Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

"Не упустить полученный шанс"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 53

Российский рынок электромеханических карьерных экскаваторов настолько самодостаточен и в этом смысле уникален, что, по мнению Андрея Ганина, генерального директора ИЗ-КАРТЭКС, основные его игроки могут себе позволить ставить задачи по выходу на новый уровень качества отечественной техники.


ООО "ИЗ-КАРТЭКС им. П. Г. Коробкова" ("Ижорские заводы — Карьерные тяжелые экскаваторы") является крупнейшим производителем и поставщиком карьерных экскаваторов на территории России и стран СНГ. Основные потребители продукции компании — предприятия, ведущие открытую разработку месторождений железной руды, угля, меди, золота, асбеста, апатита, алмазов и строительных материалов. В соответствии с потребностями рынка компания производит линейку карьерных электромеханических экскаваторов канатного и реечного типов четырех типоразмерных групп. Наряду с топовой моделью ЭКГ-10 все большей популярностью на горных предприятиях пользуются модели ЭКГ-12К, ЭКГ-15М, ЭКГ-18Р/20К и ЭКГ-32Р.

На ваш взгляд, отечественная горнорудная отрасль может полностью перейти на горную технику российского производства?

Все определяет потребитель, а не завод-производитель конкретной модели экскаваторов. Мы поставляем свою продукцию частным компаниям и последние 20 лет живем в абсолютно рыночной среде.

Но интерес к нашей технике становится выше. Я думаю, мы должны сохранить наши сегодняшние позиции и даже увеличить нашу долю до уровня 70-80% рынка.

Конечно, конкуренция должна быть, это движущая сила любого прогресса, взаимообмен новыми технологиями и знаниями. Поэтому нам надо подтягивать качество, повышать конкурентоспособность, снижать себестоимость, а не обращать внимание на внешние факторы.

А отечественные производители карьерных экскаваторов способны закрыть потребности российских потребителей в такой эксклюзивной технике?

Никаких запретительных мер на импортную технику нет: не запрещались поставки, не повышались пошлины на ввоз, не было никаких контрсанкций. Фактически не поменялось ничего, кроме того, что в рублевом выражении цена на аналогичную импортную технику значительно выросла.

В настоящее время на рынке горного оборудования развиваются, так сказать, разновекторные процессы. С одной стороны, снижение курса национальной валюты по отношению к доллару и евро создало благоприятные условия для нашего предприятия. Как российский производитель, мы предлагаем свое оборудование за рубли — и в этом наше преимущество по сравнению с зарубежными поставщиками. И сегодня мы видим, что потребители оборудования, в том числе и в горнодобывающей промышленности, все больше смотрят в сторону отечественного производителя.

Но в сложившейся ситуации есть и сдерживающие моменты. Ограниченность кредитных ресурсов, высокая процентная ставка кредитования, отсутствие на рынке свободных денежных средств влекут за собой поиск потребителем более выгодных условий покупки: возможности рассрочки платежа, лизинга. Сейчас, в связи с тем что у многих предприятий не хватает оборотных средств для покупки новой техники, все чаще рассматривается не просто поставка экскаватора по договору купли-продажи, а механизмы финансирования, предусматривающие рассрочку платежа.

Мы прекрасно понимаем, что наш продукт инвестиционный. Это "длинные" деньги, а значит, тщательная разработка предприятием инвестиционной программы. Поэтому принятие решений о покупке нашей техники происходит в течение нескольких месяцев, а то и лет. И надо искать и находить финансовые механизмы реализации инвестиционных программ, выгодных и нам, производителю, и покупателю.

Тем более что цена импортной техники и цена ее владения выросли пропорционально изменению валютного курса. Сейчас поднимаются цены на некоторые сырьевые товары, комплектующие, потому что многие из них привязаны к валюте: это ферросплавы, медь, из которой делается электрическая часть машины. Они дорожают соразмерно курсу доллара к рублю и тянут за собой цену готовой техники.

В наших машинах доля импортных материалов и тех материалов, которые котируются в иностранной валюте, не так велика. Если говорить на языке цифр, то рост цен составит процентов двадцать. И даже при таком росте выигрыш в цене по сравнению с импортными аналогами будет существенный.

Однако мы конкурируем не только с производителями экскаваторов типа "механическая лопата", а еще и с производителями гидравлических экскаваторов. Раньше импортные гидравлические машины были дешевле отечественных мехлопат, теперь же их цена сравнялась либо (в зависимости от рассматриваемого класса) превышает цену электромеханического одноклассника.

Какие комплектующие вы используете?

В существующей продуктовой линейке мы с иностранными поставщиками работаем по минимуму. Металлоконструкции, листовой прокат, поковки, отливки — это все поставляют отечественные предприятия. Наши машины на 90% состоят из отечественных материалов. Мы, в отличие от других машиностроителей, никогда не были широко вовлечены в закупку импортных комплектующих. Увеличивать количество российских комплектующих нет смысла, но можно расширять круг отечественных поставщиков.

Сегодня выбор есть. Например, электродвигатели для горной техники изготавливают "Силовые машины" в Санкт-Петербурге, Карпинский электромашиностроительный завод на Урале, "Татэлектромаш" в Набережных Челнах, Сафоновский завод в Смоленской области; по системам управления имеет компетенции "Объединенная энергия" (Москва), "Рудоавтоматика" (Железногорск Курской области), "Обнинскэнерготех" (Обнинск). Появились поставщики, готовые составить конкуренцию друг другу. Есть предложения и зарубежных компаний, но они неконкурентны по стоимости.

Характер конкуренции меняется?

В какой-то степени да. Китай имел ценовое преимущество по сравнению с американскими компаниями. Сейчас по отношению к России оно ослабло. Но не стоит смотреть только на внутренний рынок. Изменилась ситуация, которая сдерживалась 10-12 лет: доллар "стоял", внутренние цены росли, и экспортная способность машиностроительных предприятий неуклонно снижалась. Сейчас создается очень хорошая возможность для экспорта нашей продукции — в первую очередь на азиатские рынки. Мы участвуем во многих тендерах в Индии, небезуспешно конкурируем с местными и китайскими поставщиками. Пока новых контрактов нет, но тендеры длятся по несколько месяцев и обязательно выльются в реальные контракты. И если шансов выйти на китайский рынок у нас в ближайшее время пока нет, то Монголия, Вьетнам, Индия — вполне реальные перспективы.

Но в 2014 году наши продажи составили 3,7 млрд руб., в прошлом году мы произвели 16 машин. В 2015 году мы планируем выпустить такое же количество экскаваторов, но более мощных, с большим объемом ковша. Если в прошлом году мы изготовили одну 20-кубовую машину, то в этом у нас есть потенциальные заказчики как минимум на две такие машины. Спрос на 32-кубовые экскаваторы, по нашим прогнозам, также возрастет.

Ваш прогноз на год?

Год будет непростым. Но в целом я рассматриваю ситуацию как позитивную. Если мы решим проблему с финансированием, подтянем качество изготовления наших новых моделей, которые только выводим на рынок, у нас будут хорошие результаты.

Кроме того, в портфеле заказов нашего предприятия около 20% — это продукция для различных отраслей промышленности: общего машиностроения, судостроения, строительства и т. п. К примеру, это крановые металлоконструкции или пилоны для строящегося стадиона "Зенит-Арена", сложные изделия, которые будут поддерживать крышу спортивного сооружения. Долю подобных заказов стратегически будем держать в пределах 20-30% в выручке компании. Кризисы прошлых лет научили нас многому, в том числе и тому, что нельзя ориентироваться на производство монопродукта.

Ваши планы по созданию гидравлических машин?

В России рынок гидравлических экскаваторов достаточно значительный. В количественном выражении гидравлических экскаваторов ввозилось больше, чем электромеханических. За период 2011-2013 годов в сегменте карьерных экскаваторов от 10 куб. м 40% пришлось на электромеханические, 60% — на гидравлические машины.

В группе ОМЗ инициативу по производству целой линейки гидравлических экскаваторов взял на себя Уралмашзавод. Он сосредоточится на производстве крупноковшовых, больших гидравлических машин, мы планируем работать в сегменте 10-12 кубовых. Поэтому у нас существует большой потенциал для наращивания своего присутствия на рынке, учитывая благоприятную конъюнктуру. Главное, не упустить полученный шанс.

Беседовала Елена Большакова


Доля родины

На мировом рынке тяжелой экскаваторной техники на российских производителей приходится около12% по совокупным показателям. В России и странах СНГ около 95% железной руды и 66% угля добываются открытым способом, и в этом сегменте отечественные производители с точки зрения надежности, стоимости и затрат на сервисное обслуживание не уступают и даже превосходят продукцию зарубежных поставщиков по качеству и выигрывают по цене. Поэтому на российском рынке тяжелых карьерных экскаваторов и драглайнов примерно 70% занимает продукция двух отечественных предприятий группы ОМЗ — ИЗ КАРТЭКС и Уралмашзавода.

Комментарии
Профиль пользователя