Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ради формального мира Путин, Олланд и Меркель не стали бы приезжать в Минск»

Председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков о ходе переговоров

от

Итоговый документ саммита в Минске передан на согласование контактной группы. Как ожидается, его должны подписать главы непризнанных ЛНР и ДНР — они уже прибыли в Минск. Председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков обсудил тему с ведущим "Коммерсантъ FM" Алексеем Корнеевым.


— То, что переговоры длятся так долго, как вы думаете, это хороший знак?

— Хороший, потому что если бы речь шла о подписании краткого декларативного документа, то он был бы согласован заранее, и на это потребовалось бы несколько часов. Но, судя по всему, идет проработка конкретных позиций. Видимо, все прекрасно понимают, что декларативный документ будет нарушен точно так же, как было многократно нарушено прежде всего Киевом минское соглашение от 5 сентября. Поэтому нужно все прописать, заложить основы для устойчивого прекращения огня и создать базу для политических переговоров по серьезному решению этого вопроса.

— Формальный мир не устроит ни одну из сторон?

— Тот мир в течение всех месяцев после минских соглашений миром не являлся, военные действия в той или иной форме продолжались.

Ради формального мира Путин, Олланд и Меркель не стали бы приезжать в Минск, слишком многое поставлено на карту, с одной стороны. С другой стороны, у меня есть ощущение, что в Европе возникла серьезная усталость от украинского кризиса и понимание, что без России этот кризис не решить, что Украина в данном случае является не только субъектом уже, сколько объектом политики. Самостоятельно Украина не способна выйти из этой ситуации. Так что думаю, что намерения у участников самые серьезные.



— Искусство дипломатии, как известно, — это искусство компромиссов. На какие компромиссы может и должна пойти Россия в этом процессе и Украина?

— Я бы не стал говорить о компромиссах со стороны России, я бы стал говорить о другом. Что может позволить продвигаться к разрешению вопроса?

Совершенно очевидно, что основой должно быть устойчивое перемирие, устойчивое прекращение огня. Для этого стороны должны быть разведены на такое расстояние, при котором они не просто не будут соприкасаться вдоль линии фронта, а при котором они не смогут обстреливать друг друга. Это очень важная задача — сделать бессмысленной работу тяжелой артиллерии.



На этой основе можно уже начинать следующий этап, а именно налаживание хозяйственных взаимосвязей между востоком Украины, восстановление хозяйственных взаимосвязей между востоком Украины и самой Украиной. И наконец, самый важный этап — выработка такого статуса, который устроит жителей Донбасса, не будем забывать, что там проживает около 7 млн человек, решать через их голову их судьбу совершенно недопустимо. Киев может настаивать на том, что Украина останется унитарным государством, но это нереалистическая постановка вопроса. Киев сделал все для того, чтобы подорвать доктрину унитарности. Здесь надо будет говорить о совершенно особом статусе этого региона, только это может стать основой для мирного разрешения.

— Эта линия разграничения должна быть создана с помощью миротворцев, как вы думаете, российских или международных в том числе?

— Международная практика, практика ООН показывает, что когда речь идет о длительных или очень острых военных конфликтах, — а в случае с Украиной мы имеем и очень острый, и длительный внутренний конфликт, — то миротворцы необходимы для того, чтобы стороны не имели искушения возобновить военные действия. Особенно с учетом того, что в Киеве по-прежнему весьма сильна "партия войны", и слышны крики о том, что нужно воевать до победного конца. Без миротворческих сил здесь обойтись, видимо, не удастся. Схема может быть самая разная: в истории бывали и миротворцы ООН, бывали миротворцы групп стран, которые специально создавались для какой-то конкретной ситуации. Формулу найти можно, важно договориться о том, чтобы этот мир был гарантирован, а без миротворцев, как мне представляется, такие гарантии дать невозможно.

— В каком формате может дальше продолжаться переговорный процесс: контактная ли группа или какая-то контактная группа парламентариев Верховной рады и Госдумы, или какой-то иной формат?

— Дело в том, что мы предлагали создать контактную группу парламентариев на площадке Парламентской ассамблеи ОБСЕ по украинскому кризису еще летом прошлого года на сессии в Баку. Идея была принята, все с ней согласились, включая украинскую делегацию, но потом Верховная рада отказалась участвовать в этой контактной группе. Турчинов под надуманными предлогами заявил, что Украина участвовать в ней не сможет. Поэтому я достаточно скептически отношусь к возможности создания контактной группы по минским соглашениям, посмотрим, прилетает в Москву председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ господин Канерва, он на прошлой неделе был в Киеве, беседовал с руководством Верховной рады, и нам, кончено, интересно будет узнать, есть ли какие-то сдвиги в украинской позиции. Если по контактной группе в ОБСЕ никаких сдвигов не будет, Киев по-прежнему намерен саботировать это соглашение, то может быть создана специальная парламентская группа по этим новым минским соглашениям.

Работа дальше пойдет по пути уточнения деталей. Это работа для дипломатов, для экспертов, чтобы все было проработано, чтобы было все четко записано, чтобы было ясно, из чего исходить, потому что первое минское соглашение было достаточно абстрактным. Это была одна из причин, почему его было сравнительно легко нарушать, это соглашение должно уже быть, как говорил один из наших руководителей, "выбито в граните", чтобы держаться и служить основой для политических переговоров.

— Переговоры лидеров в Минске уже завершились, об этом сообщает, в том числе, и "РИА Новости". Стоит ли по итогам переговоров ждать смягчения санкций?

— Я не вижу ни малейшей причины для перехода Евросоюза к новому пакету санкций, после того как лидеры Евросоюза в лице Меркель и Олланда приезжали в Москву, беседовали с Путиным, нашли общий язык, потому что иначе мы бы не имели встречи в среду. И сейчас мне кажется, что если Евросоюз пойдет по пути санкций, это будет абсолютно нелогично и абсолютно разрушительно. Вы помните, что после того как были достигнуты минские соглашения 5 сентября, Евросоюз принял пакет санкций, включающий экономические санкции, потом многие в Европе говорили о том, что это была ошибка, что, конечно, надо было дать возможность этому минскому соглашению поработать.

Получается, принимая санкции, Евросоюз фактически дезавуирует эти договоренности, он как бы говорит о том, что "будут договоренности, не будут договоренности, мы все равно будем давить на Россию и все равно будем пытаться ослабить и подорвать ее". Если сейчас Евросоюз пойдет по этому пути, это значит, что все эти усилия могут пойти насмарку. Я не думаю, что Берлин, Париж и руководство Евросоюза готовы поставить под сомнения те соглашения, которые, надеемся, были достигнуты в Минске. Так что не вижу сейчас возможности ни политической, ни логической, для принятия нового пакета экономических санкций.



Комментарии
Профиль пользователя