Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: О. Георбелидзе

С пропиской в алтаре

Константин Михайлов с последними новостями из жизни российского культурного наследия

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Новые приключения памятников архитектуры


Константин Михайлов


Сегодня мы продолжаем (начало см. "Огонек" N 49 за 2014 год) обзор наиболее интригующих событий из жизни российского культурного наследия. Коллекцию их собирает на сайте "Хранители наследия" http://hraniteli-nasledia.com/ его главный редактор, постоянный автор "Огонька".

Государственная охрана на нелегальном положении


После вступления в силу (22 января 2015 года) обновленной версии Федерального закона об объектах культурного наследия, как всегда неожиданно, выяснилось, что органы охраны исторических памятников в большинстве регионов страны оказались чуть ли не на нелегальном положении. Дело в том, что закон теперь требует, чтобы региональные органы охраны наследия были специализированными и самостоятельными структурными единицами губернской власти — не входящими в состав иных управлений либо департаментов и не исполняющими какие-либо иные функции.

Однако по состоянию на 1 января 2015 года самостоятельные и специализированные органы охраны культурного наследия имели всего лишь 19 регионов: Адыгея, Карачаево-Черкесия, Республика Крым, Северная Осетия — Алания, Тыва, Чечня, Краснодарский край, Владимирская, Иркутская, Калининградская, Нижегородская, Новгородская, Новосибирская, Псковская, Тверская, Тюменская области, а также Москва, Санкт-Петербург и Ханты-Мансийский автономный округ — Югра.

По мере приближения "роковой" даты 22 января самостоятельные органы охраны наследия были созданы в Ставропольском крае, Вологодской области и Красноярском крае. В Белгородской области, напротив, региональные власти считают создание такого органа ненужной роскошью и излишней тратой средств, о чем направили даже специальное обращение в Госдуму.

Требование закона невозможно отменить, но и памятники надо охранять ежедневно. Поразмыслив, Министерство культуры направило в регионы специальное разъяснение: "До приведения структуры региональных органов охраны в соответствие со ст. 10 Закона полномочия по государственной охране объектов культурного наследия... в полном объеме исполняются ныне существующими органами охраны объектов культурного наследия в каждом из субъектов Российской Федерации". Более того, Минкультуры пригрозило региональным госорганам, что неисполнение полномочий будет "незамедлительно пресекаться", в том числе с участием органов финансового надзора.

Извлечение сейфа экскаватором


Руководитель Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников Санкт-Петербурга (КГИОП) Сергей Макаров изобрел новую инновационную формулу для объяснения незаконных сносов исторических зданий на подведомственной территории. Комментируя в СМИ недавний снос одного из корпусов Обуховской больницы, он заявил буквально следующее: "Корпус они уронили случайно, вынимая сейф из него, а он взял и обрушился". Между тем известно, что снос здания в январе 2015 года происходил, невзирая на предписание КГИОП об остановке работ, а на фотографиях отчетливо виден экскаватор. Видимо, санкт-петербургские девелоперы настолько суровы, что извлекают сейфы из домов экскаватором. По свежести и оригинальности версия руководителя петербургского госоргана охраны наследия может соперничать разве что с воронежским объяснением причин разборки объекта культурного наследия: столкновение памятника архитектуры с грузовиком (см. "Огонек" N 49 за 2014 год).

Главный архитектор не спас "1000 и одну бутылку"


А вот в Новочеркасске начальство не столь изобретательно. После неудачной попытки главного архитектора города Василия Кузьменко остановить незаконный снос выявленного объекта культурного наследия XIX века — дома Титовой на улице Просвещения — чиновник честно признался, что рабочие его "проигнорировали". В городе особняк, который до 1992 года честно служил детским садом, в последние годы перед сносом называли по-свойски — "1000 и одна бутылка", поскольку после приватизации здания в нем находился магазин, торговавший алкоголем.

Невидимый град Китеж взят под охрану


Нижегородское правительство издало постановление, которым "культурно-ландшафтный комплекс "Озеро Светлояр и село Владимирское"" включен в единый госреестр объектов культурного наследия как достопримечательное место регионального значения. Как известно, в глубинах озера Светлояр с незапамятных времен скрывается невидимый град Китеж — стало быть, под охрану взят и он. Теперь местные власти намерены создать вокруг озера музей-заповедник "Град Китеж", а для наглядности уже соорудили здесь специальный "Оптический театр", в котором туристы смогут увидеть 3D-фильмы, посвященные озеру и конечно же невидимому граду.

Расселение жилого храма в Смоленске


"Потолок в любой момент может рухнуть на голову, стены держатся на честном слове",— таково, по отзывам жильцов, состояние Спасо-Преображенской церкви в Смоленске, построенной в 1766 году. Памятник архитектуры XVIII века до сих пор является жилым домом — или, если угодно, жилым храмом. В 1979 году его приспособили под общежитие, разделив на этажи и жилые клетушки. С тех пор в храме подрастает уже третье поколение смолян, причем живут даже в алтаре. Местным журналистам жильцы жалуются: "Мы вызываем возмущение многих прихожан: в храме не иконы висят, а белье сохнет! Богохульниками нас называют, проклятия посылают. А мы виноваты? Съехать-то куда? На улицу?"

Только в конце 2014 года здание, ранее числившееся бесхозным, было признано муниципальной собственностью. Теперь его нужно официально признать аварийным, что позволит перейти к расселению жильцов. А там, глядишь, и реставрации церковь дождется — если достоит. Конкуренцию в номинации "жилой храм" Спасо-Преображенской церкви в Смоленске может составить новгородский храм Ильи Пророка на Славне (XV век), с 1952 года используемый как жилой дом.

В Рязани выявлен и оценен Переяславль


Правительство России издало 20 января 2015 года распоряжение о наделении "выявленного объекта культурного наследия "Древний город Переяславль-Рязанский и его оборонительные и архитектурные сооружения XII-XIX веков" статусом объекта культурного наследия федерального значения — достопримечательного места".

Эксперты, как, впрочем, и само правительство, надеются, что это поможет сохранить ансамбль Рязанского кремля и окрестного исторического культурного и природного ландшафта. Достопримечательное место — разновидность объекта культурного наследия, на территории которого законом разрешено строительство. Но по согласованию с органами охраны наследия. Примечательно, что в титуле достопримечательного места Переяславлю-Рязанскому приписаны "архитектурные сооружения XIX века", хотя город, основанный в 1095 году, был официально переименован в Рязань в 1778 году.

"Есенинская Русь" сокращается в размерах


Другое достопримечательное место — "Есенинская Русь" — разрабатывается в Рязанской области во исполнение поручения президента Владимира Путина, высказанного им еще в мае 2014 года во время встречи с рязанским губернатором Олегом Ковалевым. Президент тогда начал беседу с претензий, которые "люди предъявляют в связи с застройкой есенинских мест, да еще и дорогу протоптали к коттеджам, которые застраиваются местными чиновниками". Губернатор стал оправдываться: мол, еще не доказано, что земельные участки под строительство выделялись незаконно. Но президент подчеркнул: "Не важно, законно это или незаконно. Нужно было изначально принять такие решения, чтобы оградить эту территорию от застройки".

Недавно проект достопримечательного места был представлен на научно-методический совет Министерства культуры. К удивлению специалистов, охраняемая территория в нем сократилась в 2,5 раза по сравнению с прежними зонами охраны. Авторы проекта обосновывают это тем, что не добыли доказательств, что Есенин посещал те или иные населенные пункты или урочища. Проект раскритиковали и отправили на доработку ради комплексной охраны цельного есенинского ландшафта в окрестностях села Константинова. Если такие подходы возобладают — интересно, не потребуют ли от Пушкина справку, что он лично стоял, сидел или возлежал на каждом конкретном квадратном метре заповедника в Михайловском?

Год литературы в Москве и Ставрополе начали по-разному


Отрадная весть пришла с юга России: пока в Москве сносили дом на Садовнической улице, связанный с памятью о Сергее Есенине, в Ставрополе поставили на госохрану мемориальный адрес другого великого поэта — Михаила Лермонтова. Дому Щербаковых, в котором Лермонтов жил в 1840-1841 годы, в период ссылки на Кавказ, долго угрожал снос ради строительства нового жилого комплекса. Но местные краеведы и общественники протестовали — теперь с ними согласились областные власти. Инициаторы постановки дома на государственную охрану надеются, что хотя бы частично он станет мемориальным музеем.

Реставрацию Ропшинского дворца ускорило только его обрушение


Обрушение в начале января центрального портика дворца в Ропше под Петербургом, где закончилась жизнь императора Петра III, наконец заставило федеральные и областные власти принимать меры по спасению памятника архитектуры XVIII века, более 20 лет пребывающего в руинированном состоянии. Государственным музеем-заповедником "Петергоф" (в ведении которого с 2012 года находится Ропшинский дворцово-парковый ансамбль) получены запрошенные в Министерстве культуры 15 млн рублей для проведения первоочередных противоаварийных работ. На эти средства планируется расчистить территорию дворца от "лишних" деревьев и кустарников, а подвалы — от мусора, укрепить конструкции, которые еще можно спасти. При этом будет разобрана часть здания, которая угрожает дальнейшим обрушением, а также возведено временное перекрытие дворца, которое будет предохранять его от атмосферных осадков. Правительство Ленинградской области, со своей стороны, обещает помочь добиться федерального финансирования реставрации Ропшинского дворца.

Комментарии
Профиль пользователя