Коротко

Новости

Подробно

Молотки подбили итоги

Аукционные дома Christie`s и Sotheby`s опубликовали отчеты о продажах в 2014 году

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

тенденции антиквариат

Christie`s и Sotheby`s, два крупнейших аукционных дома, оборот которых составляет огромную долю глобального оборота произведений искусства, в один и тот же день отчитались об итогах прошлого года. Комментирует ТАТЬЯНА МАРКИНА.


Одновременная публикация итогов удивляет — раньше Christie`s и Sotheby`s старались, чтобы между публикацией их итоговых цифр проходило как можно больше времени: кому ж охота, чтобы тебя сравнивали с конкурентом, да еще определяли лидера. Ведет в счете Christie`s — не впервые, да и сумасшедшая сумма $859,2 млн, полученная этим домом в один вечер торгов послевоенным и современным искусством в ноябре прошлого года, уже сняла все возможные вопросы. Однако в остальном разница между двумя суммами, опубликованными Christie`s и Sotheby`s,— $8,4 млрд и $6 млрд соответственно — выглядит не такой уж и внушительной.

Формы отчетов у этих двух компаний, частной Christie`s, с 1998 года принадлежащей французскому миллиардеру и коллекционеру Франсуа Пино, и публичной Sotheby`s, акции которой торгуются на рынке (контрольный пакет, который принадлежал американскому бизнесмену Альфреду Таубману, был раздроблен после антимонопольного скандала в начале 2000-х годов),— совершенно различны. В частности, в итоговый оборот Christie`s ($8,4 млрд) уже включены $1,5 млрд, полученные в ходе частных сделок. Sotheby`s же пока обнародовал только итоги публичных аукционов, так что к их $6 млрд в феврале, когда компания выпустит официальный финансовый отчет, надо будет прибавить еще как минимум полмиллиарда (успехи в частном секторе у Sotheby`s все же слабее, чем у конкурента).

Впрочем, мы болеем не за успехи конкретного аукционного дома, а за судьбы мирового рынка искусства в целом. Так что уже сейчас и без окончательных цифр можем понять, что, кому и как продают на арт-рынке.

Что покупают. По-прежнему ведет — и все с большим отрывом — послевоенное и современное искусство. Чуть не вся десятка самых дорогих работ года попадает в этот раздел. Во главе — Пол Ньюман, Фрэнсис Бэкон, Энди Уорхол (все проданы на Christie`s, общий оборот дома в разделе $2,8 млрд, что на довольно немыслимые 39% больше прошлого года). Почему Фрэнсис Бэкон дороже Рембрандта — на эту тему существует множество объяснений. От прагматичного, что подлинность работы живого или недавно умершего автора подтвердить легче, чем того, что умер полтысячелетия назад, до социологического и психологического (что нынешнего покупателя искусства, человека дела, привыкшего к жестким реалиям современного мира, прелестями пожелтевшего лака уже не пробьешь) и конспирологического (что цены на эти имена искусственно поддерживает, в целях личного обогащения, группа американских арт-дилеров). Как бы то ни было, это так и будет: искусство второй половины ХХ — начала XXI века в виде списка из двадцати-тридцати имен художников, в основном уже умерших, и далее продолжит возглавлять рынок.

На втором месте по оборотам импрессионисты и модернисты. Тут преимущество у Sotheby`s ($1,4 млрд, рост на 26,7%) и модернистов. Продажа картины Эдуарда Мане за $65 млн Музею Поля Гетти (Christie`s) — счастливый случай и исключение, а скульптур Джакометти и Модильяни за $100 млн и $70 млн — норма (Sotheby`s). Следующие по объемам спроса — драгоценности и часы, более понятные новым покупателям инструменты инвестиций.

Все эти тренды будут работать и дальше. Однако, кажется, уже имеет смысл перестать делить рынок по старинке "по горизонтали", на разделы по именам и эпохам. И начать вместо этого делить его "по вертикали", отсекая любые выдающиеся и, соответственно, дорого оцененные вещи, например, дороже $5-7 млн, в отдельный раздел. Аукционные эксперты не дураки, и хотя, конечно, промашки с эстимейтами случаются (слишком дорого оценивать работы аукционщиков обычно вынуждают владельцы вещей),— они, как правило, ясно представляют себе, что продают — дорогостоящий шедевр или проходную вещь. Так вот, все произведения, попадающие в секцию "шедевр" или "топ-цена" (на языке арт-рынка это одно и то же), не важно, это будет здравствующий Герхард Рихтер или давно почивший Вермеер, неизбежно продаются — потому что их неизбежно покупают, независимо от собственных эстетических вкусов, богатые люди по всему миру.

Согласно выводам практически всех финансовых аналитиков, число сверхбогатых людей в мире растет. И кажется тем быстрее, чем более нестабильной делается глобальная экономика. Именно эти люди становятся покупателями искусства, любых качественных произведений в любом разделе, и таких "новых покупателей" все прибывает, в прошлом году их было около 30% на Christie`s и 25% на Sotheby`s. Покоя на планете в ближайшее время не ожидается — и значит, эта тенденция к сверхдорогим покупкам искусства будет нарастать. Кроме того, нередко состояния на финансовых рынках сегодня делаются на основе компьютерных суперпрограмм и теории больших чисел, тут главное следить за графиками, а что продается и покупается, совсем не важно. И искусство (в частности, современное искусство, ведь для финансовых спекуляций нужны большие объемы и быстрые обороты, а также хорошие цены) вполне подходит как объект.

Если говорить о традиционных покупателях — по-прежнему больше всего покупают американцы (на Christie`s на их долю приходится 38% продаж), все отмечают также азиатских, в частности китайских, и русских клиентов. Причем спрос с их стороны все более смещается с китайского и русского искусства соответственно на искусство интернациональное, продающееся на международных торгах.

Именно публичные торги продолжают оставаться основой бизнеса обоих домов. Christie`s и Sotheby`s сегодня проводят их чуть ли не в любой точке мира, включая Ближний Восток, Индию и Китай (но не Россию). Невероятный рост показывают онлайн-торги (у Christie`s оборот здесь вырос за год на 54%). Именно отставанием в этом разделе вызвано общее отставание Sotheby`s. Если запускающийся совместный проект этого дома с компанией eBay пойдет успешно, Christie`s придется отстаивать свою гегемонию в условиях жесткой конкуренции. Психологический барьер при покупках на интернет-торгах уже перевалил за $2 млн, что, скорее всего, лишний аргумент в пользу теории о все возрастающей активности на арт-рынке финансовых спекулянтов.

Все аукционные дома продолжают развивать отделы частных продаж, где эксперты аукционного дома выступают в роли арт-дилеров. Этот метод работы, за который аукционные дома, нарушая столетние традиции, лет пять назад взялись со всем присущим себе рвением, чуть не свел в могилу многие антикварные галереи. Впрочем, сейчас антиквары, кажется, вернули себе многих клиентов — наверное, сотрудникам домов-монстров все же иногда не хватает терпения и такта.

Все эти тренды вполне могут измениться. Скорее всего, именно это предвещает происшедшая в конце прошлого года смена руководства в обоих аукционных домах. Ушел и суперуспешный Стивен Мерфи, приведший Christie`s к прекрасным результатам 2014 года, и Уильям Рупрехт, осыпанный акционерами Sotheby`s упреками за вялую и не соответствующую современным требованиям политику.

Комментарии
Профиль пользователя