Коротко


Подробно

Фото: Фото из личного архива Д. Губина

"Выживают не те, кто молятся, а те, кто реагируют"

Небольшая статья главы "Роснефти" Игоря Сечина, опубликованная в Financial Times в воскресенье, говорит о состоянии мирового нефтяного рынка, где спекуляции обрушивают справедливые цены и делают невозможными инвестиции. С точки зрения Дмитрия Губина, этот текст многое говорит также о состоянии самого Игоря Сечина и "Роснефти".


Заметку Игоря Сечина на полосе Opinion разумно отнести к жанру "Моление нефтяному богу о ниспослании высоких цен". "О господи, — просит Сечин, — разве мы вернулись в 1980-е, когда нефти был избыток? Сейчас наоборот — нефтяная жажда, и разве падение цен справедливо? Wood Mackenzie говорят, что инвестиции в нефть могут сократиться на $100 млрд! Десятки тысяч сокращенных мест! О господи, за что? Разве не цена от $60 до $100 за баррель является справедливой?"

Ну, и так далее — с жалобами на финансовых спекулянтов, дезорганизацию рынков, с поминанием пузырей доткомов, с сетованием на госрегулирование экспорта нефти в США и на санкции против Ирана и России.

Молитва облегчает душу молящегося, однако никак, увы, не влияет на объект мольбы. Для подтверждения этой мысли разумно обратиться к документу более объемному, чем полторы странички Игоря Сечина. Я имею в виду полуторатысячестраничную книгу The Prize Дэниэля Ергина, гениально переведенную на русский как "Добыча". Ергин — любимый автор Билла Гейтса, перевод его книги на русский спонсировал Вагит Алекперов. "Добыча" — это история мира за последние полтора века, поданная через нефть. Это история бесконечных ценовых прыжков: начиная с пенсильванского 1861 года, когда за год баррель рухнул в 100 раз с $10 до 10 центов, и тысячи были разорены, зато нефть стала частью Америки, породив даже песенный хит "Все мысли о нефти". Это история несправедливых возвышений и экспроприаций без компенсаций, — в общем, это история бесконечных жалоб: "За что, господи?!"

Потрясающая работа Ергина описывает развитие нефтяной индустрии как эволюционный процесс, а эволюция в своем отборе не реагирует на жалобы, потому что оперирует категориями не справедливости, но приспособления и развития. Выживают не те, кто молятся, а те, кто реагируют, и это самый важный урок. Второй урок для нас тоже важен. Если мы посмотрим на идеологию ближневосточных нефтепроизводителей где-нибудь в 1973-м, то риторика и поведение некоторых из них окажутся совпадающими до мелочей с сегодняшними российскими.

В общем, мы должны порадоваться за Игоря Сечина, что он успокоил душу, доверив нефтяному богу, а заодно и нам, свои тревоги. Однако мы должны тревожиться, если коллективный, скажем так, Игорь Сечин будет продолжать лишь молиться, уповать и призывать ограничить торговлю фьючерсами, на что Россия и "Роснефть" повлиять явно не в силах. А как будет меняться "Роснефть", не говоря уж про Россию, в молитве Сечина ни слова нет.

И бог, конечно, простит, но эволюция может оказаться не столь милосердной.


http://www.kommersant.ru/RSS/theme-1746.xml RSS поток

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение