Коротко

Новости

Подробно

Фото: Первый канал

Все дороги ведут в грим

На что похож сериал «Орлова и Александров»? Впечатления Алены Солнцевой

Журнал "Огонёк" от , стр. 29

Сериал "Орлова и Александров", разрекламированный "Первым каналом", кажется, разочаровал всех: как простых зрителей (судя по отзывам в интернете и невысокой доле просмотра первых серий), так и просвещенную публику. Удивительно, впрочем, другое: чем были вызваны завышенные ожидания?


Алена Солнцева


Фильмы "Цирк", "Веселые ребята", "Весна" и "Волга-Волга", конечно, всем с детства известны, но биография первой и последней советской дивы — Любови Орловой никогда не была предметом настоящего народного интереса (возможно, долгая жизнь и творческое фиаско в финале отчасти тому причиной).

Имена авторов сценария тоже не обещали прорыва. Анна Берсенева, доцент Литературного института и автор двух десятков любовных романов, вместе с мужем, детским писателем Владимиром Сотниковым, уже сочиняли сериалы, например, пресловутую "Вангелию", так что уровень был ясен. Под легким пером этого творческого дуэта произошло именно то, что должно было произойти,— история двух незаурядных людей, живших во времена поистине бурные, исторические, превратилась в обычную мелодраму, любовный многоугольник с банальными мотивировками, неизбежными для любого массового чтива.

Что касается постановщика сериала, режиссера и сценариста Виталия Москаленко, то его прошлое гарантировало стабильный средний уровень, на котором Монбланом возвышается давний фильм "Ширли-мырли", снятый Владимиром Меньшовым по его сценарию (тоже, между нами, не шедевр).

Но самым обидным просчетом стало назначение на роль Любови Орловой актрисы Олеси Судзиловской. Конечно, она привлекательная женщина, но, увы, грим и парики в отечественных сериалах могут испортить и не такую внешность. А тут еще возникла необходимость добиться портретного сходства, так что грима и париков потребовалось много: как же — "полнота средняя, сексапил номер четыре, такие губы сейчас не носят". В результате актриса оказывается в труднейшем положении: ей приходится все время контролировать внешность, а роли нет, характер не выстроен, короткие эпизоды требуют сразу выдавать результат и помощи ждать неоткуда — ни атмосферы, ни стиля, ни даже музыки. В конечном итоге с некоторой натяжкой можно признать, что Судзиловская изображает некий дружеский шарж на Людмилу Гурченко, но никакой Орловой тут и не пахнет.

Хуже всего с показом процесса съемок всем известных фильмов. Для этого режиссер взял оригинальные сцены фильмов, правда, весело раскрашенные умельцами до яркости рекламных открыток, и попытался скопировать их витальность и обаяние. Про "Броненосца "Потемкина"" и говорить нечего — Эйзенштейн знал секрет монтажа. Но и драйв оригинальных "Веселых ребят" убивает их цветную сериальную копию наповал.

Как представляется, авторов фильма посетила недурная мысль — превратить сериал о звездах советской комедии в монтаж аттракционов, в набор фарсовых номеров, разыгранных с размашистой грубостью балагана. Если бы это решение им удалось провести последовательно и талантливо на протяжении всего действия, то, возможно, это не приняла бы широкая публика, потому что она таких вещей не любит, но знатоки оценили бы жанровую смелость. Однако авторам не хватило размаха, хотя они старались: шаржировали героев своего байопика как могли. Живых людей там отыскать сложно, но налицо водевильные типажи (некоторые сыграны более удачно, например Виталий Хаев очень удачно "показал" Эйзенштейна, другие не слишком: Евгений Князев, сыгравший влюбленного Сталина).

Есть, правда, одно исключение: Анатолий Белый в роли Александрова. Вот у него, пожалуй, получилось через буффонаду, через эксцентрику и карикатуру намекнуть на развитие характера. Он единственный, кто в первых сериях фильма держит задачу, показывая, как веселого Арлекина жизнь превращает в грустного Пьеро. В нем есть второй план — за легким, радостным, всегда готовым к смеху, к импровизации, к эксперименту шутником и красавцем уже в начальных сериях просвечивает горестное недоумение человека, начинающего догадываться о цене своих удач, но прогоняющего это предчувствие.

Неважно, что все обстоятельства жизни реального Александрова, как, впрочем, и других прототипов сериальных персонажей, своевольно изменены в угоду законам мелодрамы. Забудем о реальном времени, о том, что и как происходило тогда в кино, в истории страны. Останемся в балагане. И тогда станет понятно, что Белому удается создать живой образ, пусть только отдаленно соответствующий портрету известного советского комедиографа. Конечно, сценаристы и его поставили в сложное положение, заставив бесконечно повторять монотонные перепалки с ревнивой, но неверной первой женой, отношения с которой картина так, по сути, и не объясняет. Но, в конце концов, не хотите же вы, чтобы на "Первом канале", в прайм-тайм нам рассказывали о гипотетических, и к тому же не подтвержденных, гомосексуальных наклонностях режиссера? Или, например, загрузили бы зрителей историей реального Андрея Берзина, первого мужа Орловой, вовсе не красного командира, а агронома из Наркомата земледелия, скорее всего эсера, арестованного по делу так называемой Трудовой крестьянской партии. Их всех репрессировали как раз перед началом истребления крестьянства, запланированного тем самым Иосифом Сталиным, который в сериале изображен влюбленным пожилым джентльменом. Кстати, Орлова познакомилась с Берзиным, уже будучи актрисой, а вовсе не молочницей с крынкой молока, и замуж вышла не ради спасения овдовевшей матери и сестры, а, судя по всему, по любви и с благословения обоих родителей. Но сценарные вольности для большинства российских сериалов необходимы, потому что цель у них вовсе не показать, пусть в яркой и занимательной форме, реальную историю страны и живших в ней людей, для чего были бы нужны конкретные детали и уникальные подробности. Главное для этого жанра — свести реальность к знакомым сюжетным и психологическим штампам, которые уж точно никак не потревожат душевное равновесие зрителей. Поэтому все должно быть как можно проще и понятней. Если Сталин — то в усах и с трубкой. Если Горький — то окать он обязан и там, где под ударением будет "а". Эпоха создается, как лунная ночь у писателя Тригорина из "Чайки", двумя-тремя штрихами, причем во всех сериалах одними и теми же: машины "эмки", белые брюки.

Это все отнюдь не специфические особенности "Орловой и Александрова", напротив, просто родовые особенности отечественных сериалов полностью перекочевали в новую постановку. Поэтому не удивлюсь, если постепенно зритель подтянется и к 15-16-й серии любовная история двух талантливых артистов, ставших самыми удачливыми карьеристами сталинской эпохи, займет свое место в топе популярных программ. Наряду с трансляцией концерта на Васильевском спуске.

Комментарии
Профиль пользователя