Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Коваленко / Коммерсантъ

Тяготы и выгоды войны

Специальные корреспонденты "Ъ" выясняли в Киеве, как остановить конфликт в Донбассе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

На востоке Украины в районе Дебальцево и на других участках фронта продолжаются ожесточенные бои — причем инициативу прочно удерживают силы ДНР и ЛНР, объявивших вчера мобилизацию. Специальные корреспонденты "Ъ" в Киеве МАКСИМ ЮСИН и ЯНИНА СОКОЛОВСКАЯ пытались разобраться, как долго будут продолжаться боевые действия, из-за чего провалились переговоры в Минске и почему в Киеве апеллируют только к России, не желая вообще вести диалог со своими противниками в Донецке и Луганске.


"Мирные переговоры ни к чему не приведут. Ни в минском формате, ни в каком-либо другом. Цель нынешнего наступления сепаратистов — заставить Украину договариваться на чужих условиях, фактически признать Донецкую и Луганскую республики, превратить их в новое Приднестровье, постоянный рычаг влияния на нашу страну, очаг дестабилизации. На это мы не пойдем. Поэтому единственный путь — терпеть, отбиваться, затягивать войну. Понимая, что время работает против России. Чем сильнее она втягивается в конфликт, тем сильнее бьют по ней санкции",— прогноз киевского военного эксперта Игоря Левченко, много лет проработавшего в Министерстве обороны, звучит зловеще.

"Убей врага!"


Гнетущее впечатление еще больше усиливает атмосфера кафе "Культ Ра" на Владимирской улице в Киеве, где мы с Игорем Левченко пьем кофе. Красно-черный флаг украинской повстанческой армии над входом и отдельная строка в меню: "Вина с временно оккупированной территории Крыма".

Как и многие собеседники "Ъ" в Киеве, он убежден, что на "восточном фронте" украинская армия воюет не с ополчением ДНР и ЛНР, а с Российской Федерацией. И поэтому следующая фраза Игоря Левченко особого удивления уже не вызвала: "Отношение к России сегодня можно описать, перефразируя знаменитый призыв Эренбурга,— "Убей врага!". О братстве с русскими уже никто не вспоминает. Если в селе кто-то погиб в зоне АТО, "русский мир" туда уже не придет. Наши власти в последнее время заметно ужесточили отношение к Москве. Показательным стало принятие Радой закона о признании России страной-агрессором. И сделано это с согласия Запада, в координации с ним".

Что касается Запада и его стремления безоговорочно поддерживать Украину, здесь Игорь Левченко, похоже, все-таки сгущает краски и выдает желаемое за действительное. Во всяком случае, аккредитованный в Киеве высокопоставленный дипломат одной из ключевых стран ЕС высказывался в совершенно ином тоне: "Мы понимаем, что надо помочь Кремлю достойно выйти из этой ситуации, сохранить лицо. И готовы этому способствовать, предлагая свои посреднические услуги. Но как остановить военные действия, если линии разграничения, предусмотренной минскими соглашениями, уже не существует, если с 19 сентября донецкие и луганские отряды захватили уже более 600 квадратных километров территории? И где гарантии, что, если сейчас заключить перемирие, признать новые реалии, боевики не решат, что создан прецедент, что они смогут каждый раз менять линию разграничения силой, ставить мир перед свершившимся фактом?"

При этом собеседник "Ъ" признал: в соглашениях, заключенных в Минске, зафиксировано, что и Донецкий аэропорт, и Дебальцево должны отойти в зону ответственности ДНР.

"Игра на ослабление друг друга"


По словам европейского дипломата, среди киевских политиков распространено мнение, согласно которому для решения проблемы Донбасса надо дождаться масштабного кризиса в РФ. "Впрочем, и в Москве многие настроены таким же образом по отношению к Украине, стремятся оказывать на нее максимальное давление с целью дестабилизации. Но игра на ослабление друг друга слишком опасна. Такой подход заводит ситуацию в тупик",— разводит руками собеседник "Ъ".

"Как будут развиваться события? — повторяет вопрос "Ъ" украинский политолог Виктор Уколов, хорошо информированный о настроениях в высшем руководстве страны.— Я вижу три возможных сценария. Первый — самый оптимистичный: Россия прекращает поддержку Донецка и Луганска, они возвращаются в состав Украины, получая некий специальный статус".

Второй сценарий, который Виктор Уколов назвал "самым негативным", в его изложении выглядит так: силы ДНР и ЛНР переходят в решительное наступление, нажим на Украину максимально усиливается, под влиянием растущих военных потерь украинские регионы откажутся сражаться на востоке, станут срывать мобилизацию. "Уже сейчас в западных областях начинают говорить: "Зачем воевать за освобождение тех, кто вместо благодарности тебя ненавидит и проклинает?" В итоге фронт может развалиться, страна потерпит поражение и столкнется с угрозой дезинтеграции,— говорит "Ъ" политолог.— Что же касается Запада, то он за Украину не вступится — никто не хочет ядерной войны".

И наконец, третий сценарий, который собеседник "Ъ" считает "самым вероятным": война продолжается, но решающего наступления ни с одной стороны нет. Берется курс на взаимное истощение.

Что касается перспектив урегулирования, то оно, по мнению Виктора Уколова, может быть достигнуто только при активном участии внешних посредников. В их числе он в первую очередь называет президента Франции Франсуа Олланда. Дальнейшая схема могла бы быть такой: посредники представляют свой мирный план, Москва его принимает, а затем с нее снимают часть санкций. Это стало бы холодным душем для украинской "партии войны", сигналом, что встречных шагов Запад ждет и от Киева, что он не готов поддерживать его безоговорочно.

Впрочем, признает эксперт, к мирному решению и к неизбежным компромиссам еще надо подготовить общественное мнение: "У нас политики от него сейчас очень сильно зависят. Раньше такого не было. А общественное мнение разогрето".

Чтобы убедиться в этой "разогретости", достаточно посмотреть украинское телевидение. Патриотический накал — по всем каналам, даже таким, как "Интер", который депутаты Рады обвинили в "потворстве агрессору" и предлагают закрыть. Тех, кто сражается на стороне ДНР и ЛНР, киевские журналисты называют исключительно "террористами" и "бандитами". Сообщения из Донецка и Луганска о жертвах среди мирного населения в результате артобстрелов подаются в том ключе, что это "террористы" устроили очередную провокацию, чтобы возложить вину на Киев. Причем складывается впечатление, что с украинской стороны в направлении Донецка вообще не стреляют.

"Единое информационное поле"


"Доминирующая точка зрения в украинских СМИ и у многих наших политиков сейчас такова: ни на какие уступки идти нельзя. Надо дождаться, когда в России случится коллапс. Но это же абсурдный подход. Во-первых, Россия не обрушится. А во-вторых, даже если бы это произошло, под своими обломками она похоронила бы Украину. Но такая позиция очень удобна. Она позволяет ничего не делать, сидеть и ждать, пока мимо тебя проплывет труп врага, пока другие (в данном случае Запад и его санкции) сделают работу за тебя",— говорит "Ъ" киевский политолог Михаил Погребинский.

"Сейчас в стране ситуация со свободой прессы не лучше, чем при Януковиче,— признает другой украинский эксперт Дмитрий Понамарчук.— Ведущих журналистов просто включают в партийные списки, делают депутатами. И тем самым покупают. Они стали лицом власти, они инкорпорировались туда, перестали быть независимыми арбитрами".

С этим мнением согласен киевский аналитик Кость Бондаренко: "На нашем телевидении очень жесткая, централизованная политика. Принцип такой: когда идет война, нет места для разглагольствований и сомнений. Министр информации Юрий Стець пытается создать единое информационное поле и контролировать все информационные потоки".

Но сколько эти потоки ни контролировать, сколько ни обходить острые углы, одну из главных проблем сегодняшнего дня — коллапс экономики — игнорировать невозможно. И именно этот фактор, признают собеседники "Ъ" в Киеве, может в конечном счете повлиять на общественные настроения.

"В стране банально не осталось денег. Посмотрите вокруг: большинство магазинов закрылось, а в оставшихся ни одного покупателя. Ощущение, что приехали в чернобыльскую зону. А ведь раньше это был крупнейший торговый комплекс во всем Киеве",— говорит Юрий, владелец салона, продающего (а точнее, продававшего) мебель из Италии. Мы с ним идем по Дому торговли на Львовской площади в центре Киева. Впечатление действительно тягостное. Когда-то здесь были десятки павильонов и бутиков, а сейчас ни одной живой души, за исключением двух-трех скучающих продавцов.

"В мире от Украины устали"


"Вот уже год в моем салоне не было ни одной серьезной покупки,— продолжает Юрий.— Но все равно я себя считаю удачливым бизнесменом — по сравнению с остальными. Мне хотя бы иногда удается продать какую-то мелочь — стул или пуф. И на вырученные деньги заплатить зарплату бухгалтеру или менеджеру. Сам же я ничего не заработал с начала Майдана. Сейчас проедаю последние накопления. Да уже проел, если честно".

В отчаянном положении оказались и бюджетники. "Раньше, при Януковиче, у нас профессора получали по 20 тыс. гривен — по тогдашнему курсу $2,5 тыс. Это были огромные деньги. Сейчас же, после утверждения правительством и Радой нового бюджета, зарплата в госучреждениях не должна превышать 8,5 тыс. гривен — сегодня это $400. Вы представить себе не можете реакцию этих профессоров, когда на прошлой неделе на собрании им озвучили эти цифры",— вспоминает Владимир, преподаватель Киевского политехнического института, одного из самых престижных вузов страны.

"Недавно мы проводили опрос, и 90% респондентов признались, что они вынуждены отказываться от привычного образа жизни. Кто-то — от загранпоездок, кто-то — от похода в ресторан или даже в кафе, кому-то приходится менять продовольственную корзину — экономить,— говорит "Ъ" социолог Евгений Копатько.— Ко мне приходят журналисты, когда-то хорошо зарабатывавшие на телевидении, и просят взять их на работу хотя бы за $300 в месяц. Обнищание коснулось всех. И самое тревожное — у властей с каждым днем сужается окно возможностей, решать задачи все труднее. Пока идет война, нельзя рассчитывать на инвестиции. Да и Запад не готов выделять серьезную помощь. В мире от Украины устали. У европейцев масса своих проблем: экономические трудности, Греция, исламские радикалы. Уже в скором времени Украина может оказаться на периферии европейских интересов".

"Деиндустриализация и люмпенизация"


Больше всего Евгения Копатько пугает "стремительная деиндустриализация страны": "Только что объявили об остановке "Южмаша" — а это был символ украинской промышленности. Без работы остались 10 тыс. сотрудников предприятия и как минимум 15 тыс. смежников. Как государство, у которого нет денег, будет их обеспечивать? Я уже не говорю о том, сколько предприятий осталось на территории, контролируемой ДНР и ЛНР. Налоговая база сжалась как шагреневая кожа, бюджет недополучит огромные средства". Дополнительные трудности создает резкое падение цен на металл на мировых рынках. Раньше треть поступлений в украинский бюджет обеспечивали металлургические предприятия. Но было это "в другой жизни" — до кризиса и до войны.

Еще одна проблема, по мнению Евгения Копатько, "люмпенизация населения". С ним согласен и депутат Верховной рады от одной из партий правящей коалиции, согласившийся говорить с "Ъ" "абсолютно откровенно, но на условиях полной анонимности": "Мы привыкаем жить как в 90-е годы. Бандитизм возвращается. Страна наводнена оружием. Раньше гранаты, пистолеты отправляли домой из зоны АТО прямо по почте, в посылках. Потом что-то где-то взорвалось, посылки стали проверять. Ну так теперь оружие с собой привозят — уже не пистолеты, а автоматы Калашникова".

Депутат не верит, что в обозримом будущем удастся установить прочное перемирие. И объясняет: "Война слишком многим выгодна. Вот пример: сейчас у нас зафиксирован двукратный рост автоугонов. Куда, как вы думаете, перегоняют украденные машины? В ДНР. Там на них перебивают номера, после чего автомобили переправляют в Россию. Блокпосты и с украинской, и с донецкой стороны преодолевают без проблем — договариваются с нужными людьми. За деньги через эту псевдограницу можно провезти все, что угодно. Между отдельными группами украинских силовиков идет настоящая война — кто будет контролировать блокпост. И неудивительно. Это же целый бизнес. Чтобы преодолеть блокпост, за фуру с официальным товаром надо заплатить 5 тыс. гривен. За контрабанду — больше. В день через блокпост проходят примерно 200 фур. Вот и считайте".

По словам собеседника "Ъ", бизнес на большинстве блокпостов контролируют люди из команды главы МВД Арсена Авакова. За исключением Днепропетровской области, где все финансовые потоки, в том числе "пограничный налог", переключил на себя губернатор Игорь Коломойский.

"А ставшие депутатами Рады комбаты, позиционирующие себя как главные патриоты... Они знают об этом бизнесе? Не пытаются с ним бороться?" — задаем вопрос — как оказалось, наивный. "Комбаты тоже в доле. Они влились в систему — на удивление быстро. Но, с другой стороны, на что им жить? Не на официальную же депутатскую зарплату в 6 тыс. гривен",— говорит собеседник "Ъ".

"Смена власти ничего в стране не изменила. И это самое страшное. Люди записываются в добровольческие батальоны, едут на фронт, погибают. А политики цинично греют на этом руки",— возмущается Дмитрий Понамарчук.

Он не верит сообщениям о серьезном расколе внутри правящей команды: "Президент Порошенко и премьер Яценюк — эта парочка неразлучна. Все поделено, все оговорено, в том числе финансовые потоки и должности губернаторов областей. Они в одной лодке. И если потонут — то вместе. А потонуть могут. Вот уже несколько месяцев в Киеве идут разговоры о новом, третьем Майдане. Люди ведь все видят — их не обманешь".

Дмитрий обводит глазами зал ресторана, где мы единственные посетители, вздыхает: "Вот только свергать эту власть пока некому. Не домохозяйки же будут это делать, не пенсионеры. А все бойцы на фронте".

Делает паузу и добавляет: "Но ведь когда-нибудь они вернутся".

Комментарии
Профиль пользователя