Коротко

Новости

Подробно

14

Фото: DIOMEDIA / The Art Archive

КОРОЛЬ ПИАРА

О ЛЮДОВИКЕ XIV

"Стиль часы". Приложение от , стр. 46

НИКОЛАЙ ЗУБОВ


В этом году исполняется 350 лет со дня смерти самого известного французского короля — Людовика XIV. Именно он придумал и создал ту Францию, которой восхищаются и которой подражают. Причем сделал это не столько огнем и мечом, сколько блеском и роскошью.

Кардинал Жюль Мазарен, его крестный отец и возлюбленный его матери, научил Людовика править, более того, он не раз демонстрировал эффективность того, что сейчас назвали бы пиаром. Король, по мнению Мазарена, должен был быть всегда на виду, выглядеть, с одной стороны, доступным, с другой — недосягаемым и принимать важные решения при максимальном скоплении народа.

Знаменитое "Государство — это я!" тому прекрасный пример. На самом деле ничего подобного Людовик не говорил. В марте 1655 года, когда парламент Франции вдруг решил собраться на внеочередное заседание, чтобы обсудить принятые им же в присутствии короля законы, которые парламентариям не очень нравились, взбешенный (частично из-за действий парламентариев, частично — из-за того, что Мазарен вызвал его в Париж с охоты) Людовик ворвался в зал, даже не сочтя нужным переодеться после охоты. "Господа, все помнят, какие несчастья вызвали собрания парламента. Я хочу избежать их повторения и желаю прекращения собраний, созванных в связи с принесенными мной указами, неукоснительного исполнения которых я требую. Господин первый президент, я запрещаю вам соглашаться на проведение каких бы то ни было заседаний, а всем прочим запрещаю требовать проведения оных". Уже на следующий день три предложения народная молва превратила в три слова: "Государство — это я!" И, надо сказать, Людовик XIV и кардинал Мазарен нисколько не препятствовали именно такой интерпретации королевской речи.

Король, правь он в XX веке, мог бы даже произнести: "Пиар — это все". Ведь действовал он соответственно. Уже переехав в Версаль, Людовик специально выделил несколько часов для ежедневных прогулок в парке, где каждый достойно одетый подданный имел возможность подойти к нему и высказать свою просьбу или жалобу. У Людовика было одно качество, совершенно необходимое для хорошего пиарщика,— врожденное чувство вежливости. Он выслушивал каждого, как казалось всем окружающим, с нескрываемым вниманием и сопереживанием, а потом старался решить дело тут же, на месте. В последующие века такая модель поведения наиболее успешно применялась Уго Чавесом, который решал проблемы, увольнял министров и награждал верных ему венесуэльцев в прямом эфире многочасовой передачи "Алло, президент!".

Впрочем, самой главной пиар-акцией Людовика стало строительство грандиозного Версальского дворца. Жизнь во дворце, если вы не король, не была такой уж прекрасной и роскошной. Комплекс был выстроен в болотистой низине, не вполне подходившей для жилья. Жилые помещения были полной противоположностью залам и "королевской половине" — маленькие, душные и лишенные какого бы то ни было блеска. И тем не менее аристократу, если он хотел таковым считаться, приходилось не только жить в этих условиях и платить за них, но и поддерживать такой образ жизни, который соответствовал бы королевскому двору. Кто-то даже считал, что Версаль был придуман королем, чтобы извести аристократов. По крайней мере многие из них разорились. А еще дворец непрестанно расширялся и перестраивался, а потому все роскошные балы и праздники чаще всего проходили под аккомпанемент стука молотков и крики рабочих.

Тем не менее Версаль был грандиозной политической победой Людовика, который сыграл на тщеславии своих конкурентов, аристократов, владевших большинством земель во Франции, заманил их ко двору и потом сделал их совершенно зависимыми от короны. Произошло это если и не без единого выстрела, то почти без крови.

Побочным продуктом стало превращение Франции в законодательницу мод во всем, что касалось роскоши и развлечений. Итальянские мастера смотрели на то, как их влияние ослабевает, но сделать ничего не могли. Многое из того, что мы сейчас воспринимаем как само собой разумеющееся, было создано при Людовике XIV. В 1670 году французские мастера придумали "модные сезоны" именно как "маркетинговый" ход. Зеркала в полный рост получили распространение примерно в 1690 году. Париж приобрел городское освещение — "королю-солнцу" хотелось, чтобы его столица блистала и по ночам. Здесь был придуман даже высокий каблук.

Людовик XIV превратил Францию в самое влиятельное государство Европы, третью колониальную державу мира после Испании и Португалии. Войны Людовика были долгими — Девятилетняя война длилась с 1688 по 1697 год, война за испанское наследство — с 1701 по 1714-й. Они не принесли желаемого результата (страна за время правления Людовика не слишком расширила свои границы), но, как это ни парадоксально, превратили Францию не просто в великую европейскую державу, а обеспечили ей доминирующее положение в Европе, которое она начала терять только после падения империи Наполеона.

Наш герой не был великим военным, он был весьма посредственным королем, оставившим Францию без гроша. Его правление запустило обратный отсчет времени Французской революции. И несмотря на все это, в мире он считается едва ли не самым великим властителем не только Франции, но и всего мира. Именно он первым приходит в голову, когда рядом произносят само слово "король". Говоря о Людовике, вы не вспомните ни о войнах, которые он не выиграл, ни о революции, которую он фактически спровоцировал, ни о нищете, в которой жили его подданные, ни о темных и душных апартаментах в Версале, в которых приходилось жить его дворянам. Вы вспомните его балеты, его праздники, его моду, его кухню, его женщин. Вы вспомните о взлете изобразительного искусства, музыки, о любовных и политических интригах, подлинных или придуманных Александром Дюма. И это самое блестящее достижение короля пиара, каким, собственно, и был Людовик XIV.

Комментарии
Профиль пользователя