Коротко

Новости

Подробно

7

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Глас орла

Жюри главной российской кинопремии постаралось никого не обидеть

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Поздним вечером пятницы на киностудии "Мосфильм" завершилась церемония вручения премии за заслуги в области российского кино и телевидения "Золотой орел". Киноакадемики в этот раз явным образом постарались удовлетворить всех, кто оказался им важен.


В десяти номинациях кинопремии был заявлен фильм "Левиафан" режиссера Андрея Звягинцева (получил четыре), который очень не нравится министру культуры Владимиру Мединскому. Господину Мединскому очень нравится глава Союза кинематографистов России, режиссер Никита Михалков, чей фильм "Солнечный удар" претендовал на награды в шести номинациях (получил пять). Картина "Солнечный удар" господину Мединскому тоже нравится, он даже летал на ее премьеру в Белград. В общем, в равной степени трудно было представить отсутствие господина Мединского на церемонии и вручение у него на глазах наград фильму "Левиафан". Эта интрига сохранялась вплоть до начала церемонии: глава Минкульта все-таки не пришел.

Среди гостей, собравшихся в фойе первого павильона, не хватало хозяина церемонии господина Михалкова. Завсегдатай церемонии Алимжан Тохтахунов успел встретить певца Юрия Антонова, с которым потом не расставался весь вечер. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил корреспонденту "Дождя" Антону Желнову, что рад той дискуссии, которая возникла вокруг фильма "Левиафан": "Я пока еще его не смотрел, ничего пиратским образом не скачивал, но воспользовался служебным положением и попросил, чтобы его скачали, посмотрели и мне пересказали подробно, но сам лично ничего не нарушал!" "Мы в администрацию президента копию фильма не отправляли,— подтвердил корреспонденту "Ъ" господин Роднянский,— так что информации о том, видел ли картину глава государства, у нас нет. Но сейчас уже порядка трех миллионов просмотров в интернете. Кто угодно мог посмотреть!"

До начала церемонии господин Роднянский успел весьма тепло поприветствовать "хозяина" трансляции "Золотого орла", первого замгендиректора ВГТРК Антона Златопольского. "Но это вовсе никакого отношения к "Левиафану" не имеет!" — смеясь, уточнили они. Действительно, буквально за первой же наградой, "Лучший телефильм или мини-сериал" (достался "Бесам" Владимира Хотиненко), господа Златопольский и Роднянский поднялись на сцену вместе как сопродюсеры.

В отсутствие министра культуры телеграмму от президента Владимира Путина зачитал господин Песков, добавив несколько слов от себя. Затем началось вручение призов с перерывами на танцевальные номера, каждый из которых был посвящен одному из фильмов-претендентов на главную награду.

Мероприятие вели Юрий Стоянов и Дарья Златопольская. Можно было бы упрекнуть господина Златопольского, что он себе на радость выдвинул супругу вести вечер, но тут его скорее стоит все же поблагодарить. Впервые за много лет у руля церемонии оказались люди, которым не было необходимости каждую букву сверять со сценарием, они могли изящно шутить и за его пределами. Это, кажется, раззадорило режиссера Валерия Тодоровского, который не только получил свою награду за "Лучший телесериал", но и поднялся за призом Виктории Исаковой ("Лучшая женская роль на телевидении"): "Мы, люди кино, ненавидим театр! Правда, Федя (режиссер Федор Бондарчук.— "Ъ")? Театр наш враг, они нам каждый день вставляют палки в колеса! Час назад мне звонила Вика: ее не отпустили с репетиции, а у нее и платье было, и туфли".

К шутке в итоге возвращались многие из тех, кто выходил на сцену, причем взявший приз за "Лучшую мужскую роль" Александр Збруев немного обиделся. Дошучивать перестали только тогда, когда худрук МХТ имени Чехова Олег Табаков, вручив приз "Лучшая режиссерская работа" Андрею Звягинцеву, нежно его обнял и повел за сцену: уже у кулис он театрально обернулся и подмигнул залу на прощание.

Тему благодарности дорогому Никите Сергеевичу со сцены развивали люди, имеющие к кино непрямое отношение. Телеведущий Борис Корчевников должен был вручать награду как раз Виктории Исаковой за сериал "Оттепель", но не удержался: "Баржа, которая тонет в Черном море (сцена из фильма "Солнечный удар".— "Ъ"),— это настоящий символ России ХХ века, спасибо, дорогой Никита Сергеевич!" Министр культуры Крыма Арина Новосельская вручала награду в номинации "Лучший иностранный фильм в российском прокате", статуэтка досталась картине Уэса Андерсона "Отель "Гранд Будапешт"". И все же госпожа Новосельская не смогла не сказать: "Дорогой Никита Сергеевич, спасибо вам огромное за такое неравнодушное отношение к Крыму и крымской культуре". Ее появление предварял танцевальный номер, посвященный возвращению Ялтинской киностудии в лоно российского кинематографа: Александр Олешко и дети на фоне крымских пейзажей исполнили песню из фильма "Человек с бульвара Капуцинов": "Отныне теперь наконец-то, сейчас и в любую погоду, вот здесь, а затем повсеместно все будем мы жить по-другому". Главред газеты "Культура" Елена Ямпольская вручала награду композитору Эдуарду Артемьеву, который почти безальтернативно боролся сам с собой в номинации "Лучшая музыка к фильму". Ее благодарность Никите Сергеевичу была суровой: "Хотя не все фильмы как зрителю мне тут близки, спасибо, Никита Сергеевич, за такое почетное поручение".

На этом фоне элегантной фрондой выглядело выступление господина Бондарчука, который поздравил команду "Левиафана" с номинацией на "Оскар" и с "Золотым глобусом", хотя вручал он при этом награду за "Лучшую операторскую работу" и получил ее Владислав Опельянц за "Солнечный удар": "Никита Сергеевич, вы не думайте, я отсюда не уйду быстро, мне здесь хорошо". На фоне бесконечных благодарностей это звучало почти угрожающе, но на господина Михалкова не повлияло. Он был в прекрасном настроении, предыдущие два своих фильма он не выставлял на конкурс главной российской кинопремии, объясняя, что не желает упреков в ангажированности. Но "Солнечный удар" слишком уж явно нравится своему создателю. Получив за него главный приз, он едва сдержал слезы, а уже после церемонии всем журналистам сказал, что в жюри сидит 400 человек и не может же он влиять на каждого.

Евгения Милова


Комментарии
Профиль пользователя