Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Николай Шпиленок / Коммерсантъ

Самый русский зверь

Елена Кудрявцева — о борьбе ученых за выживание выхухоли

Журнал "Огонёк" от , стр. 32

Столичный департамент природопользования готов потратить миллионы рублей на разведение русской выхухоли и изгнание расплодившейся американской норки. Чтобы выяснить шансы на успех, "Огонек" побывал в питомнике, где знают об этих зверьках почти все


Елена Кудрявцева


Домик посреди озера у выхухолей появился в конце 90-х. Попасть в небольшую постройку, обитую светло-серым сайдингом, можно через холодные сени. В коридоре — раковина, холодильник, видавшая виды посудомоечная машина и вешалки с рабочей одеждой. Два этажа здесь занимает лаборатория, где трудятся научные сотрудники, а сама выхухоль живет внизу: нужно открыть крышку подпола и спуститься по широкой деревянной лестнице в подвал. Здесь располагается виварий: зверек обитает в многоуровневой норке, соединенной с круглым бассейном. Эта выхухоль — долгожитель, уже в два раза пережившая своих диких сородичей, чей срок жизни в природе не превышает 6 лет.

— Смотрите, какой он очаровательный, у него даже губки бантиком! — старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН Марина Рутовская аккуратно выпроваживает выхухоль из укрытия. Тот уходит на дно, но уже через секунду на поверхности оказываются две круглые ноздри на конце длинного подвижного носа-хоботка — дышит выхухоль воздухом. Он делает несколько кругов по бассейну, а затем отправляется в норку — подкрепляться.

Домик выхухоли находится на территории Научно-экспериментальной базы (НЭБ) "Черноголовка" — в 5 километрах от города, сразу там, где заканчиваются нарезанные прямоугольниками огороды. В городе это место просто называют "зверинец": тут живут верблюды, рыси, хорьки, кабарга, соболи и еще куча разной мелочи, включая летучих мышей, которые зимуют в ангаре, свешиваясь с потолка шелестящими гроздьями. Ну и, конечно, выхухоль: здесь изучают поведение зверька и пытаются осуществить мечту патриотов-чиновников — возродить популяцию.

На маленьком плоту


Выхухоли жили на Земле еще до того, как на ней появились мамонты. На территории нынешней России их всегда было много: к концу XIX века выхухоль была ценным промысловым животным из-за шкурки с очень густым и носким мехом.

— В старых документах читаем, что на Нижегородской ярмарке в 1913-м на продажу было представлено 60 тысяч шкурок,— рассказывает биолог Марина Рутовская.— А сейчас, по нашим подсчетам, на всей территории России этих зверьков всего тысяч шесть.

Департамент природопользования Москвы готов сейчас потратить 9 млн рублей на разработку схемы "репродукции русской выхухоли", а также на вытеснение из Московского региона американской норки. В пресс-службе министерства "Огоньку" рассказали, что условия тендера появится в печати в марте и побороться за него "сможет любая организация".

Понятно, что задача звучит политически остро, но в области фауны, надо признать, особого выбора просто нет: выхухоль — единственное млекопитающее, в официальном названии которого есть прилагательное "русский". Это эндемик нашей страны, вид, обитающий исключительно на территории России. По идее, образ выхухоли можно было бы использовать в отечественной геральдике, но неудачная попытка "Справедливой России" сделать его символом своей партии испортила репутацию русской выхухоли и прервала ее "политическую карьеру".

— Меж тем выхухоль — это наше национальное богатство,— напоминает Рутовская.— Зверек с 1975 года занесен в Красную книгу, и сегодня его нет ни в одном зоопарке мира. К нам обращались сотрудники Пражского зоопарка, которые мечтали о выхухоли, но пришлось отказать: вывозить животное, которое не размножается в неволе, запрещено.

До сих пор, несмотря на десятилетия усилий, разработать "схему размножения выхухоли в неволе" так и не удалось. Ученые провели колоссальную работу и проверили множество научных гипотез о роли питания, водного режима, химического состава воды, температуры среды и т.д. И даже, кажется, нашли верный путь.

Когда нынешний выхухоль, обитающий в Черноголовке, был относительно молод, ученые провели эксперимент. Весной его вместе с самкой поселили в пруду в вольеру, где был только деревянный плотик, на котором выхухоли могли отдыхать. Так они и дрейфовали. Именно тогда ученые наблюдали настоящее брачное поведение, даже подготовку самки к гнездованию в искусственной норе. Но потом что-то пошло не так, и потомство не появилось.

— Мне кажется, сейчас мы вплотную подошли к решению этой задачи,— говорит Марина Рутовская.— Выхухоли обитают только в пойменных озерах и очень сильно зависят от весенних паводков: их норы затапливаются и зверьки вынужденно живут кучно во временных убежищах на деревьях и кустах. Это позволяет перемешиваться популяции, а молодым зверькам находить себе пару.

Но именно тогда, когда ученые вроде бы нащупали верное решение, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова решил исследования приостановить

— Нужно строить современный виварий для выхухолей, где животным будут созданы все условия для размножения в неволе. Такие методы позволяют создавать в зоопарках резервные популяции редких и исчезающих животных,— говорит Марина Владимировна, накрывая бассейн решеткой, чтобы местные коты не добрались до выхухоли-ветерана.— Но вообще-то именно Московский регион никогда не был местом обитания выхухоли.

Биолог открывает карту и показывает: чем больше голубых капелек-озер раскидано вокруг основного течения реки, тем выше шанс обнаружения выхухоли. В Московском регионе такой природной системы нет, так что близ столицы имеет смысл разводить зверей в неволе, потому как в естественных водоемах она тут вряд ли сама приживется — слишком много условий должно для того совпасть.

Друзья выхухоли


Впрочем, исчезать выхухоли стали давно. Основная причина, считают ученые, в том, что человек сильно изменил места их естественного обитания. Например, в 1950-1970-е годы на Волге, которая являлась главным ареалом обитания выхухоли, построили массу ГЭС, и вся пойма реки оказалась затопленной. Так что зверьки сохранились только на притоках, таких как Ока и Клязьма.

Следующим ударом для выхухоли стали лихие 90-е, когда расцвело браконьерство. Тогда на смену дорогим самодельным хлопковым сетям, которые рыбаки доставали и сушили, пришли копеечные китайские из лески — их не только расставляли без счета, но и регулярно бросали, превращая дно речек в свалку.

— Такая путанка — настоящий капкан для мелких зверьков,— говорит Марина Рутовская,— выхухоль в ней застревает и через 3 минуты погибает: ей ведь нужно дышать воздухом.

При этом защитить выхухоль некому: по документам зверек млекопитающий, это означает, что следить за браконьерами должны охотинспекторы, но вот незадача — живет он в воде (а туда охотинспектору вход воспрещен). Добавьте процессы, не зависящие от человека, в частности всеобщее потепление, которое губительно сказывается на этом древнем существе.

Столь плачевное положение привело к тому, что те немногие ученые, которые занимаются выхухолью, стали объединяться в сообщества по спасению зверя. В основном это сотрудники заповедников, которым помогают группы волонтеров, такие как Клуб друзей русской выхухоли, и Дружины охраны природы из разных вузов.

Норка против норки


Американские и европейские норки, о которых тоже говорится в документах Московского департамента природопользования, в природе мало пересекаются с выхухолью. Так что тот факт, что они встретились на страницах чиновных бумаг, стоит считать недоразумением.

— Тут вышла какая-то путаница, потому что выхухоль — насекомоядное животное, а американская норка — хищник,— рассказывает младший научный сотрудник Института им. Северцова Андрей Петрин.— В природе они почти не пересекаются. С кем, как считается, американская норка и конкурирует, так это с норкой европейской, но и это вопрос непростой.

Вместе с ученым мы идем по узкой тропинке вглубь "зверинца" мимо верблюдов, которых изучают специалисты Института биологии гена РАН. Они получают от верблюда перспективное с точки зрения медицины вещество — моноклональные антитела, которые известны только для мозоленогих — верблюдов, ламы, альпака и т.д. Верблюд встает с колен и начинает свистеть — тоненько, как мелкая птичка: так они ведут себя во время гона (периода спаривания), который у верблюдов случается посреди зимы. Воздух пахнет снегом и хвоей, до тех пор, пока мы не доходим до хорьков (дальних родственников американских скунсов) и соболей. Соболи в основном здесь все родились в неволе, но некоторых принесли любители дикой фауны из своих квартир.

— Посмотрите, весь потолок утыкан кусочками фарша,— рассказывает ведущий инженер станции Евгений Лавров,— вот примерно так же где-то с середины августа соболи начинают вести себя в квартирах, запихивая в щелки дверных косяков всевозможное пропитание — про запас. Не каждый выдержит...

— А где же эти самые американские норки? — спрашиваю я.— Те, что вытесняют европейских...

— Норок сейчас нет, потому что работа с ними закончилась на определенном этапе, а дальше нет средств,— объясняет Андрей Петрин.— К этому моменту мы выяснили: европейская норка действительно исчезает, но вот по каким причинам — вопрос открытый.

История вопроса следующая. Европейская норка обитала в России всегда. Американская же появилась в СССР в 1933-м — ее каким-то образом закупили в США в аккурат тогда, когда в стране свирепствовал голод. Зверьки, впрочем, его не заметили: прижились и сегодня живут повсюду — вплоть до Камчатки.

— Сначала их держали исключительно в клетках, потом стали выпускать,— рассказывает Петрин.— И уже в середине 1940-х годов исследования в Татарстане показали, что через три года после запуска американской норки европейская исчезла.

Казалось бы, конфликт налицо, но когда ученые стали разбираться в проблеме, оказалось, что есть территории, например в Северной Европе, откуда европейская норка исчезла еще в начале ХХ века, когда американской там вовсе не было. По данным, полученным учеными здесь, в Черноголовке, и в других институтах, оказывается, что европейская норка сама по себе животное более нервное, пугливое и менее устойчивое к болезням, чем ее американский собрат. Так что, возможно, налицо процесс естественного отбора. В любом случае, чтобы защитить "евронорку", в первую очередь следует запретить охоту.

— А как это сделаешь, если она даже не в Красной книге? — спрашивает сам себя Андрей Петрин.— Вносить ее в Красную книгу значит запретить промысел, который ведется капканами, а капканы, как вы понимаете, не могут отличить американскую норку от европейской. На создание же каких-то сложных систем никто денег давать не хочет.

Так что возрождение как патриотичной выхухоли, так и трепетной европейской норки требует не только миллионных грантов, но и огромной научной работы. Дойдут ли эти средства до серьезных ученых и смогут ли они всерьез изменить ситуацию, покажет время. В прошлом году, например, столица уже пыталась решать экологические проблемы по той же схеме, потратив 2,7 млн рублей на разработку "научно обоснованных предложений относительно того, как может быть увеличено число растений в результате жизнедеятельности пчел медоносных на территории города Москвы". Еще 2,5 млн рублей ушли "на разработку научно обоснованных предложений по определению наиболее эффективных биологических методов борьбы с короедом-типографом". В обоих последних случаях, увы, безрезультатно.

Спасение русской выхухоли по сравнению с изведением короеда, испортившего сотни гектаров леса, выглядит не столь оправданным с точки зрения экономики. Но она того стоит: раз выхухоль пережила мамонтов, будет, согласитесь, крайне обидно, если она не сможет пережить нас.

Уйти, чтобы вернуться

Экспертиза

О том, реально ли восстановить популяцию исчезающих видов, рассказывает член-корреспондент РАН, замдиректора Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Вячеслав Рожнов


До сих пор в Московской области не было работ по восстановлению, то есть реинтродукции какого-либо вида животных, но в целом по России такие проекты есть. Например, мы успешно восстанавливаем популяцию амурского тигра. Эта работа уже много лет проходит в рамках Постоянно действующей экспедиции Российской академии наук. Она включает в себя две части: во-первых, подготовку животных в неволе для жизни в природе, а во-вторых, выпуск этих животных и мониторинг. В 2013-2014 годах мы по этой схеме провели работу с шестью тигрятами, которые были найдены в тайге сиротами и после этого целый год проходили реабилитацию в спеццентре в Алексеевке, рядом с Владивостоком. Затем одну тигрицу мы выпустили в заповеднике Бастак в Еврейской автономной области, и она уже нашла себе пару. Трех тигрят выпустили в Амурской области, еще пару — в Еврейской. Их странствия были очень продолжительными. Двое тигрят заходили на территорию Китая, чему китайцы очень обрадовались, когда мы им об этом сообщили (они тоже хотят восстановить популяцию этого редкого хищника). Но потом оба тигра вернулись к нам. Один из них сегодня опять живет в центре реабилитации, потому что китайцы научили его питаться домашними собаками, и когда он вернулся на территорию России, то начал промышлять этим делом, возникали конфликтные ситуации, и мы его от греха изолировали.

Схожая программа восстановления готовится на Кавказе в Сочинском национальном парке — там действует специальный центр по разведению переднеазиатского кавказского леопарда. Для дальневосточного леопарда мы построили центр в Уссурийском заповеднике ДВО РАН, и сейчас подыскиваем животных, чтобы вернуть их в природу по той же схеме, что и тигров. Наш опыт востребован и за рубежом: в Испании, например, для восстановления пиренейской рыси (осталось всего нескольких особей) создан спеццентр, где с испанцами работают сотрудники нашего института.

Из более мелких видов стоит упомянуть черноногого хорька, который живет в прериях США. Этот вид когда-то практически исчез, так как была уничтожена его кормовая база — луговые собачки. Там активно разводили скот, и он вытеснил этих собачек, задавил их. Американцы создали особо охраняемые природные территории, сначала восстановили луговую собачку, затем построили специальную ферму, куда отловили несколько штук хорьков для разведения, а потом выпустили их обратно — получился великолепный результат. Так что восстановить популяцию той же выхухоли вполне реально. Просто мы еще не все о ней знаем. Для продолжения работы нужно построить специальные сооружения, особые водоемы и т.д. У нас есть задумки, каким должен быть комплекс по разведению выхухоли, но сейчас, как вы понимаете, непростые времена для начинаний.

Комментарии
Профиль пользователя