Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

Неистовый рай

«Альцина» Генделя в Московской филармонии

В программе филармонического абонемента №1 на сцене концертного зала Чайковского прозвучала опера «Альцина» Генделя с международным составом звездных солистов, привозным дирижером и российскими оркестром и хором. Вместе с публикой в эффективности такой продюсерской рецептуры в очередной раз убедилась ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.


Популярный оперный композитор Гендель, автор множества опер, среди которых немалое количество сегодня служит репертуарными шедеврами, и без них невозможно вообразить себе ни жизнь мировых сцен, ни звездные карьеры певцов, московским театрам фактически неизвестен (если не считать дивертисмента по мотивам «Альцины» в Театре Наталии Сац). Зато по одной опере Генделя что ни сезон звучит в рамках абонемента «Оперные шедевры», всегда устроенного как коллаборация уникального вокального ансамбля с мировыми звездами в главных партиях, импортного дирижера-специалиста, российских участников на вторых ролях, а также местных оркестра и хора. И если рецепт концертных исполнений, куда билеты раскупаются первыми после абонементов Дениса Мацуева, всегда один и тот же, то результат бывает разный — не столько по качеству, сколько по силе художественного впечатления.

«Альцина» оказалась вершиной московского сезона по нескольким простым причинам: это, во-первых, волшебная музыка на волшебный сюжет из «Неистового Роланда» Ариосто, причем либретто в свое время послужило не одному только Генделю. Во-вторых, ансамбль исполнителей был подобран по-настоящему удачно. Ко всему еще российский оркестр, задача которого не испортить дело, проявил себя в этот раз едва ли не героически.

Мало кто мог ожидать от Государственного камерного оркестра России специальной барочной ловкости и искушенности в генделевском стиле. Но взамен музыканты оркестра смогли добавить звучанию много энтузиазма, аккуратности, живости и внимания. Так что оркестр звучал не только аккомпаниаторски корректно, но и обаятельно как в деликатном континуо, так и в инструментально-живописных оркестровых эпизодах. Складные, собранные, ни разу не развесистые темпы, предлагаемые дирижером Федерико Мария Сарделли, чуть отзывались иногда торопливостью в артикуляции групп, а в соло легко помыслить большую гибкость, но это детали, в любом случае первая барочная опера в жизни этого оркестра стала большим шагом вперед для его музыкантов и очень хорошей опорой для ансамбля солистов.

Под номером один в нем была одна из лучших сегодня в мире исполнительниц партии Альцины Инга Кална, сочетающая в голосе красоту и трагизм, виртуозность и глубину, магическую притягательность и горечь утрат, летучесть тонких эмоциональных движений и выразительность неодномерного характера. Голос Инги Калны этим вечером, несмотря на объявление о том, что певица поет с бронхитом, был способен сиять и темнеть, легко владеть собой во всем диапазоне, пленять нюансами и наполнять генделевские рисунки ровными насыщенными тонами. Их палитра у певицы полна и разнообразна, а ее Альцина — выдающийся характер среди оперных героинь, каким по Генделю ей и надлежит быть. Это она, Альцина, заколдовала пустынный остров, превратив его в призрачный рай на земле, это она — виновница кораблекрушений, которые терпят рыцари вблизи ее владений, попадая в волшебные сети, это ее руки, если не взгляд, превращают наскучивших воинов во всякую ерунду, непохожую на людей, это из-за нее рыцарь Руджеро не помнит ни себя, ни своей невесты. Это она — хозяйка странного рая, где разлита любовь, и это именно она, кто в конце концов все теряет.

Два сопрано (Кална и Анна Девин в партии колдуньи — сестры Морганы), два меццо (Вивика Жено в роли Руджеро и Патрия Бардон в партии героической невесты Брадаманты), тенор (Бенджамин Хьюлетт — воин Альцины Оронт), бас (наставник Мелиссо) и еще сопрано в партии пажа Оберто (Алина Яровая) с удивительной ловкостью и красотой разыгрывают полукомический, полутрагический материал оперы, где большинство персонажей поглощены любовью, причем все то и дело отвергнуты, а слово «сrudel» разносится словно эхом по залу, отзываясь то в одной партии, то в другой, и счастливый финал единения двух влюбленных (заколдованного рыцаря и девушки в рыцарских доспехах) одновременно является и трагической точкой в судьбе волшебниц Альцины и Морганы. Причем их поражение, их буквальное исчезновение аранжировано Генделем не победными, а печальными красками.

Все удалось и потому, что у Инги Калны в этот вечер были превосходные партнеры. Только она, Бардон и Хьюлетт пели свои партии не впервые. Тем не менее все были выразительны и недежурны в своем искусстве. Записная кокетка Моргана в исполнении Анны Девин (ей приходилось уже петь пажа в «Альцине» в Лондоне, но в партии Морганы у нее дебют) с ее легким и ярким голосом вдруг поражала воображение какими-то фасбиндеровскими нюансами не только актерства, но и звучания. Вивика Жено не только роскошно технично, но и с аристократизмом в колоратурах спела брючную партию, какие у нее среди коронных. Патрисия Бардон в ложнотравестийной роли девушки-рыцаря звучала с большим благородством и особенной гибкостью. Хьюлетт-Оронт, украсивший Генделя нежным и гордым вокалом (голос только самую малость однажды не послушался), подарил публике много радостных минут. Олег Цыбулько был безупречен, как всегда, его Мелиссо звучал добрым волшебником, оруженосцем и воином, способным на многое ради любви. Алина Яровая придала ансамблю игривого очарования и мальчишески барочной нюансировки, хотя свою заключительную арию спела скорее на обаянии и решительности, чем на технике. Вместе с дирижером ансамбль, оркестр и хор «Интрада», у которого совсем мало нот, но много чуткости в звуке, сделали так, что три с лишним часа музыки стали настоящим подарочным Генделем из лучших образцов, чудесным раем генделевской оперы на нашем пустынном острове, где больше заколдованных существ и миражей, чем реальных художественных событий.

Следующий пункт программы абонемента «Оперные шедевры» — уже не Гендель. Но тоже из тех раритетов, какие здесь в диковинку, но бурно живут на сценах мировых театров. В конце февраля в филармонии прозвучит Энгельберт Хумпердинк, «Гензель и Гретель», вагнерианская детская сказка в исполнении европейских звезд и местных музыкантов, на этот раз над незнакомой партитурой работать будет Госоркестр.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение