Коротко


Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ   |  купить фото

Сети решают все

Наталья Нехлебова — об особенностях национального ценообразования

Небывало резвый скачок цен на продовольствие в отечественных магазинах вызвал нешуточный шок у граждан. Пока этот шок не перешел в трепет уже у властей, по стране прокатилась волна прокурорских проверок торговых сетей, а в Думе возник пакет поправок в закон о торговле, призванный "дисциплинировать" ритейлеров. В особенностях национального ценообразования в сетях разбирался "Огонек"


Наталья Нехлебова


Прокуратура провела масштабные проверки торговых сетей. Проверяли законность установления цен на продукты. По словам генерального прокурора РФ Юрия Чайки, "картина удручающая". Например, в Самарской области сотрудники прокуратуры обнаружили, что капуста, огурцы и перец подорожали на 353, 544 и 654 процента соответственно. Гречка выросла на 276 процентов. Конечно, растет закупочная цена. Но в некоторых случаях розничные цены выросли из-за повышения торговой наценки — цена у производителя не менялась. Об этом, в частности, сообщает прокуратура Брянской области (гипермаркеты "Линия", "Магнит", "Европа"). Прокуратура Удмуртской Республики установила, что в торговых сетях "Ижтрейдинг" и "Вкусный дом" практически одновременно значительно увеличились цены на яйца с 41 до 68 рублей, на гречневую крупу — с 16 до 45 рублей, на сахар — с 40 до 65 рублей. "Таким образом, имеются основания полагать наличие монопольного сговора между этими хозяйствующими субъектами, то есть отказ от добровольной конкуренции между собой",— говорится в сообщении прокуратуры. В Татарстане прокурорская проверка обнаружила завышение розничной наценки на сахарный песок в торговой сети магазинов ООО "Ак Барс Регион" ("Пятерочка", "Чак-чак", "Наша марка"). Из-за этого цены на сахар в магазинах сети выросли на 66 процентов. В Тамбове прокуратура проверяла сети "Магнит", "Пятерочка", "Линия" "Эконом", "Бегемот". "Размер торговых надбавок не всегда является однозначным",— сообщает пресс-служба прокуратуры.— Так, в магазинах "Магнит" торговая надбавка на социально значимые продукты составляет от 6 до 23 процентов, "Эконом" — от 3,2 до 27,9, "Бегемот" — от 3,7 до 26,8, в "Пятерочке" — от 4,7 до 25,5 процента". Значительное увеличение наценки нашли в Онежском районе Архангельской области. В Кировской области рекомендована торговая надбавка на социально значимые продукты 10 процентов, гречка же продается с наценкой в 20 процентов. Конечно, самая высокая наценка обнаружилась в Москве. Население платежеспособно и можно не бояться сокращения продаж. В Москве торговая наценка в некоторых случаях превышает 130 процентов. "Неоправданную торговую наценку", по выражению госорганов, прокуратура обнаружила в "Азбуке вкуса", "Перекрестке", "Магнолии", "Дикси", "Магните", "Билле" и "Спаре". Прокуратура приводит такие цифры: "В магазине "Азбука вкуса" (ООО "Городской супермаркет", Садовая-Черногрязская, 13/3) говядина была закуплена у поставщика по цене 259,09 рубля за 1 кг, а реализовывалась по цене 460 рублей за 1 кг. В магазине "Перекресток" (ЗАО "Торговый дом "Перекресток"", Дмитровское шоссе, 13, корп. 1) рыба мороженая неразделанная была закуплена по цене 116,5 рубля за 1 кг, а продавалась по цене 269 рублей за 1 кг. В магазине сети "Спар" цена свеклы составляет 37,99 рубля, что в полтора раза выше цены поставщика — 23,64 рубля, практически во столько же раз завышена стоимость капусты белокочанной, цена которой у поставщика составляет 30 рублей за 1 кг, а цена магазина — уже 45,90 рубля".

Руководителям торговых организаций было вынесено сотни предостережений, заведены десятки административных дел. В Пермском крае прокуратура замахнулась даже на уголовное расследование. Там за несколько дней цена на сахар и капусту выросла на 58 и 163 процента соответственно (проверка проводилась в магазинах сетей "Магнит", "Перекресток", "Виват", "СемьЯ"). Прокуратура направила информацию в управление МВД для организации проведения доследственных проверок в отношении руководителей торговых сетей по статьям совершение мошеннических действий, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, злоупотребление полномочиями, недопущение, ограничение или устранение конкуренции.

Сами торговые сети так комментируют ситуацию: "Мы еще не получили официальные документы о результатах прошедших прокурорских проверок,— говорит Андрей Карпов, исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ, в нее входят все крупные федеральные торговые сети).— Вокруг этого муссируется тезис о том, что якобы сетевая торговля пытается нажиться на сложной экономической ситуации в стране. Это явно несправедливые обвинения. Во-первых, в каждом обнародованном примере рекордных наценок надо объективно разобраться: конечная цена на товар формируется по достаточно сложному механизму и неспециалисту не всегда можно правильно определить размеры именно торговой наценки. Во-вторых, ритейл в принципе не заинтересован в высоких ценах на товары, так как это ведет к потере покупателей и уменьшению размеров оборота. Есть объективные цифры, свидетельствующие о том, что в процентном соотношении рост закупочных цен за последние полгода заметно опережает рост цен на полках в торговых сетях. По социально значимым товарам у ритейла вообще минимальная наценка. Таким образом, современный ритейл выступает для цен сдерживающим фактором. Но в условиях инфляции его возможности весьма ограничены. Ритейл не может работать себе в убыток и вынужден вслед за поставщиками продукции корректировать цены".

В какой именно секретный механизм ценообразования в сети попала говядина за 259 рублей, чтобы выйти из него уже стоимостью 460, сложно себе представить.

Торговую наценку можно снизить, что сделали в некоторых регионах после проверок. Но дело в том, что торговые наценки — это только вершина айсберга. По очень приблизительным оценкам представителей Российского союза пекарей, торговые сети собирают с пищевой перерабатывающей промышленности от 1 до 2 трлн рублей в год. Это своеобразная дань, которую торговые сети берут с производителей за возможность продаваться в их магазинах. Конечно, не все сети одинаково бессовестны. Кто-то не обижает производителей, кто-то берет меньше. Но влияние на производителей и экономику страны они имеют глобальное.

Платить за все


Даже Министерство сельского хозяйства признает, что цены в рознице живут какой-то своей отдельной жизнью. "Большая разница цены от сельхозпроизводителей и цены в рознице,— признает замминистра сельского хозяйства Андрей Волков.— В конце 2014 года в ряде регионов было падение оптовых цен на мясо птицы от производителей. Стояли цены на свинину. В магазине же была совсем другая картина. Существует вторая жизнь, которая отношения к сельхозпроизводителям не имеет. Это торговля. Она живет своей жизнью".

"У нас оптовые цены не связаны с розничными вообще,— продолжает тему директор совхоза Павел Грудинин.— У нас оптовая может падать, а розничная расти. Продал капусту по 6 рублей — смотришь, она в магазине по 18. Единственная страна, которая в кризис 2008 года при падении оптовых цен повысила цены в магазинах, была Россия. Экономически это было неоправданно. Это вопрос отсутствия экономических регуляторов правительства. Например: кем и зачем поднимался информационный шум вокруг гречки? Определенно это кто-то спровоцировал. В гречневой шумихе 70 процентов составляющей роста — информационное сопровождение. Сети ведут информационную войну, а Минсельхоз молчит. Поэтому все думают, что это производители в селе хотят гречкой нажиться. А гречихи достаточно и нет оснований поднимать цену".

Крупное пищевое предприятие не может обходиться без крупного федерального ритейла. И сети этим пользуются. Раз в квартал каждый поставщик платит сети до 35 процентов от оборота, подтверждают в Молокосоюзе и отдельные производители. "По нашим подсчетам, неофициальный бонус сети составляет в районе 25-30 процентов",— говорит Сергей Лисовский, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике.

Как же сетям удается накручивать такой крутой бонус? Из пояснений участников "сетевых игр" картинка складывается занятная. Начать с того, что сначала деньги берутся просто за право поставить свой товар на полки. Не хочешь платить — ищи другие места сбыта. Но в современных условиях в крупных городах это практически невозможно. И если производителя выкидывают из сети, он может считать себя банкротом. Поэтому все платят и молчат. Все это оформлено очень хитро, легально, на добровольных началах — так что не придерешься. В законе о торговле регламентирован договор поставки — с него производитель должен заплатить сети 10 процентов. Это вознаграждение за поставку, которое было зафиксировано в законе, чтобы стимулировать ритейлера к продаже большего объема продукции. В результате для львиной доли игроков рынка это превратилось в налог с продаж. 10 процентов платят все. Тот механизм, который пытались заложить для стимулирования, сыграл в сторону увеличения финансовой нагрузки. К этим обязательным 10 процентам прибавляются еще самые разные проценты. Называется это инвестиции в сеть. Эти деньги размыты в договорах, сопутствующих договору поставки, в навязанных ненужных услугах, бесчисленных и очень разнообразных. Но есть несколько основных. Например, маркетинг, в котором множество подпунктов — выкладка товара, рекламная акция, каталоги. Страница в каталоге может стоить 1,5-2 млн рублей. Маркетинг может заказываться определенной фирме, которая аффилирована с сетью. "Какой смысл? — возмущается Павел Грудинин.— Я произвожу картошку, и кто-то еще производит картошку, мы оба платим сети за рекламную акцию, и сеть на территории одного магазина рекламирует нашу картошку. Какая это, к черту, акция?"

Еще взимаются проценты за то, что ты находишься в сети, проценты с оборота ежеквартально, проценты за достижение определенного оборота товара. Продал колбасы на миллион — 10 процентов будь добр отдай сети. Также плата за логистику. Производитель или поставщик привозит товар в оптово-распределительный центр, а сеть своими силами развозит его по магазинам. Вроде бы оправданно, но иногда стоимость этой услуги выше, чем у сторонней фирмы. Кроме того, сети требуются подарки на день рождения. И самое интересное — новые магазины сеть может строить за взносы поставщиков. Взнос может быть разный в зависимости от размера сети и класса, от оборота производителя от 10 тысяч до 10 млн рублей. "Такого я еще не видел,— рассказывает юрист, работающий с сетевым ритейлом.— Как это так может быть, что поставщик платит за несуществующий объект, чтобы только его построили? Люди, которые хотят купить квартиру, тоже так делают, но они будут собственниками. Причем за попадание на полки нового, построенного, в частности, на деньги производителя магазина, производителю снова придется платить..."

Если производитель не в состоянии со всем этим справиться, договориться с сетью, всегда есть посредники, дистрибуторы, которые готовы платить сетям и решать с ними вопросы. Но посредники означают еще одну наценку на товар и рост его стоимости.

Такое поведение сетей глобальным образом влияет на экономику. Производители не могут развиваться, теряют в рентабельности, средний и мелкий предприниматель никогда не попадет в сеть — для этого нужна финансовая мощь. "В сложившихся условиях особенно тяжело развиваться региональным производителям. К сожалению, региональных заводов становится все меньше",— говорит директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров Дмитрий Востриков.

Молокосоюз провел исследование цен в одной из сетей (какой — не уточняется). Выяснилось следующее: цена сыра на полке — 600 рублей, поставлен он был за 436 рублей. Маркетинговые выплаты сетям при этом составили 25 процентов, бонус сети за объем товара 10 процентов. Таким образом, совокупный доход сети 240 рублей. 40 процентов от цены на полке! Доход производителя — 50 рублей, 8,4 процента от цены на полке. Это даже ниже уровня НДС от цены! Точно такие же цифры по йогуртам.

Зато сети растут с фантастической скоростью — только "Дикси" в следующем году откроет 500 супермаркетов. Есть ли хотя бы один производитель, который способен открыть 500 производств за год?

Сетевики открытых дискуссий избегают. Быть может, потому что аргументация выглядит не слишком убедительной. Вот, например, что сами сети говорят о претензиях производителей: "Маркетинговые и дополнительные услуги ориентированы прежде всего на потребности заказчика, поставщика,— комментирует Владимир Русанов, руководитель управления по связям с общественностью X5 Retail Group (сети "Перекресток", "Пятерочка", "Карусель").— Если ему нужны дополнительное продвижение в магазинах, дополнительная реклама, выкладка и прочее, он это заказывает, если нет, то никто не навязывает. Он может либо принимать условия, либо не принимать. Никто под дулом пистолета не заставляет заключать контракты. У нас тысячи поставщиков, и кого-то устраивают условия, кого-то нет".

— У нас есть услуги — маркетинговое продвижение товара и бренда поставщика, в которых они сами заинтересованы,— говорит Оксана Токарева, руководитель по корпоративным и внешним коммуникациям "Метро Кэш энд Керри".— Участие в каталогах ритейлера, участие в промоакциях, участие в дегустациях. Это услуги, которые являются рекламными. И они, естественно, возмездные. Они выражаются в некоторых фиксированных стоимостях. У нас тысячи поставщиков, я не могу сказать конкретно, есть ли поставщик, который отказывается от этих услуг. Есть коммерческое условие работы. Поставщики, которые хотят поставлять в "Метро", принимают решение, хотят ли они получать те или иные виды услуг или их товар ограничивается маленькой поставкой и они не заинтересованы в продвижении товара.

Львиная доля

Цифры

Больше всего на товаре зарабатывают не производители, а продавцы


до 60% от цены за товар, выставленный на полке, получают торговые сети.

2-9% — доля производителя в цене товара в торговых сетях.

Источник: Национальный союз производителей молока, комитет Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике


Чья возьмет


Бороться с произволом сетей непросто. По словам собеседников "Огонька", чтобы "пробить", например, принятие в 2010 году закона о торговле, в который были включены некоторые дисциплинирующие сети позиции, потребовалось вмешательство на высшем уровне — закон прошел после того, как президент лично съездил в супермаркет и показательно проверил цены. Об этом эпизоде производители самой разнообразной продукции вспоминают трепетно: только после этого в отношениях с сетями определились сроки оплаты за товар. Прежде же производители фактически кредитовали сети — поставляли товар, а деньги могли получить через несколько месяцев. "До принятия закона о торговле,— рассказывает директор по развитию ассоциации "Руспродсоюз" Дмитрий Востриков.— Торговые сети не гарантировали, когда именно поставщик получит деньги. Это могло быть и через полгода, в худшем случае отсрочка платежа доходила до года".

Сегодня, однако, эта "отвоеванная" когда-то высота уже мало кого устроит — на дворе кризис. И не случайно в конце января в Госдуму внесен пакет поправок к закону о торговле. Поправки существенные: выплата вознаграждения сетям за объем товара и оказание услуг по продвижению товара не должна превышать 3 процентов, запрещается заключать договора на оказание дополнительных услуг, взимать плату за изменение ассортимента товаров. Если поправки пройдут, то возврат нереализованных товаров, срок годности которых истек, не будет оплачиваться производителем, а по некоторым категориям будет оплачиваться пропорционально снижению его качества. Кроме того, сроки расчета с поставщиками будут еще больше сокращены. Предлагается существенно увеличить санкции за нарушения: штрафы для юридических лиц предусмотрены от 2 до 5 млн рублей.

Многие производители, правда, не сильно верят, что поправки будут приняты в таком виде. А если их и примут, то они не будут работать. "Минпромторг блокирует все здравомыслящие предложения Госдумы,— считает Павел Грудинин.— А без заключения правительства вы не примете никакие поправки. Лоббирование сетей гораздо выше, чем лоббирование сельхозпроизводителей".

— Можно вносить сколько угодно поправок в закон о торговле,— говорит Андрей Даниленко, председатель правления Союза производителей молока,— но торговые сети имеют огромную армию юристов, которые на любое правовое решение находят альтернативные подходы и решения. На сегодняшний день по закону бонус сетей должен быть 10 процентов. А по факту? Давайте волевым образом сделаем спецгосударственную комиссию, которая начнет поднимать все договора, сделает серьезный анализ и определится, наконец, что у нас происходит. Сейчас ключевой вопрос в том, чтобы сети чувствовали постоянно жесткий государственный мониторинг и контроль, и должны быть сильные штрафные санкции за нарушение. Вечные поправки в закон, который так и так не исполняется, не самый эффективный подход.

Само собой, готовы всерьез воевать с поправками и торговые сети. По словам исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Андрея Карпова, предложенный пакет "вызывает опасения". А вот как комментирует законопроект президент ГК "Дикси", председатель президиума АКОРТ Илья Якубсон: "Мы считаем внесенные поправки несвоевременными и опасными с точки зрения бездефицитного обеспечения покупателей качественными товарами по возможно низкой цене. В частности, при уменьшении отсрочки платежа менее срока годности товара и срока оборачиваемости торговые сети будут вынуждены использовать внешнее финансирование для поддержания нормального товарного запаса, что разрушит существующую с минимальной рентабельностью бизнес-модель ритейла и неизбежно скажется на конечной цене товара. Существенное уменьшение вознаграждения, выплачиваемого поставщиком в связи с приобретением определенного количества товара, то есть стимулирующих платежей, негативно отразится на объеме закупок, а как следствие, производства и доходах производителей. Кроме того, значительное понижение бонусов спровоцирует увеличение наценки по всем товарам и неблагоприятно отразится на потребителе и уровне продуктовой инфляции. При этом товары базовой потребительской корзины входят в перечень социально значимых товаров, выплата вознаграждения по которым уже и сейчас запрещена. Маржинальность по таким товарам минимальна".

На минимальную рентабельность своего бизнеса сети жалуются уже давно. Но эта скорбь по малым доходам почему-то не мешает им строить все новые и новые гипермаркеты. Похоже, сомнения есть и у правительства: как заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов, "у нас есть представление, что в оптовом звене в розничной торговле сейчас накапливаются большие доходы, и компании просто воспользовались ситуацией, объясняют это изменившимся обменным курсом, а мы в это не верим".

Что последует за этим "не верим", скоро узнаем.

Кто ответит за потери?

Детали

Как миллионы тонн зерна становятся мусором


Все производители страдают от поборов торговых сетей, но хлебопроизводители особенно. Кроме всего прочего, они вынуждены забирать свой непроданный, с истекшим сроком годности товар по той же цене, по которой поставили. Сети обязуют всех поставщиков забирать непроданный товар, но если с консервами, например, что-то еще можно сделать, то хлеб идет только на выброс. Так как сети за это не несут никакой ответственности, они небрежно составляют заказы, заказывают больше, чем нужно. "Мы несем потери, 20 процентов товара, по сути, выбрасывается на свалку",— рассказывает Сергей Косяк, директор хлебозавода N 28.

Если перевести эти проценты в зерно в масштабах страны, цифра будет ужасающей: "Таким образом, порядка 3 млн тонн первоклассного зерна выбрасывается,— подсчитал Валерий Чешинский, президент Российского союза пекарей.— Не говоря о наших дополнительных издержках. Учитывая, в какой финансовой ситуации находится страна, к ресурсам нужно относиться бережно".

--С этим бороться невозможно,— говорит Сергей Косяк.— Мы слишком слабы по сравнению с сетями, поэтому они могут нам диктовать условия.

Хлебопроизводители обращались и в Минсельхоз, и в Роспотребнадзор, и президенту уже писали. Но вопрос пока так и не решен...

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение