Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Бобылев / Коммерсантъ   |  купить фото

Назад, в деревню!

Кризис породил аграрный бум среди горожан. Наблюдения доцента МСХА им. К. А. Тимирязева Игоря Абакумова

Журнал "Огонёк" от , стр. 15

Спрос населения на семена овощей уже превысил спрос на семена цветов. Производители рассады, теплиц, садового инвентаря и мотоблоков, молодняка домашней птицы и животных — в ожидании роста продаж. Причина ясна как картошка: взлет цен на продовольствие, желание получить продукты понятного качества и застраховать семью. Некоторые губернаторы уже заявили о намерении раздавать землю под огороды и усадьбы. Огород становится высшей формой недоверия граждан государству. В феномене разбирался "Огонек"


Игорь Абакумов, доцент МСХА им. К.А. Тимирязева


Поделюсь собственным наблюдением. Прошлое душное лето я провел в столетнем деревенском доме в Подмосковье. Между написанием статей завел два улья, обрезал старые яблони, сливы, вишню, малину и смородину. Собрал урожай. Наварил варенья, накачал меда. Поехал за банками на дорогу в райцентр. Прежде там был один прилавок с банками, а сейчас огромный стенд с любыми калибрами стеклотары.

Продавщица сказала, что спрос на банки — только дай. Кто покупает? В основном горожане, которым дома в округе достались по наследству. Зачем покупают? За тем же, что и я, но не только. Кто-то развел коз и торгует молоком. Кто-то делает тушенку из кроликов. Кто-то консервирует мясо гусей, уток и кур. Мой сосед слева держит большую пасеку, а справа — производит перепелиные яйца. Соседи тоже горожане, их я знаю больше 30 лет. Но делом занялись последние два года. И все, с кем я перезнакомился потом, тоже говорят, что идея пришла два года назад.

Тому есть две причины. Именно тогда в экономике начался спад деловой активности и пошли сокращаться предприятия. Вторая, и не менее важная,— появился мобильный интернет. Стало возможным работать удаленно "на природе": бухгалтерам, архитекторам, юристам, инженерам. И раз живешь в деревне, волей-неволей что-то начинаешь выращивать из интереса. А далее — охота пуще неволи. Сначала для себя, потом для городских друзей. Короче, на рынке никто не торгует, горожане приезжают сами и забирают все, оставляя деньги. Потому что вкусно до восторга.

Так что никакой паники. Читают интернет, смотрят ТВ и делают трезвый народный расчет: пора на грядку.

Полгода после указа


Ровно полгода прошло с начала действия указа президента РФ N 560 "О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации". Поскольку он стал реакцией на санкции против России, его окрестили "антисанкциями". Они вводились против "партнеров" на год. Половина срока уже прошла. Что сделано и что в сухом остатке?

Поставщики продовольствия из Европы, США и Австралии заменены на поставщиков из Белоруссии, Казахстана, Закавказья, Северной и Центральной Африки, Юго-Восточной Азии, Турции, Израиля, Китая, Пакистана — всего числом около 40. Надо отдать должное, дефицита продуктов на прилавках нет. Один импорт сменил другой.

В указе N 560 есть пункт "д": "Обеспечить совместно с объединениями товаропроизводителей, торговых сетей и организаций разработку и реализацию комплекса мероприятий, направленных на увеличение предложения отечественных товаров". Полгода спустя цены на продовольствие, в том числе и собственного производства, выросли в разы. Самое незначительное подорожание — картофеля, яиц и растительного масла.

Поскольку промышленное аграрное производство в России в значительной степени "отверточная сборка", курс доллара и евро повлиял на цену "комплектующих" — семян, породистого скота и птицы, техники и запасных частей, средств защиты растений и ветеринарных препаратов, которые закупаются за границей. Здесь надо искать один из ответов на вопрос о росте цен на продукты.

Второй ответ — интересы торговых сетей, изначально предназначенных для продвижения импорта, до сих пор не ограничены ничем, кроме увещеваний на различных совещаниях. Поэтому некоторые занимаются откровенным издевательством, организуя прилавки с большой надписью "фермерский продукт", где стоит российское варенье ценой выше импортного.

Потому ФАС и прокурорам даны задания найти виновных в подорожании, но они не имеют четких критериев: а что считать причиной? Можно ли винить мукомола в подорожании муки, если для закупки зерна ему дают кредит под 30 процентов? Это к вопросу о росте цен на хлеб. Про гречку понять проще — средняя цена отгрузки из хозяйства в 2014 году была 10 рублей за килограмм, а то, что мы видим на прилавке,— это чистое безобразие. Однако кто и когда ограничивал торговые наценки? В Европе есть четкие ограничения, и "рука рынка" здесь ни при чем: превысишь — узнаешь рукопожатие налогового инспектора.

Подорожание продуктов имеет немало объективных причин. Но еще больше субъективных.

Два с половиной года назад я задал вопрос вице-премьеру Аркадию Дворковичу и новому министру сельского хозяйства Николаю Федорову: что мешает вместо искусственного сдерживания цен ввести магнитные карты для малоимущих и пенсионеров, на которые перечислялись бы прямые дотации из бюджета? На эти деньги нельзя купить телевизор, но можно отечественное масло, мясо, хлеб, молоко, овощи. Этот экономический механизм широко используется в Европе и США для социальной стабильности населения и поддержки фермеров, которые получают расширение сбыта. Ответом мне были две пространные речи, что это скоро будет сделано именно так. По сей день конь, как говорится, не валялся. При этом объем закупок импортных продуктов как был 40-45 млрд долларов, так и остался. Не считая цены "комплектующих" собственного урожая. Созданием селекционно-генетических центров в семеноводстве и животноводстве, к примеру, занялись только, когда жареный петух клюнул в то самое место.

Виды на урожай


Считается, что главным риском урожая 2015 года становится отсутствие денег. Это так. Кредитные ставки зашкаливают, банки не берут в залог оборудование и недвижимость по реальной цене. Погода осени-зимы была такова, что в ЦФО и ЮФО отмечено около трети гибели озимых. Но дело не только в погоде. Дефицит кредитных ресурсов уже привел к удешевлению (читай, упрощению) технологий возделывания зерновых. А это незавидная перспектива. Дешевле берутся семена, уменьшается количество обработок против болезней, снижается качество сортировки и сохранности зерна. Как результат, прогноз Минсельхоза на урожай 2015 года, "гуляет" как никогда,— от 68 до 100 млн тонн.

Запас зерна до нового урожая — 32,6 млн тонн. При этом ежегодная потребность в зерне (на хлеб и на корма) составляет 73 млн тонн. Сложив цифры в столбик, рынок реагирует ростом цен на все, что держится на зерне, а это хлеб, корма, молоко и мясо. Ведь на радостях от рекордного урожая 2014 года Минсельхоз благополучно "проспал" возможность недорого закупить зерно в интервенционный фонд еще летом, чтобы осенью сбить цены, выбросив его на рынок. Инструмент интервенций остался невостребованным.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в конце декабря 2014 года заявила: "Уже допустили серьезный рост цен на зерно, значит, и меры были несвоевременные и недостаточные... Нужно незамедлительно принять уточненный баланс зерна и принять меры по недопущению экспорта зерна в ущерб собственным интересам".

Хорошо известно: Матвиенко просто так ничего не говорит. И вот на таком фоне глава Минсельхоза Николай Федоров в феврале делает бодрое заявление о перспективе роста экспорта зерна до 30 млн тонн. Это очень напоминает "секретные пакеты" советских командиров, которые они вскрывали утром 22 июня — "перейти границу и разгромить врага на его территории". Налицо некий конфликт интересов в верхних эшелонах власти по поводу назначения зернового рынка. В неофициальных беседах участники рынка говорят об увеличении экспортной перевалки в портах с неясными конечными бенефициарами: в начале января за рубеж "пульнули" почти 2 млн тонн, несмотря на новогодние каникулы.

Сухой остаток


Теперь о "сухом остатке" полугодового действия указа N 560. Обозначился очевидный риск: отсутствие идей выхода из кризиса. Этот риск не менее важен, чем денежный, вокруг которого так много разговоров. Серьезных предложений о совершенствовании внутренней инфраструктуры работы АПК пока не поступало. Основной формой организации производства по-прежнему считаются частные агрохолдинги. Они сыграли свою роль в снабжении страны мясом. Но они обеспечивают лишь половину производства того же молока. Разговоры о поддержке строительства кооперативных предприятий бывших совхозов, фермеров и личных подсобных хозяйств, которые производят вторую половину, так пока и остаются разговорами.

Между тем в Европе и США продовольственные гиганты не имеют своих ферм и курятников, работают по контрактам с фермерами, стимулируя тех к обновлению технологий, сортов и пород. Это и приводит к развитию сельских территорий.

Видимо, такой "остаточный" подход лежит глубоко в недрах истории советской экономической мысли, которая веровала в примат крупного производства над "мелкобуржуазным". А что происходит на остальной части планеты, нам не указ. Потому как санкции...

В этом году лично я расширяю пасеку.

Комментарии
Профиль пользователя