Коротко


Подробно

3

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Учить по-русски

Что изменилось в крымских школах и вузах после присоединения полуострова к России

Крымские школьники больше не учат украинский язык, вузы полуострова не получают европейские гранты, студентам преподают с нуля историю России. Полина Никольская выяснила, как теперь выглядит путь крымчанина от получения аттестата до вручения диплома.


Как уходил украинский язык


Осенью часть крымских учителей фактически сменили специальность: вместо украинского языка и литературы или истории Украины они стали вести русский язык и литературу или историю России. Каникул у них не было, все лето преподаватели провели на курсах повышения квалификации. Министр образования Республики Крым (Севастополь — отдельный субъект РФ) Наталья Гончарова говорит, что "70% учителей украинского языка получали диплом до 1991 года, в свое время, 23 года назад, точно так же их просто переучили на предмет "украинский язык"". Сложнее всего пришлось детям, которые учились только на украинском, слушали на нем все предметы, таким как ученики симферопольской Украинской гимназии. Русский язык в ней изучали только по желанию. По оценкам нынешнего директора школы Валентины Лаврик, на "кружки" по русскому ходили всего около 20 человек.

Украинская гимназия начала работать в Крыму в 1997 году, в 2004-м для нее построили большое современное здание, ленточку перед входом перерезал лично бывший президент Украины Леонид Кучма. На школу с двумя бассейнами, тремя спортзалами, зимним садом и комнатами с кроватями для отдыха учеников младших классов засматривались почти все родители Симферополя. Перемены в гимназии начались сразу после того, как Крым стал Россией. Уволили бессменного директора Наталью Руденко (в министерстве образования Крыма не пояснили, почему решили ее сменить). Она выросла и получила образование в Херсонской области и в своих интервью жаловалась, что в Крыму мало говорят на государственном языке, а учителя рассказывают антиукраинские анекдоты. В конце мая 2014 года на последнем звонке в школе играл уже гимн России, а некоторые выпускники, 11 лет слушавшие по утрам перед занятиями "Ще не вмерла Україна", давали негодующие интервью украинским СМИ о смене власти в школе и в Крыму.

В апреле прошлого года родительские собрания в гимназии превращались в митинги, на которых решали, все-таки на каком языке будут учиться дети. Одни кричали в микрофон, что надо сохранить традиции и украинскую самобытность, другие спрашивали, куда же теперь школьники будут поступать без русского. Победили последние. Повлияло выступление на одном из собраний в апреле министра Гончаровой. Она объяснила, что по российскому закону дети республик России могут учиться на родном языке до десятого класса, но старшеклассники — только на русском. Русский язык остается обязательным экзаменом для получения аттестата. В оставшиеся до конца учебного года недели родители проголосовали, в каком классе — украинском или русском — они бы хотели увидеть своего ребенка. Сейчас в школе из 986 учеников уроки на украинском слушает 143. Всего в республике в классах с "украинским языком" учатся 1990 детей из почти 215 тысяч. Украинская гимназия теперь называется Симферопольской академической гимназией. У входа в кабинет нового директора Валентины Лаврик висит распечатка п. 1 ст. 10 новой конституции Крыма: "Государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки".

По разным причинам после весенних событий из школы уволилось около 10% преподавателей, говорит Лаврик. "Приблизительно 50 детей уехали на Украину, но к нам приехало много детей из России этим летом и беженцы с юго-востока Украины",— добавляет она. Родители считают, что на самом деле уехавших больше. Мать одного из учеников (родители просят не называть их фамилии) рассказала, что только в их классе на Украину уехало больше десяти детей, а пришло 16 "новичков". "Дети воспитывались в духе украинской традиции и семьи, им прививалась любовь к родине и своему народу. В эту школу шли те дети, родители которых видели их будущее в вузах Украины. Поэтому когда школа перешла на русский язык обучения и утратила свой формат, многие родители забрали своих детей",— объясняет она. По ее словам, в украинские классы при "изменившейся конъюнктуре" отдали детей родители, которые "не могут принять в сердце и душе переход гимназии на русский язык и хотят в будущем уехать на "материк" (так крымчане называют Украину.— "Власть") и продолжать обучение там". По словам Лаврик, в конце этого учебного года родителей снова спросят, в каком классе они хотели бы видеть детей. "На каком языке родители хотят, чтобы их ребенок учился, на таком и будет организовано обучение, если позволят кадры и материально-техническая база".

По российскому закону дети республик РФ могут учиться на родном языке до десятого класса, но старшеклассники — только на русском

Большинство школьников продолжают изучать украинский как иностранный. "Нам сказали, что обучение на украинском языке будет возможно только до десятого класса, а потом только на русском. Поэтому родители, которые были за украинское обучение, согласились на русскоязычное, но с изучением украинского языка и литературы",— рассказывает один из родителей. "Примерно 80% родителей хотели оставить украинский, все-таки это наш родной язык",— вторит мать другого ученика. Министр Гончарова заявляет, что сейчас в Республике Крым украинский язык учат 39 150 детей — примерно 18,2% всех учеников. Он стоит в расписании детей Симферопольской академической гимназии один раз в неделю, а украинская литература — раз в две недели. При этом в старших классах украинскую литературу не изучают совсем. Французский и немецкий языки остались только в профильных 10-м и 11-м классах: новый родительский комитет решил, что все внимание детей надо переключить на русский, по которому школьникам сдавать ГИА и ЕГЭ. Кроме того, с немецким, французским и дополнительными часами украинского языка в расписании пришлось бы делать "шестидневку", а родители были против.

В российском образовательном законодательстве есть понятие "региональный компонент". Это дополнительные часы, которые школы субъектов РФ могут заполнить на свое усмотрение: дать ученикам историю, язык их родного края, рассказать о народах республики. Региональные часы в Симферопольской академической гимназии отдали не только украинскому и крымско-татарскому, но и русскому языку и математике, без которых не получишь аттестат. "Дети, которые раньше не учили русский язык, должны знать его на уровне учеников других субъектов РФ",— объясняет директор. "Самое сложное для наших детей, орфографию, мы повторяем на каждом уроке русского языка. Пишем словарный диктант или проводим орфографическую пятиминутку",— говорит Людмила Оскома, преподающая в гимназии и украинский, и русский языки. Дети теперь видят "русский язык" в расписании почти каждый день, профильные гуманитарные классы, например, занимаются им шесть часов в неделю. Школьники вспоминают, что сначала было "очень страшно", особенно тяжело дались два правила: "и" — "ы" после "ц" и — -тся/-ться в русских глаголах. "Если есть хорошая база знаний по украинскому языку, то все достаточно легко перевести, главное — дать детям терминологию. Когда пишешь на доске "Местоимение — это часть речи", то они удивляются. Когда говоришь: "Не переживайте, дети, "местоимение" это "займенник", то они начинают вспоминать",— объясняет Оскома.

"Переход на русский язык обучения дети восприняли по-разному. Для семей, использующих его в быту, конечно, учиться стало проще,— рассказывает один из родителей.— Но возникли разногласия между детьми, спровоцированные родителями. Дети и сейчас конфликтуют на национальной почве. Вот это на самом деле основная проблема школы на сегодняшний день — отсутствие единства, которое всегда в ней было. Я очень надеюсь, что со временем эта проблема уйдет". Если родители школьников из "украинских классов" собираются продолжать обучение на Украине, то некоторые обеспеченные матери и отцы из "русских классов" смотрят в сторону школ и вузов в других регионах России.

Директор гимназии Валентина Лаврик сама учитель украинского языка и литературы. По ее словам, нынешний переход на русский язык школы и вузы восприняли легче, чем после распада СССР переход с русского на украинский. Она вспоминает, что в Советском Союзе "украинский язык изучали те, кто хочет, группы были по шесть-восемь человек". После того как Украина стала независимой, его вводили постепенно. Сначала украинский нужен был, чтобы поступить в престижные вузы страны, потом в конце 1990-х стал обязательным в школах. Жительница Крыма Ольга Леонова, учившаяся в школе в годы перестройки, рассказывает, что украинский не изучала. Когда встал вопрос о поступлении, было ясно, что в ряд университетов Украины она попасть не сможет. Путаница в головах, как говорит Леонова, началась как раз у детей, родившихся в 1990-е годы: "Мой племянник 1993 года рождения жил в Николаеве. Его садик пришелся на конец 1990-х, воспитательница говорила на украинском языке, дома — по-русски. Когда ребенок пошел в школу, то у него возникли большие сложности, это был суржик. Он постоянно путал буквы". У детей самой Леоновой проблемы с языками были еще в прошлом году, дочь не смотрела украинские телеканалы, мало слышала украинскую речь и вставляла в сочинениях на украинском языке русские слова.

Как Россия и Украина боролись за крымских студентов


С 2008 года для поступления в любой вуз Украины обязательным стало Внешнее независимое оценивание (аналог российского ЕГЭ) по украинскому языку и литературе. Директор Лаврик вспоминает, что как раз тогда "факультет украинской филологии в Крыму набрал силу", появилось больше учителей государственного языка, которых до этого был дефицит. Сейчас происходит обратный процесс. В Республике Крым специалистов по украинской филологии готовят теперь только два вуза. В Таврическом национальном университете факультет украинской филологии стал кафедрой. По оценкам заведующей кафедрой Людмилы Савченко, в прошлом году на Украину уехало "около 30% студентов, 30-40% перешли на другое отделение". В Крымском государственном инженерно-педагогическом университете (КИПУ, создан крымскими татарами в 1993 году, по утверждению руководства, в нем учатся "50 на 50 татары и славяне") специалистом по украинской филологии можно стать теперь только на заочном отделении. Как говорит ректор вуза Февзи Якубов, на очное отделение "не дали бюджет". "Пока мы были в Украине, я все время воевал за то, чтобы у меня была специальность "русский язык". Я отстоял эту кафедру, и теперь она получает новый импульс. Во время этой приемной кампании я воюю уже за украинский,— рассказывает он.— Министерство говорит мне: "А кто будет изучать украинский язык?" Но мы же обозначили в своей конституции, что у нас три государственных языка, и мы должны создавать тех, кто будет этот язык генерировать. На волне разгоряченности я не смог добиться набора на очное изучение украинского языка, но в этом году я обязательно возьму очное отделение". В республиканском минобразования пояснили, что по различным специальностям "контрольные цифры приема определяются с учетом региональной и отраслевой потребности экономики в квалифицированных кадрах". В КИПУ дали бюджетные места по направлению "филология", а университет уже, заявили в министерстве, сам распределил их по таким специальностям, как русский, украинский, английский, немецкий, крымско-татарский, турецкий языки.

В прошлом году за абитуриентов и студентов Крыма боролись и Украина, и Россия. Студент одного из крымских университетов Максим считает, что до 2014 года "где-то 60% абитуриентов оставались в Крыму, 35% уезжали поступать на материковую Украину, оставшиеся 5% разъезжались кто куда, включая Россию". По оценкам министра образования республики Натальи Гончаровой, "за территорию Крыма больше 5% абитуриентов не уезжало". В этом году Украина предлагала студентам Крыма перевестись в ее вузы без потери формы обучения. Россия же выделила крымчанам 18 тыс. бесплатных мест. По словам Гончаровой, в этом году в Крыму было почти столько же выпускников. Поступали абитуриенты на льготных условиях, без ЕГЭ, представив вузу аттестат и сдав один профильный экзамен. "Только ленивый, наверное, выпускник 2014 года, который просто не встал с дивана и не собрал документы, не учится в вузе",— считает Гончарова. Крымчане, которые учились на "материковой" Украине, могли перевестись в крымские университеты и институты, представив академическую справку, а студенты, специализирующиеся на украинском языке, литературе и истории, без проблем переводились на соответствующие кафедры "русских" гуманитарных предметов.

Если при Украине студенты могли критиковать власть, то в данный момент абсолютно любые обсуждения политики среди студентов довольно агрессивно пресекаются администрацией вуза

ЕГЭ, который мог бы отпугнуть потенциальных абитуриентов, не имевших с ним до этого дела, жителям полуострова разрешено не сдавать и в 2015 году. Пока Минобрнауки России не объявило количество бюджетных мест в вузах для крымчан, но Гончарова надеется, что в этом году их будет также не намного меньше, чем выпускников, то есть примерно 16 тыс. Пока известно, что российские вузы за пределами полуострова выделят крымчанам 2-5% бюджетных мест. В 2014 году крымчанам в 295 учебных заведениях России за пределами Крыма выделили 6 тыс. бюджетных мест, но заняли их только 1,4 тыс. абитуриентов полуострова (оставшиеся места распределили между другими абитуриентами регионов). Конкурс же в крымские вузы в 2014-м по сравнению с прошлыми годами, как говорят преподаватели, был в два-три раза больше обычного. "В филиале МГУ в Севастополе на десять бюджетных мест основного конкурса на историю было 27 заявлений, а на три места для крымчан вне общих экзаменов — 17 заявлений. В прошлые годы мы радовались конкурсу два человека на место,— рассказывает доцент кафедры истории международных отношений филиала МГУ в Севастополе Вадим Хапаев.— В этом году севастопольские вузы поняли, сколько же крымчан за последние годы уезжали учиться в вузы Украины. Филиал МГУ в этом году принял по переводу до 200 человек из Киевского, Днепропетровского, Харьковского университетов и так далее". Министр Гончарова будет настаивать на том, чтобы льготы для крымчан сохранялись минимум еще год, потому что нынешние десятиклассники "все-таки еще продукт украинского образования".

По оценкам Гончаровой, на Украину после присоединения Крыма уехали где-то 8% студентов. "Весенние дни прошлого года были достаточно эмоционально напряженными внутри студенческих коллективов",— вспоминает Хапаев. Помимо филиала МГУ он преподает в Севастопольском городском гуманитарном университете, "где дети разделились на сторонников и противников "русской весны"". "Среди противников в небольшом количестве были севастопольские дети, в основном же — дети с "материка", и часть из них уехала. По моим оценкам, это не больше 10-20% в пределах разных специальностей",— рассказывает он. Одна из сотрудниц Таврического национального университета весной с сожалением поняла: "За двадцать лет мы вырастили поколение украинцев — крымчан и севастопольцев, уехавших на "материк"". По ее мнению, нового оттока молодых людей из Крыма не будет: все определились с выбором страны. Студенты в отличие от чиновников и преподавателей полагают, что России еще придется бороться за умы крымчан. Студентов волнуют практические вещи. "За четыре месяца первого семестра нам нужно было выбросить из головы всю украинскую историю. Не очень легко было сдавать экзамен и рассказывать про Ивана Грозного, когда в школе ты вместо этого учил Богдана Хмельницкого",— жалуется студент Максим. Студенты и учителя рассказывают, что уровень знаний истории России у крымских школьников зависел от учителя. В Севастополе, например, на ней акцентировали особое внимание, объясняя это важностью истории России как братской соседской страны. "В моей школе мы проходили ее в рамках предмета "История Украины", когда тот затрагивал те или иные взаимодействия Украины с Россией, и в рамках предмета "Всемирная история" как историю любой другой страны вроде Индии, Китая или Франции,— вспоминает Максим.— Даже, наоборот, мы в той или иной мере рассматривали на уроках российскую сторону как угнетателя, будь то во времена казачества, имперских циркуляров и гонения на украинский язык или во времена Советов с голодомором и большими потерями украинского народа в Великой Отечественной". Кроме того, студентов раздражает возросшее влияние политики на жизнь их вузов. "Я учился ранее в других вузах Украины, и такого явления не наблюдал даже при массовой пропаганде "Партии регионов". Например, в самом начале этого учебного года студентов нашего университета добровольно-принудительно обязали явиться на "встречу Константинова (председатель Государственного совета Республики Крым.— "Власть") со студентами первых курсов" для создания массовки и за неповиновение угрожали лишением стипендии. Если при Украине студенты могли довольно свободно обсуждать политику и даже критиковать власть, то в данный момент абсолютно любые обсуждения политики среди студентов довольно агрессивно пресекаются администрацией вуза",— рассказывает учащийся Крымского гуманитарного университета Ялты. Один из сотрудников Крымского государственного инженерно-педагогического университета также рассказал, что "по просьбе администрации" студентов снимали с занятий для участия в мероприятии "Единой России".

Куда пойти учиться в Крыму


Больше всего студентов среди крымских вузов потерял Севастопольский национальный университет ядерной промышленности и энергетики, на протяжении всей своей истории зависевший от политических и внешнеполитических событий. Его заложили в 1915 году для сына Николая II Алексея, которому нужно было военное образование, но из-за проблем со здоровьем не подходил северный климат, рассказывает доцент кафедры истории международных отношений филиала МГУ в Севастополе Хапаев. При белогвардейцах здесь был кадетский корпус, а после Второй мировой войны — Севастопольское высшее военно-морское училище, готовившее кадры для атомного флота Союза, а после распада ставшее гражданским вузом Украины. Значительная часть его студентов была "целевиками" — их обучение оплачивали предприятия ядерно-топливного цикла и атомные станции Украины. По словам нынешнего и. о. ректора Владимира Кирияченко, у университета есть 43 программы повышения квалификации для специалистов атомных станций, на которых до 2014 года он зарабатывал "неплохие деньги". Очередную смену власти вуз снова пережил болезненно. В конце марта 2014 года часть студентов при спуске флага Украины пели государственный гимн, а при подъеме российского демонстративно ушли. По словам Кирияченко, из университета после присоединения уехало больше половины учащихся: около 1700 студентов, большинство из которых были как раз целевиками. "От нас уходили дети с первого, второго, третьего курсов, доучивался фактически только четвертый и пятый курс (на пятом по специальности "атомная энергетика" учатся всего шесть человек). Всем украинцам дали целенаправленное указание уехать на "материк" и поступить в другие вузы Украины, сказали, что российские дипломы будут недействительны",— рассказывает он. Пришлось уволить 280 сотрудников, профессорско-преподавательскому составу сократили ставки. На территории вуза есть ядерный реактор, который, по словам ректора, в настоящий момент "притушен". По сообщениям местных информагентств, руководство университета заявило, что на получение лицензии на его использование в РФ требуется 19 млн руб.

Диплом этого вуза крымские студенты больше не получат: ядерный институт вместе с восемью другими вузами вошел в состав Севастопольского государственного университета (СГУ). Второй крупный университет полуострова — Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского (КФУ) — создан в Симферополе из семи вузов (в том числе Таврического национального университета), нескольких колледжей, филиалов и научных организаций. На полуострове закрылась большая часть частных институтов (в Республике Крым, по словам министра Гончаровой, из 20 осталось только четыре) и филиалы украинских вузов. По словам министра образования России Дмитрия Ливанова, два сильных вуза "будут полностью реализовывать потребность в высококвалифицированных кадрах для социально-экономического развития Крымского федерального округа".

В два новых вуза вошли совершенно разные университеты, институты и колледжи. В СГУ, например, теперь входят ядерный, гуманитарный университеты и морской колледж; а в КФУ — медицинский, экономический и аграрный институты. КФУ до 2020 года из российского бюджета выделяется 7 млрд руб., СГУ — 2,5 млрд. На строительство новых общежитий и лабораторий двух новых вузов выделены также деньги из федеральной целевой программы "Социально-экономическое развитие Республики Крым и Севастополя до 2020 года".

Вузы только созданы, и ректоры пока не говорят о конкретных планах по их развитию. Ректор КФУ Сергей Донич, бывший вице-премьер республики, награжденный медалью "За возвращение Крыма", обещает создать новые научные центры и выдать стипендию имени Вернадского особо талантливым студентам. Новый ректор СГУ Валерий Кошкин собирается сделать у главного здания вуза красивый вход с велодорожками вокруг, подать заявки на участие в программе "Единой России" "500 бассейнов", построить новые общежития.

КФУ потерял иностранных студентов. Больше всего их училось в Крымском государственном медицинском университете, вошедшем в его состав. По данным ректора Донича, вуз готовил будущих медиков из Нигерии, Кении, Индии, Шри-Ланки, Иордании и других стран. Студенты боялись, что крымский диплом российского образца не будет признаваться за рубежом, поэтому "уехали или перевелись во Львов или Ивано-Франковск, произнося эту чушь об аннексии", говорит ректор. По его словам, пока это 450 человек из 2,5 тысяч.

"На поступлении объединение вузов особо не сказалось. Сейчас, у кого есть возможность, будут пытаться уехать с полуострова, так как вся официальность дипломов под вопросом",— рассказывает студент одного из объединившихся севастопольских университетов. "Что будет давать российский диплом сейчас, непонятно. С одной стороны, если в планах жить в России или в Крыму, то страхов, конечно, нет. А если есть желание уехать на работу в Европу, то, возможно, будет то же самое, что с крымскими загранпаспортами: наш диплом не будут признавать никак",— считает студентка бывшего Таврического национального университета. Впрочем, и до присоединения Крыма дипломы большинства постсоветских республик требовалось легализовать на Западе через сложную процедуру нострификации. Острее непризнания дипломов Европой для многих студентов до сих стоит проблема непризнания крымских дипломов Украиной. "В этом году дипломы выдавались российского образца, и не наша это вина, что Украина эти дипломы не признавала. Девчонки, мои дипломницы с юга Украины, просто рыдали, потому что непонятно было, что они получили. И пять лет отучились, и дипломы их не признаются. Я думаю, что со временем все утрясется",— рассказывает доцент геологического факультета КФУ Сергей Киселев.

У кого есть возможность, будут пытаться уехать с полуострова, так как вся официальность дипломов под вопросом

Вузы и научные организации полуострова не могут опубликовать свои статьи в научных западных журналах. По словам ректора КФУ Донича, его университету в этом "пока вежливо отказывают". "Но у нас есть соглашение с другими российскими вузами, я не буду сейчас называть с какими, через которые мы можем проводить эти статьи",— говорит он. Сотрудники Морского гидрофизического института в Севастополе, который должен перейти в юрисдикцию РАН, также сказали, что пока публикуют свои исследования в зарубежных журналах через другие российские организации. Потеряны западные гранты и европейские программы сотрудничества. Как рассказала декан факультета славянской филологии и журналистики КФУ Галина Богданович, факультет (входя тогда в состав Таврического национального университета) получил восемь лет назад технику для обучения теле- и радиожурналистов за счет грантового проекта, который курировала британская BBC. В 2012 году факультет получил грант Евросоюза. Помимо стажировки за рубежом преподавателей и лучших студентов факультет в 2014-м за счет этих средств планировал снова обновить оборудование. "Проект должен был закончиться в 2015 году, но нас оттуда исключили,— говорит Богданович.— Все вузы-участники получили очень серьезную технику, а наша техника приехала на Украину в Ивано-Франковск и там осталась. Это как раз пришлось на март 2014 года". "Таврический университет раньше имел хорошие контакты с Европой, в частности наш философский факультет — с Италией,— рассказывает одна из студенток.— Наши ребята ездили по обмену в Рим. В общем, были большие связи с европейскими университетами, сейчас все это кануло в Лету". И. о. ректора Севастопольского национального университета ядерной промышленности и энергетики Владимир Кирияченко вспоминает, что вуз тесно сотрудничал с Международным агентством по атомной энергии, которое оказывало институту "колоссальную помощь": "За их деньги было создано четыре лаборатории. Мы сотрудничали с Китаем, Японией, Южной Кореей, сейчас это приостановлено из-за санкций. Если даже российские предприятия с осторожностью смотрят на нас, что же говорить о европейских организациях? Если российская фирма работает с Европой, условно говоря, она не будет работать с Севастополем и Крымом". Руководство вуза, чтобы разрешить эту ситуацию, провело встречи с главой Росатома Сергеем Кириенко и генеральным директором концерна "Росэнергоатом" Евгением Романовым, специалисты вуза начали выезжать на российские атомные станции и приглашать на обучение сотрудников.

Доценту геологического факультета бывшего Таврического, а теперь уже Крымского федерального университета Киселеву "приятно смотреть на патриотическую русскую прокачку, которая идет в школах". Недавно с внучкой по ее просьбе он "полночи пел гимн России". Но в бывшем Таврическом университете нет современных учебников, "лет 15 университет не выписывает современные научные журналы, на кафедре пользуемся картой Индии 1957 года". "У меня, конечно, лежат флешки в кармане, и я студентам все показываю,— рассуждает Киселев.— Но нынешнее поколение студентов, которое родилось на Украине, а будет жить в России, должно видеть, что Россия — это великая страна, где образование является одним из смыслов существования государства. Поэтому эти студенты на своей шкуре должны почувствовать, что такое забота страны о молодом поколении. Если Путин это декларирует, если Медведев это декларирует, то это должно быть на практике, а не гаснуть среди наших чиновников. На Украине была бедность и безысходность, а здесь была дана надежда".

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение