела что-то при виде лидера "Справедливой России" Сергея Миронова (это, вообще-то, много говорит о близком будущем его партии).

Сергей Миронов даже решил исправить эту ситуацию, вскинул правую руку и вдруг начал странно раскачиваться вместе с нею, отчаянно улыбаясь избирателям. Но они не оценили его титанических усилий.

Геннадий Зюганов вел себя как на трибуне Госдумы, то есть старательно рассказывал, что власть в Киеве захватила хунта и что вчера "она торпедировала минские соглашения". Не забыл он упомянуть о том, что КПРФ отправила в Донбасс 30-й гуманитарный конвой.

Людям под сценой, по-моему, стало гораздо холоднее.

Но тут слово взял Владимир Жириновский, и все моментально изменилось. Он сообщил, что XIX век был веком победы над Наполеоном, что XX — над Гитлером...

— А XXI теперь станет веком победы!..— вскричал он.

— Над Путиным! — с восторгом воскликнул дядька рядом со мной и тихонько добавил: — Ой...

Погорячился, конечно.

— Веком победы воссоединения России! — поправил его лидер ЛДПР.— И никаких жертв! Никакой крови! И это не просто какая-то территория, это прекрасный полуостров!

Я было подумал, что Владимир Жириновский тоже погорячился, а то и проговорился ненароком на счет истинных целей воссоединения, но оказалось, он знает, зачем это сказал.

— И я хочу, чтобы мы все там бывали! — продолжил он.— Это лучшие пляжи! Я был на всех пляжах мира, и я скажу: это — лучшие! Поезжайте туда, живите там, проводите там соревнования и фестивали!

То есть речь лидера ЛДПР была еще и очень функциональной. Он здесь, на людях, на свежем воздухе, и даже, можно сказать, на ветру, а не за столом в первом корпусе Кремля, решал проблемы наступающего летнего курортного сезона.

Речь Владимира Васильева, лидера "Единой России", была исполнена сдержанной, взвешенной угрозы:

— Хочу обратиться к тем, кто вынашивает санкции: мы людей на санкции не меняем! Никогда!

Толпа приветствовала его таким же сдержанным гулом.

Про речь Сергея Миронова сказать нечего.

Под конец Владимир Жириновский неожиданно пошептался с коллегами, они вчетвером повернулись спиной к публике и сделали на ее фоне селфи под руководством лидера ЛДПР.

Должны же они были и с какой-то пользой для себя провести это время.

Тут-то на сцену и вышел Григорий Лепс. И все в это мгновение изменилось. Публика возликовала. Человеческое счастье, слепившись в облако, медленно поплыло над Васильевским спуском. А что касается мобильных телефонов над головами, тонувших в этом облаке, то мне казалось, что у многих их по два в каждой руке.

"Я счастливый как никто!.." — пел Григорий Лепс, и опять было понятно, что он счастливый не просто так, а именно оттого, что Крым вернулся в родную гавань (эта фраза была произнесена со сцены вчера ну раз пятнадцать-то точно).

— Это случилось, и это не изменить! — неожиданно туманно добавил Григорий Лепс после песни.

Олимпийская чемпионка Аделина Сотникова казалась смущенной (и так, наверное, и было) и объясняла, что мы живем в стране победителей. Но разве это нужно было объяснять кому-то здесь?! После Григория Лепса всеми тут овладело какое-то неумелое ликование, и этого никто не скрывал, и этого уже нельзя было остановить.

— Одна страна — одна команда! — проговорила Аделина Сотникова в микрофон и поскорее отошла от него.

Но и этого хватило, чтобы толпа взревела от наслаждения.

— Байкер Александр Хирург и рабочий с Урала Алексей Балыбердин! — представил Дмитрий Харатьян жертву санкций и потенциальную жертву санкций.

Александр Хирург, который предпочел, видимо, чтобы его называли все-таки либо Хирургом, либо Александром Залдостановым, признался, что "один Владимир Русь крестил, а другой вернул ей колыбель крещения".

А Алексей Балыбердин, в свою очередь, подчеркнул, что "такая корпорация, как Уралвагонзавод, является основой развития России".

Но и это выступление не погасило народного энтузиазма. Людей что-то такое распирало, и они с удовольствием выслушали лидеров Крыма Сергея Аксенова и Алексея Чалого. А уж потом на сцену вышел Владимир Путин. И это было сравнимо с выходом Григория Лепса.

Российский президент сделал то, чего не делал ни один из выступавших: он вытащил микрофон из стойки в глубине сцены и подошел к самому ее краю. Он обращался к людям с расстояния, можно сказать, вытянутой руки. Это очень не нравилось, по-моему, молчаливым и вежливым людям, стоявшим по периметру под сценой.

— Мы всегда считали, что русские и украинцы — единый народ,— рассказал Владимир Путин.— Я думаю так и сейчас.

Он призывал думать так и украинцев.

Они бы так, может, и думали бы, и даже с удовольствием. Но для этого им пришлось бы сначала вернуть Крым.

Потом на сцене появились все участники концерта: и профессиональные артисты, и певцы. Лариса Долина протиснулась поближе к Владимиру Путину, и оказалось, что с целью: заиграла музыка гимна Российской Федерации, и она вместе с президентом России запела гимн.

Владимир Путин держал в руках микрофон и пел, и громко. Он делал это первый раз.

По крайней мере на людях.

Им, конечно, тоже что-то овладело.

Андрей Колесников


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение