Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

"Европе нужно менять отношение к сочетанию свободы и безопасности"

от

Порядка 10 тыс. военных мобилизованы во Франции для обеспечения безопасности, сообщило France-Presse со ссылкой на министра обороны Жан-Ива ле Дриана. Научный сотрудник Института США и Канады, корреспондент отдела мировой политики журнала "Эксперт" Геворг Мирзаян обсудил тему с ведущим радио новостей Маратом Кашиным.


Ряд других стран также заявили об усилении мер по предотвращению терактов. В их числе Великобритания, Австрия, Испания и Россия. Барак Обама собирает 18 февраля в Вашингтоне саммит по борьбе с радикализмом. По словам генпрокурора США Эрика Холдера, на встрече будут присутствовать все союзники Соединенных Штатов. Точный список участников пока неизвестен.

— Как вы считаете, эффективными ли окажутся меры безопасности, которые разрабатывают европейские государства, может ли это остановить теракты?

— Те меры, о которых говорится сейчас, малоэффективны, потому что Европа борется с этими терактами достаточно косметическими способами, например, более жесткий контроль в аэропортах, более жесткий контроль интернета. Но это несерьезно.

— Вы считаете, что Европе нужно менять миграционное законодательство?

— Не просто миграционное законодательство. Во-первых, Европе нужно менять вообще отношение к сочетанию свободы и безопасности в собственной стране. Здесь, конечно, до уровня "Патриотического акта" в США доходить не надо с тотальной слежкой, но, по крайней мере, больше сделать акцент на внутренней безопасности.

Во-вторых, это не только миграционное законодательство, но и внутренняя политика в отношении граждан европейских стран, тех же граждан алжирского, арабского или пакистанского, или любого другого происхождения, которым при этом сейчас позволено не интегрироваться и не ассимилироваться в европейские общества, жить в "маленьких Пакистанах", "маленьких Алжирах" внутри крупных европейских городов, где они живут в собственной социокультурной среде и по собственным законам, которые зачастую противоречат европейским конституциям и европейским нормам этики и поведения.



— Геворг Валерьевич, а как необходимо изменить это законодательство, и не получится ли так, что одни граждане Франции будут ущемлены в своих правах на фоне других граждан Франции?

— На самом деле сейчас одни граждане Франции ущемлены в своих правах по отношению к другим. Нужно, чтобы все граждане Франции подчинялись единому закону — конституции Франции, единому уголовному кодексу — уголовному кодексу Франции, и жили в рамках единых морально-этических норм, которые соответствуют французским традициям и французским нормам.

— А как приезжие французы, назовем их так, сейчас нарушают французские законы? Почему у них больше прав, как вы утверждаете?

— Во-первых, у них не больше прав, у них другие права, то есть, поскольку этих людей не заставляют интегрироваться и ассимилироваться, они живут в своих социокультурных средах. Мы, например, знаем, что в некоторых крупных городах, в том же Марселе, созданы уже местные гетто, куда полиция даже старается не заходить. И не только в Марселе, в Великобритании такие же города. Вспомните знаменитую историю несколько месяцев назад, когда в одном из городов Великобритании мусульмане жили по своим законам, в том числе реализовывали браки с малолетними девочками. Местные власти об этом все знали, но, видимо, все боялись что-то сказать, просто чтобы не быть обвиненными в дискриминации по отношению к этим мусульманам.

— Если расформировать эти гетто и распределить людей с французскими паспортами по другим городам Франции и селам, вряд ли этому будут рады французы, которые живут в тех городах.

— Здесь не идет речь о расформировании гетто, здесь идет речь о том, чтобы вынудить жителей этих гетто: а) зарабатывать деньги, а не жить на пособия и б) соблюдать французские законы, чтобы там действовала французская полиция, а не обходила стороной эти условные гетто и не позволяла им жить по законам и нормам, принятым в стране происхождения людей, которые в данном гетто живут. Повторюсь, это общеевропейская проблема, не только Франции.

— Да, но мы взяли Францию в качестве примера, поскольку сейчас там происходят самые яркие события.

— В Германии в одной из земель местная полиция вообще предложила, чтобы турецкие полицейские приезжали на эту землю и там контролировали турецкие гетто, то есть не гетто, а турецкие общины, скажем так.

— Как вы считаете, в каком формате пройдет встреча в Вашингтоне, каков будет состав, и почему она произойдет в США, а не во Франции, где произошли теракты?

— Встреча должна пройти в США, потому что Соединенные Штаты являются регулятором мировой системы, и Обама собирает всех, кого он хочет собрать, для того, чтобы понять, какую помощь он может от них получить для того, чтобы снова урегулировать очень серьезно разбалансированную мировую систему безопасности. Понятно, что американцы будут "заводилы", что они будут всем управлять, но здесь самое главное — кого Обама будет собирать.

Этот саммит безопасности должен быть абсолютно репрезентативным, в нем должны принимать участие не только союзники США, но и все заинтересованные страны, тем более, если мы говорим о борьбе с радикализмом. Сложно найти страну более заинтересованную в борьбе с мусульманским радикализмом, чем Россия. Сложно найти страну, для которой суннитские террористические группировки, суннитский террористический интернационал является большим экзистенциальным врагом, чем Иран. Но, тем не менее, ни Иран, ни Россия не относятся к союзникам США.



Если саммит будет собираться по формуле, предложенной Эриком Холдером, то есть только союзники США, понятно, что ни Иран, ни Россию туда не пригласят, а без них эффективно бороться с терроризмом на Ближнем Востоке и в Афганистане невозможно.

Комментарии
Профиль пользователя