Коротко

Новости

Подробно

19

Фото: Anastasia Tsaider

Великолепная семерка

Современные женщины-фотографы

"Стиль. Подарки". Приложение от , стр. 56

Светлана Тэйлор


Их снимки входят в коллекции музеев, им устраивают выставки, их публикуют, их принимаются опекать и поддерживать грантами как в России, так и за ее пределами. В их работах больше вопросов, чем ответов, они не дают оценок происходящему, но все их усилия направлены на то, чтобы постичь жизнь, разобраться в реальности. Темы их фотографических исследований: коллективная память, понимание жизни страны, место человека в современном мире и пространстве, роль прошлого и предчувствие будущего. Руководитель факультета фотографии в Британской высшей школе дизайна и независимый куратор Светлана Тэйлор выбрала наиболее важных и заметных женщин в современной отечественной фотографии.

Соня Уайтсноу


Проект Sonia and Mark Whitesnow возник пять лет назад. В своих работах художники создают небывалое и прекрасное будущее. На фотографиях Уайтсноу — новые бессмертные, поколение сверхлюдей, это созвучно с мечтами современного общества о вечной молодости, идеальном теле и всеобщем благоденствии.

"Наша работа — реагировать на внешний мир. Для каждого проекта мы создаем свои сценарии, продумываем декорации и грим. Мы пришли к выводу, что именно фотография отражает нечто "подвизуальное": мы не знаем, что мы знаем,— рассказывает Соня.— Фототехнику Марк любит много больше, чем съемку, поэтому за нее отвечаю я. Он подарил мне удобную камеру, которая по виду похожа на классическую 35 мм, при этом является шедевром новых технологий. Мы и есть те, про которых говорил Гомер Симпсон: "Кто эти люди, которые носят одежду из прошлого и пользуются гаджетами будущего?"".

http://www.sonia-mark.com


Софья Гаврилова


Художник, географ, фотограф, куратор, ученый, кандидат наук — все это Софья Гаврилова. Сейчас она живет между Россией и Великобританией. В Москве — ее художественная жизнь, в Оксфорде — академическая: там она получает Ph.D.

Ее фотографии и видео во многом рассчитаны на взаимодействие со зрителем. Главные их темы — территории и наше их восприятие. Софья — участница проекта Department of Research Arts, официальная миссия которого — "исследовать современные антропологические и географические процессы, происходящие в России, используя современные художественные практики".

Department of Research Arts объединяет художников, фотографов, географов, антропологов, социологов, архитекторов и урбанистов.

"Наши исследования направлены на изучение вопросов, которые явно назрели в обществе, но так и не получили хорошо сформулированных, политически нейтральных ответов,— говорит Софья.— Ряд системных особенностей российской науки и отсутствие инструментов популяризации знаний привели к тому, что многие думающие художники и фотографы отправились на поиски территорий и людей, их населяющих, поняв, что реальность явно отличается от картинки, которую мы видим в новостях".

http://www.triumph-gallery.ru/artists/sofya-gavrilova-2.html


Анастасия Цайдер


Фотограф и художник Анастасия Цайдер занимается анализом новой волны сентиментальных настроений: предыдущая касалась ликвидации довоенного мещанского быта, а нынешняя — утраты советского. "Мне интересна российская бытовая среда, которая так мало описана,— говорит Анастасия.— Я пытаюсь исследовать российское общество через фотографии интерьеров. Намеренно убирая из помещения человека, хочу перенести внимание зрителя на детали, которые обычно от него ускользают. Когда я снимаю, стараюсь найти то, что нам кажется обычным, но является характерным для жизни в России. Так, в последнем проекте "Мценск" о провинциальных интерьерах на юге страны я хотела показать мир деревенской визуальной культуры, которая находится на грани исчезновения. Мне хотелось погрузить зрителя в эфемерное пространство обобщенных представлении? о некогда существовавшей идиллии. Несмотря на всю призрачность этого мира, фотографии становятся доказательством его существования".

http://tsayder.com


Оля Иванова


Работы Оли Ивановой — своеобразный маркер тенденций в современном искусстве последнего десятилетия. В 1990-х и в самом начале 2000-х на многих снимках был заметен бунт против так называемого поддельного мира глянцевой и художественной фотографии. В основе движения — антиглобалистские устремления и попытка исключить себя из жесткой системы рыночных отношений. Робкий социальный вызов проявился в том, что в повседневных, банальных образах возникало смысловое поле, созданное с предельной искренностью. Нечто маленькое, непримечательное, Богом забытое, заброшенное сместилось с периферии и стало художественным центром. "Я снимаю деревни и маленькие города, их жителей и быт,— говорит Оля.— Я не могу работать в большом городе, мне нужна глубинка. Неважно, русская или американская. Там осталась простая и настоящая жизнь".

Характерной чертой такого рода фотографии является техническая "бедность" и скромность: естественный свет, самые обычные люди, тривиальные сюжеты и заурядный пейзаж. Сила таких изображений в переосмыслении обыденности, утверждении подлинной реальности в ее первозданном виде. Как говорит Оля, "если приходится выбирать между жизнью и искусством, я всегда выбираю жизнь, поэтому я никогда не стану настоящим фотографом".

http://www.olyaivanova.com


Ольга Алексеенко


Прежде чем заняться тем, что сегодня принято называть визуальными исследованиями, Ольга Алексеенко получила образование в области современного искусства, фотографии, философии архитектуры. Постепенно она стала создавать серии, где подвергала анализу целые микрорайоны Москвы и городов России, называя свою работу "отношениями", которые "чаще можно назвать романом или чем-то вроде влюбленности". Эстетика и проблематика Ольги Алексеенко близка дюссельдорфской школе, главный объект ее работ — пространство и архитектура, которая напрямую связана с идеологией.

"Один из моих проектов был посвящен домам-коммунам, построенным в середине 1920-х годов. Это были здания, которые определяли новый формат жизни их обитателей. Домам этим предшествовали безумные проекты-утопии. Люди, заселяясь в них, подписывали свое согласие на новый распорядок дня и даже правила личной гигиены. Такое модернистское насилие с целью создания нового мира. В процессе съемок мне удалось пообщаться с потомками тех, кто переехал в эти дома в 20-е, в Санкт-Петербурге я встретилась с одной из первых жительниц такого дома. Услышанные истории, сохраненные воспоминания, события, происходящие вокруг этих домов сейчас,— все это часть проекта. Съемка архитектуры очень похожа на портретную съемку, с местом и пространством нужно выстроить отношения, чтобы они раскрылись перед тобой".

http://www.oalexeyenko.com


Катя Рейшер


Как и в современном мире, в фотографии отчетливо проявились темы тревоги за себя и за будущее: невозможность личной безопасности, человек как угроза для самого себя, одиночество в толпе стали главными из них.

"Я действую с субъективной позиции, часто поводом для снимков могут служить переживания, сомнения, личный опыт,— рассказывает Катя Рейшер.— Комплексы и страхи, связанные с собственным телом, его уязвимостью, непостоянством, тенденцией меняться. Роль наблюдателя выполняет камера, закрепленная на штативе, и автоспуск. Это делает процесс сьемки автоматическим, лишенным живого глаза".

Катя часто снимает автопортреты, где ее тело выступает в роли предмета, она словно подыскивает места, сомасштабные своему телу, его частям. Это своеобразная метафора попытки укорениться в реальности, найти идеальное положение тела в открытом и закрытом пространстве, зафиксировать точку опоры.

"География сейчас приобретает для меня особое значение. Я покинула родной Екатеринбург, семью, живу в новом малоизвестном мне месте, которое постепенно становится моим, процесс коммуникации и привыкания к новой обстановке вдохновляет меня. Сейчас мы все можем выбирать, где нам жить. Здесь и рождается особое напряжение между местом, где ты живешь, и местом, где ты родился. Так возникает личная география. Внутренняя карта, имеющая зоны безопасности и уязвимости".

http://cargocollective.com/Reisher/PHOTOSERIES


Ксения Юркова


Темы, которые затрагивает Ксения Юркова, болезненны и неприятны. Ксения исследует фантомную боль коллективной памяти прошлого, что роднит ее с Кристианом Болтански и Луизой Буржуа. В содержание своих работ Ксения вкладывает многозначные смыслы, таким образом касаясь и личных, и всеобщих переживаний. Для современного человека, большую часть жизни проживающего в виртуальной реальности, характерно сильное сопротивление прошлому. Он, словно ящерица, откидывает старый хвост, потому что в любой момент готов отрастить новый. Можно поменять пол, внешность, страну, но по-прежнему остается реальность, из которой мы вышли,— наша семья.

"Наверное, главная тема моего проекта — это семья как носитель исторического опыта и ее влияние на самоидентификацию и память. Причем не историческую, а ту, что передается нам генетически, особенно это касается травматического опыта. То есть мы и не мы на самом деле, а продукт опыта наших родителей. Причем не просто опыта, а их интерпретации опыта. В сухом остатке получается, что память у нас не своя. С этой точки можно переосмыслять традиции и методы психоанализа, истории и бог знает чего еще. И это страшно интересно".

http://kseniayurkova.com

Комментарии
Профиль пользователя