Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Курсков / Коммерсантъ

Станки к бою

По какой причине может сорваться новая индустриализация

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Технологические санкции и ориентация на импортозамещение открыли части российской промышленности перспективы, о которых до украинского кризиса никто и не мечтал. Финансирование ОПК резко возросло, он наращивает и обновляет мощности, автоконцерны из-за роста курса думают о наращивании локализации, а полузабытые станкостроители стали героями дня. Все буквально кричит о "новой индустриализации" в России. Но проблем пока больше, чем побед: зависимость от западных технологий в ряде отраслей критична, компенсировать их порой нечем, дешевых денег нет, а вместо производственного бума в повестке дня — промышленный спад.


Начало года не сулило российскому машиностроению ничего хорошего. В условиях уже начавшейся стагнации экономики никто не ждал ни роста спроса, ни больших заказов, ни масштабной господдержки. Все участники отрасли в один голос говорили, что "денег в бюджете нет", у государства по многим направлениям отсутствует долгосрочный план закупок, а большинство частников уже обновили технологические фонды.

Но украинский кризис и последовавшие за ним санкции, закрывшие для России доступ к ключевым технологиям двойного назначения и нефтегазовой отрасли, казалось, совершили чудо, обеспечив такой потенциальный внутренний спрос, о котором никто и не мечтал. Неопределенность с дальнейшим развитием геополитической ситуации, модель автаркии, курс на импортозамещение неизбежно предполагают ускоренное обновление мощностей, увеличение финансирования новых производств, вливание огромных средств в ОПК даже на фоне секвестра бюджета. В итоге многие участники рынка заговорили о "новой индустриализации", которую, как и в начале века, подстегнуло появление "внешней угрозы" и обострение отношений с Западом. Красивые стратегии развития компаний, сверстанные до 2020 года, наводили на мысли о новой "первой пятилетке", которая стартует в 2015 году.

Преобразилось станкостроение, которое в последние 20 лет было фактически на положении забытой, полумертвой отрасли — многие заводы уже давно использовались как угодно, но только не для выпуска профильной продукции. Теперь же станкостроители оказались самыми нужными людьми, которые любой ценой должны обеспечить всех отечественным оборудованием не хуже современного немецкого и японского. Резко ускорился процесс развития государственного системного интегратора отрасли --холдинга "Станкопром".

Деньги, до этого предназначенные на лишенные конкретики НИОКР, государство быстро перенаправило на создание проектных СП с последними живыми заводами. Спрос на станки создают в первую очередь оборонные предприятия, спешно взявшиеся за обновление мощностей. Точный объем средств, которые пойдут на это, мы никогда не узнаем, но резкий рост объемов производства и спрос на новых людей и технику в ОПК налицо — так, на попавшем под санкции Уралвагонзаводе гособоронзаказ в этом году увеличился в 2,7 раза, до 54 млрд руб.

Свою часть получили и судостроители, причем не только в виде госзакупок, но и потенциальных заказов на нефтегазовую и шельфовую технику, которую теперь придется собирать в России. В этом году как никогда активно правительство стало следить за строительством верфи "Звезда" на Дальнем Востоке, которое буксует с 2009 года. В авиапроме тоже заговорили о необходимости резкого роста технологического потенциала. Остановка полетов "Добролета" после разрыва сублизинговых соглашений об использовании самолетов Boeing заставила задуматься об увеличении производства SSJ-100 и реанимации проекта Ту-204, на смену замороженному проекту по выпуску в России региональных самолетов с канадской Bombardier пришла идея возобновления производства Ил-114. Общая нестабильность в экономике из-за санкций и резкий рост курсов доллара и евро заставили переверстывать планы и такую сугубо гражданскую отрасль, как автопром. После удорожания импортных комплектующих многие участники рынка, до сих пор де-факто манкировавшие даже обязательной локализацией, говорят о наращивании доли российских компонентов и развитии сети поставщиков.

"Это реальный шанс для всех отечественных аутсайдеров, в сторону которых без санкций никто бы даже не взглянул,— признает высокопоставленный чиновник правительства.— Теперь свою часть рынка могут получить даже самые неэффективные и отсталые". На вопрос о том, не отбросит ли подобный подход назад развитие отраслей, которые будут использовать продукцию этих аутсайдеров, он лишь пожимает плечами: "А что делать?"

Но картину "новой индустриализации" смазывают несколько ключевых проблем. Первая и наиболее очевидная — критичное отсутствие технологий, как в нефтегазовом секторе или станкостроении. Его вряд ли восполнят Китай, Индия или Латинская Америка. Разработать все своими силами практически невозможно, поскольку многие компетенции утеряны, а серые закупки на Западе через третьи страны вряд ли удовлетворят спрос. Именно этим нынешняя потенциальная индустриализация кардинально отличается от сталинской, которую во многом обеспечивали западные специалисты и технологии. Помощи Ford ГАЗу, как в 1930-е, ждать не приходится. Кроме того, первая индустриализация делалась во многом за счет экспортной выручки от продажи зерна, леса и так далее. Но в условиях падающих цен на нефть ждать роста выручки от экспорта неоткуда. Нет и такого количества дешевой (а в большинстве случаев - бесплатной) рабочей силы. Все это ставит под очень большой вопрос возможность "импортозамещающего рывка" в короткие сроки.

Есть и другие сдерживающие факторы — санкции закрывают для многих машиностроителей доступ к дешевым и длинным западным деньгам, а новая ключевая ставка ЦБ осложняет привлечение выгодных кредитов в РФ. Растут внутренние цены на энергию и сырье: недавно металлурги пригрозили автоконцернам и вагоностроителям, в том числе Уралвагонзаводу, поднять цену на прокат на 15-30%. Огромные вопросы возникают и к российским поставщикам-смежникам, качество продукции которых оставляет желать лучшего. Недавно из-за проблем с поставщиками АвтоВАЗ был вынужден на несколько дней остановить сборку самой продаваемой модели Lada Granta даже при росте спроса. В итоге — промпроизводство в России уже начало падать (на 0,4% в ноябре), и изменения тенденции в 2015 году пока никто не ждет.

Егор Попов


Комментарии
Профиль пользователя