Коротко


Подробно

Страна Наири

 
       Процесс над террористами, расстрелявшими парламент Армении, идет своим ходом, не вызывая повышенного интереса средств массовой информации. Однако сейчас он снова может оказаться в центре внимания. Потому что главарь террористов способен вновь, как и полтора года назад, сорвать процесс карабахского урегулирования.

Теракт
       27 октября 1999 года в 17.15 по местному времени в прямом эфире Национального радио Армении, транслировавшего сессию парламента, раздались автоматные очереди. Страна узнала шокирующую новость — в зал заседаний парламента ворвались террористы. В течение нескольких минут были убиты восемь человек, включая премьер-министра, спикера и обоих вице-спикеров. Парламент и кабинет министров почти в полном составе оказались в заложниках. Главарь террористов Наири Унанян потребовал встречи с президентом и организации своего выступления по телевидению.
       Переговоры шли всю ночь. В 10.00 28 октября Наири Унанян сделал телезаявление. Через полчаса бандиты сдались.
       Началось следствие — и спекуляции вокруг него. Первая неофициальная версия случившегося — теракт организован спецслужбами стран, имеющих жизненные интересы в регионе. В качестве таковых назывались США и Россия.
       Основания для возникновения этой версии были. К осени 1999 года возобновился процесс карабахского урегулирования, замерший после отставки первого президента Армении Левона Тер-Петросяна в феврале 1998 года. Состоялись прямые контакты президентов Армении и Азербайджана, регион один за другим посещали эмиссары США, Франции и РФ (стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию).
       В ноябре в Стамбуле должен был состояться саммит ОБСЕ, и на нем главы Армении и Азербайджана намеревались подписать некий документ. Одним из предложений посредников по решению карабахской проблемы являлся вариант территориального обмена, согласно которому Азербайджан уступал Армении Лачинский коридор, соединяющий ее с Нагорным Карабахом, а взамен получал часть территории Мегринского района, создающую такой же коридор в Нахичевань. Этот вариант вызвал активное неприятие большинства армянских политиков. Особенно активно против него выступали премьер Вазген Саркисян и спикер Карен Демирчян.
       Утром 27 октября 1999 года в Ереване ожидали замгоссекретаря США Строуба Тэлботта, который должен был прибыть из Баку. Самолет Тэлботта опоздал на три часа, что, однако, не отразилось на программе визита — она была выполнена полностью. Последняя встреча Тэлботта в Ереване была с Вазгеном Саркисяном. В ходе переговоров обсуждался вариант территориального обмена. По свидетельству очевидцев, премьер жестко заявил о неприемлемости этого варианта. После встречи самолет Тэлботта взял курс на Тбилиси, а премьер отправился на заседание правительства. Замгоссекретаря США узнал о теракте в воздухе и, развернув самолет, отправился в Анкару, где находится базовое в регионе американское посольство.
       В те же часы из Воронежа в Ереван вылетел отряд российской "Альфы". Всю ночь "Альфа" в ожидании штурма дежурила в здании парламента вместе с армянским спецназом "Черные береты".
       На саммите ОБСЕ в Стамбуле ничего подписано не было.
       Однако версия иностранного заговора не была единственной. Еще в ночь после теракта стали усиленно распространяться слухи, что главой заговора и инициатором убийства лидеров правящего блока является президент Армении Роберт Кочарян.
       И для этих слухов были основания. К концу 1999 года стало ясно, что президент Кочарян постепенно теряет власть. На майских выборах 1999 года в парламент безоговорочную победу одержал блок "Миаснутюн" ("Единство"), основу которого составляли две самые могущественные партии — Республиканская партия Армении (РПА) во главе с министром обороны Вазгеном Саркисяном и Народная партия Армении (НПА), созданная бывшим первым секретарем ЦК Компартии Армянской ССР Кареном Демирчяном.
       Лидеры "Миаснутюн" поделили между собой посты председателей национального собрания и правительства. Спикером, заняв привычное кресло в здании бывшего республиканского ЦК, стал Карен Демирчян, пост премьера достался его младшему (по возрасту) партнеру Вазгену Саркисяну. Фактически Арменией начал управлять триумвират Кочарян--Демирчян--Саркисян, при этом роль президента в решении многих вопросов не была решающей. Уже летом 1999 года в кругах, близких к высшему руководству республики, заговорили о необходимости конституционных изменений. Предполагалось, что либо пост президента будет упразднен, либо его функции сведутся к представительским, а Армения станет парламентской республикой, где победившая партия или альянс будут формировать правительство.
       Теракт, в результате которого блок "Миаснутюн" лишился обоих лидеров, изменил ситуацию.
       
Предварительное следствие
 
       Уже в ночь после теракта власть в "Миаснутюне" фактически перешла к союзу ветеранов карабахской войны "Еркрапа" — радикальному крылу РПА под руководством министра-координатора производственных инфраструктур Ваана Ширханяна и генерал-майора Манвела Григоряна. Партнер РПА по блоку — Народная партия Армении, лишившись своих лидеров (спикер Карен Демирчян и вице-спикер Рубен Мироян убиты, глава комитета по внешним связям Армен Хачатрян тяжело ранен), от управления отошла.
       Развив бурную деятельность, "Еркрапа" с первых минут поставила следствие под свой контроль. Под ее давлением генпрокурор Армении поручил вести расследование военному прокурору Гагику Джангиряну, находящемуся в близких отношениях с семьей погибшего премьера.
       Группа Ваана Ширханяна вместе с министром обороны Вагаршаком Арутюняном еще ночью, во время переговоров с террористами, предъявили президенту ультиматум, потребовав для себя высших руководящих постов. Намного позже, уже в этом году, перед поездкой на переговоры в Ки-Уэст (США, штат Флорида), президент Кочарян назвал этот ультиматум "попыткой госпереворота".
       Тем не менее в октябре--ноябре 1999 года Роберт Кочарян под давлением группы Ширханяна был вынужден отправить в отставку своих сторонников — глав МВД и миннацбезопасности Сурена Абрамяна и Сержа Саркисяна. Премьером был назначен Арам Саркисян, младший брат погибшего Вазгена Саркисяна. Но фактическим главой правительства стал исполняющий функции вице-премьера Ваан Ширханян. В начале ноября был назначен и новый генпрокурор Борис Назарян, сторонник "Еркрапы".
       Буквально сразу после назначения Арама Саркисяна премьером в следствии по делу о теракте произошел резкий поворот. По свидетельству самого Наири Унаняна, с ноября 1999 года к нему начали применяться меры психологического, физического и медикаментозного воздействия с целью получить показания о причастности к теракту ближайшего окружения президента Армении и противников "Еркрапы".
       На основании этих показаний уже 9 ноября был арестован депутат национального собрания Мушег Мовсисян, которого днем позже деморализованный парламент почти единогласно лишил депутатской неприкосновенности и передал в руки следствия. 16 декабря были арестованы советник президента Алексан Арутюнян, а затем еще ряд сторонников Роберта Кочаряна. В адрес самого президента прозвучали практически открытые обвинения в причастности к теракту.
       В нарушение норм следствия глава следственной группы военный прокурор Гагик Джангирян провел несколько пресс-конференций, в которых приняли участие премьер Арам Саркисян, Ваан Ширханян, сын погибшего спикера Степан Демирчян и ряд других высокопоставленных политиков. На пресс-конференциях не стеснялись в обвинениях в адрес президента и его сторонников.
       Однако постепенно, используя ошибки своих оппонентов, президент к весне 2000 года установил контроль над ситуацией. Он назначил на высокие должности нескольких генералов, бывших полевых командиров, командующих лично преданными им воинскими подразделениями, и тем самым заручился их поддержкой на случай перехода внутриполитического противостояния в стадию боевых действий. Этим он резко ограничил свободу маневра своим противникам.
       Команда Арама Саркисяна и Ваана Ширханяна так и не смогла взять под контроль развитие кризисных процессов в экономике. Следствие о теракте в парламенте зашло в тупик. За полгода не было получено никаких обличающих сведений ни против советника президента, ни против других политических фигур, проходящих по делу. В результате в середине апреля суд первой инстанции отказал прокуратуре в продлении срока содержания под стражей Алексана Арутюняна. Советник президента вышел на свободу, а вслед за ним были отпущены депутат Мушег Мовсисян и замдиректора Национального телевидения Арутюн Арутюнян, также арестованные на основании показаний Наири Унаняна.
       К концу апреля правительство Арама Саркисяна оказалось на грани отставки. Спекуляции на тему следствия были прекращены президентом, запретившим военному прокурору и его подчиненным участвовать в парламентских слушаниях по делу, инициированных фракцией "Миаснутюн". Возмущенные парламентарии попытались инициировать процедуру импичмента президента, однако испугались возможного роспуска парламента.
       На следующий день после парламентского скандала последовал визит премьера Арама Саркисяна и министра обороны Вагаршака Арутюняна в Москву. Антипрезидентские силы попытались разыграть свой последний козырь — заявив о своей пророссийской позиции, заручиться поддержкой Москвы в противостоянии с президентом.
       Но несмотря на то что делегация во главе с Арамом Саркисяном была принята в России на самом высоком уровне, "Еркрапа" проиграла. Буквально на следующий день после возвращения делегации из Москвы премьер и министр обороны указом президента были отправлены в отставку.
       Из нового кабинета были удалены почти все противники президента, а пост министра обороны получил его сторонник Серж Саркисян. К концу мая 2000 года передел власти и двоевластие в Армении закончились. Роберт Кочарян полностью контролировал обстановку и начал диктовать правила игры. Монолитный блок "Миаснутюн" стал расползаться и к середине лета представлял собой довольно аморфную массу, которая уже не могла выработать единую позицию ни по одному принципиальному вопросу.
       
Следствие
 
       В первой половине июля было наконец объявлено о завершении предварительного следствия по делу о теракте в парламенте. При этом дело о возможных заказчиках теракта было выделено в отдельное производство и до сих пор не завершено. Тем самым президент Кочарян фактически взял под прицел всех своих противников, которые теперь в любой момент могут быть объявлены соучастниками преступления.
       Напряженность в Армении снова стала возрастать в канун годовщины теракта. Сторонники "Еркрапы" планировали массовые антипрезидентские выступления, которые, по их мнению, должны были привести к отставке Роберта Кочаряна. Но самым массовым оказался демарш, организованный 30 октября российским бизнесменом Аркадием Вартаняном. Митинг, состоявшийся на площади Свободы, перерос в несанкционированное шествие к президентскому дворцу, где разгоряченная толпа потребовала немедленной отставки президента и призывала к свержению существующей в Армении власти.
       В тот же день Аркадий Вартанян был арестован за нарушение общественного порядка. МНБ возбудило против него уголовное дело по обвинению в призывах к насильственной смене власти. Аркадий Вартанян провел в заключении всю зиму и был выпущен на свободу "по состоянию здоровья". Дело в отношении него было приостановлено, и Вартанян покинул Ереван "для лечения". Весь пар оппозиционеров ушел в свисток.
       В течение нынешней зимы за счет дезинтеграционных процессов, начавшихся почти во всех ведущих политических партиях, власть президентской команды еще больше укрепилась. В парламенте наблюдался процесс возникновения и распада мелких депутатских объединений (из 3-10 человек), пытающихся повыгоднее продать свои голоса хоть кому-нибудь.
       Таким образом, к весне 2001 года в Армении практически сложилась президентская республика при ограниченных политических возможностях правительства и ничего не решающем парламенте. Эта ситуация позволила властям, не опасаясь серьезных массовых выступлений, назначить начало процесса над группой Наири Унаняна на 15 февраля.
       
Процесс
       Процесс начался и почти сразу стал рутинным. Надежды антипрезидентских сил на скандальность и громкие разоблачения пока не оправдываются.
       Чуть раньше возобновился другой процесс — карабахского урегулирования, практически замерший после теракта. В 2000 году Гейдар Алиев и Роберт Кочарян встречались лишь в рамках саммитов СНГ (в январе в Москве и в июле в Минске) и ограничивались дежурными фразами о "приверженности мирному процессу". В 2001 году переговоры возобновились. В качестве посредников выступили уже не чиновники Минской группы ОБСЕ, а первые лица Запада. В конце января в Париже президент Франции Жак Ширак организовал встречу глав Армении и Азербайджана. 3-5 марта прошел второй раунд переговоров.
       Затем в игру вступил Белый дом. С 3 по 7 апреля в Ки-Уэсте при посредничестве госсекретаря США Колина Пауэлла прошли интенсивные переговоры по новой схеме. Гейдар Алиев и Роберт Кочарян общались не напрямую, а с американскими посредниками. По итогам переговоров посредники заявили об обнадеживающих результатах.
       На следующем туре переговоров, который предварительно назначен на середину июня в Женеве, ожидается подписание протокола о принципах урегулирования карабахского конфликта, а к концу года посредники обещают подписание мирного договора. И снова речь идет о некоем варианте территориального обмена — открытии коридоров, связывающих Ереван с Нагорным Карабахом, а Баку с Нахичеванью.
       В третий раз — после отставки президента Армении Левона Тер-Петросяна и теракта в армянском парламенте — стороны приблизились к подписанию мирного соглашения. И вроде бы облаков на горизонте нет.
       Если не считать, конечно, рутинного процесса над группой Наири Унаняна. Во-первых, до сих пор не закрыто дело о возможных заказчиках преступления, и в любой момент в числе подозреваемых и обвиняемых может оказаться кто угодно. А во-вторых, сам Наири Унанян может сделать заявление в ходе процесса, способное сломать не только жизнь и карьеру любого, но и взорвать ситуацию в стране.
       Главный террорист Армении до сих пор держит ее под прицелом.
       ОЛЕГ МАКСИМЕНКО
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 29.05.2001, стр. 34
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение