Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Роман с башней

"Бриллиант маршала де Фантье" в постановке Резо Габриадзе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера театр

В театральном центре "На Страстном" проходят гастроли Тбилисского театра марионеток под руководством Резо Габриадзе. Они открылись премьерой спектакля "Бриллиант маршала де Фантье". Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Объявленный как премьера "Бриллиант маршала де Фантье" на самом деле стал новой версией спектакля более чем 30-летней давности. Резо Габриадзе рассказывает, что еще на рубеже 70-80-х он написал эту пьесу по заказу Театра имени Руставели, но академическому театру она так и не пригодилась. Когда же открылся театр марионеток, Габриадзе решил поставить ее в кукольном варианте. Потом наступили другие времена, спектакль по разным причинам исчез из репертуара, а кукол увезли на склад. Впрочем, нет ничего удивительного в том, что теперь их оттуда достали, переписали текст и возобновили старый спектакль. Театр Габриадзе живет нелинейно, все его сюжеты так или иначе посвящены воспоминаниям, власти прошлого — и спектакли часто становятся мемуарами о самих себе, они возрождаются (иногда под новыми названиями, как ставшая "Сталинградской битвой" урожденная "Песнь о Волге", тоже включенная в афишу гастролей) и прорастают друг в друге.

Резо Габриадзе можно назвать пантеистом — у него все живое едино, а неживого в мире вообще ничего нет, поэтому в "Осени нашей весны" главным героем была птица по имени Боря, в "Сталинградской битве" рассказ о войне ведет муравей, а в "Рамоне" идет речь о влюбленных друг в друга паровозах. Но он еще и культурный пантеист — свободно умеет перелетать из одного мира в другой, из фольклора в высокое искусство, а из Тбилиси в Париж. "Бриллиант маршала де Фантье" в конечном счете можно назвать историей о том, как авлабарская сваха Ханума поспособствовала постройке Эйфелевой башни — и вряд ли кому-то еще, кроме мистификатора и фантазера Габриадзе, пришло бы в голову связать героев веселой комедии Авксентия Цагарели с самым знаменитым сооружением французской столицы.

Конечно, несмотря на перелицовку, "Бриллиант маршала де Фантье" действительно укоренен в 70-х годах, когда "Хануму" Цагарели играли в двух великих версиях — Роберта Стуруа в Тбилиси и Георгия Товстоногова в Ленинграде, когда Париж был пределом всех мечтаний и когда еще были живы корифеи грузинского театра, в том числе Рамаз Чхиквадзе и Верико Анджапаридзе, голоса которых на гастролях, увы, заглушенные русским переводом, использованы и в сегодняшней версии. Начинается история с того, что князь и одновременно генерал Вано Пантиашвили неожиданно для себя оказывается наследником невероятного состояния — от покойного дядюшки, маршала де Фантье, князю достался самый большой бриллиант в мире, который хранится в Париже. В сопровождении нескольких своих земляков генерал отправляется за сокровищем во Францию, но за ними без разрешения увязывается неутомимая Ханума.

На месте выясняется, что для получения бриллианта наследник должен быть женат, иначе бриллиант будет распилен и даже растолчен в пыль. Французы, заинтересованные в том, чтобы бриллиант остался на родине, устраивают князю встречу с местной маркизой — и Вано Пантиашвили влюбляется в нее без памяти. Но в маркизу влюблен и местный инженер Эйфель, еще не построивший свою башню. Вездесущая Ханума буквально вытаскивает инженера из петли, там самым спасая не только бедного влюбленного, но и великий архитектурный замысел. Воплотить который в конце концов должен помочь тот самый бриллиант: тбилисская сваха и в Париже устраивает женитьбу Пантиашвили по своему сценарию, так что князь, разлученный с маркизой, решает вернуться на родину. А прежде чем уехать, он жертвует на строительство Эйфелевой башни все наследство.

Фантастический сюжет пьесы можно пересказывать, не опасаясь обвинений в спойлерстве: прелесть спектакля Резо Габриадзе заключена, конечно, не в перипетиях авантюрной истории. И даже не в тексте комедии, хотя он очень остроумен сам по себе, так что многие реплики вызывают не только смех, но и аплодисменты зрительного зала. Габриадзе говорит, что такие пьесы нужно играть в парусиновых балаганах — это зрелище наивное, в нем нет маньеристской меланхолии "Дочери императора Трапезунда" или трепетного трагизма "Сталинградской битвы". Здесь то ли бесхитростно, то ли расчетливо соседствуют пестро раскрашенные куклы разных размеров — так что генерал едва помещается в коробочку сцены, а иных персонажей трудно разглядеть, сменяют друг друга нарисованные задники, а ведущий напрямик просит публику не судить балаганное представление строго. Про самое важное не надо говорить, оно и так станет понятным: хотя и вырастает в финале на сцене парижская Эйфелева башня, ясно, что ничего лучше Тбилиси на свете нет и быть не может.

Комментарии
Профиль пользователя