Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Владимир Путин обещал чудо приспособления

Президент знает, что экономика рано или поздно справится с кризисом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера на встрече с руководящим составом Федерального собрания президент России Владимир Путин прохладно отнесся к инициативе депутата Госдумы Андрея Макарова ускорить подготовку закона об амнистии капитала, чтобы гарантировать бизнесу, что задекларированные 1 апреля 2015 года деньги останутся в сохранности. Впрочем, отмечает специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, столько же энтузиазма у Владимира Путина вызвала и инициатива лидера ЛДПР Владимира Жириновского восстановить наконец историческую справедливость и считать глухонемого Герасима обыкновенным трудовым мигрантом в российской глубинке, а главным героем тургеневского "Муму" — барыню.


Встреча с парламентариями проходила в том же Екатерининском зале, что и церемония награждения государственными медалями и орденами, только убрали несколько рядов кресел: награжденных было вдвое больше, чем званых (для участия в этой встрече), среди избранных (для участия в работе Федерального собрания).

Президент во вступительном слове был краток (в последние несколько дней он заметно экономит общее время на таких мероприятиях):

— Ситуация непростая, сделано много, предстоит сделать больше... Нам надо экономику перестраивать структурно... Нужна слаженность... Уверен, мы сложности преодолеем и пойдем дальше.

Хотя есть мнение, что дальше уже некуда.

Владимир Путин честно предупредил парламентариев, что в ближайшее время "надо будет иногда принимать оперативные решения, так что надо действовать слаженно".

Смысл был, очевидно, в том, что на обсуждение предложений правительства и президента у Федерального собрания не будет никакого времени.

— Я постараюсь коротко, в таком же стиле, как вы! — воскликнула глава Совета федерации Валентина Матвиенко.

Они тут все вдруг очень сильно куда-то заторопились.

— Этот год,— призналась Валентина Матвиенко,— дал нам чувство гордости за свою страну (в таких случаях стоит говорить прежде всего все же за себя.— А. К.). Совет федерации полностью исполнял полномочия, возложенные на него.

Она горячо доказывала, что не приемлет "заявлений об аннексии Крыма", и больше того, эксперты Совета федерации "углубились в историю" и поняли, что "передача Крыма в 1954 году не имела законодательных оснований", и сейчас, на исходе 2014 года, российские законодатели инициировали процедуру, которая подтвердит это обстоятельство.

Впрочем, это говорит о том, что остальных процедур, таких как референдум этого года в Крыму и решение Федерального собрания о воссоединении Крыма и России, подписанное президентом страны, оказалось мало для уверенности в завтрашнем дне (и тем более году).

Происходящие в экономике и финансах страны события Валентина Матвиенко оценила оптимистично:

— Может быть, нам нужна была такая встряска, чтобы начать новую индустриализацию...

Она констатировала у России "огромную выживаемость" (которая ей, судя по всему, очень понадобится).

— И нет,— добавила она,— никаких оснований для паники, хотя, хотя кое-кто...

После таких слов поневоле начнешь, конечно, паниковать.

— Хочу пожелать,— обратилась Валентина Матвиенко лично к Владимиру Путину,— такого же терпения, такой же выдержки... и вы должны понимать, что мы — единая команда!

Вот это иногда и пугает.

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин оказался более сдержан на проявление чувств. Он поделился тем, что всех беспокоит состояние национальной валюты и ее влияние на экономический и социальный секторы "и Государственная дума приняла решение о создании группы для контроля за ситуацией, у нас есть инструменты"...

Слава Богу, теперь хоть можно вздохнуть с облегчением.

— Главное,— заключил Сергей Нарышкин,— сохранить доверие к банковской системе. Мы в исключительном порядке приняли решение о докапитализации банков на 1 трлн руб., не на биржевые спекуляции, а на поддержку банков (хотелось бы верить, что именно туда.— А. К.).

Неожиданно Сергей Нарышкин высказался по поводу действий правительства: по его словам, некоторых членов кабинета "беспокоит соседство двух терминов — "парламент" и "бюджет"". У Сергея Нарышкина складывается впечатление, что наблюдается желание "держать депутатов подальше от бюджетных вопросов".

— Надеюсь, это недоразумение,— закончил он.

С одной стороны, судя по тому, что говорила Владимиру Путину Валентина Матвиенко, недоразумения будут продолжаться.

С другой, президент говорил про складывающуюся оперативную обстановку, а Сергей Нарышкин — про изнурительные, по крайней мере многомесячные отношения с правительством, и, видимо, уже давно сложившиеся.

С докладом о состоянии процесса деофшоризации, амнистии капитала и других соблазнительных идей президента, изложенных в последнем послании, выступил депутат Госдумы Андрей Макаров. Он готовился сказать многое, а скорее всего — все: предупредил, что сейчас воспользуется данными из открытых источников, которые он сопоставил с данными из зарубежных (не таких, видимо, открытых).

Сообщение Андрея Макарова было, можно сказать, детективным и носило характер расследования, проведенного депутатом-одиночкой вопреки всему (но только не здравому смыслу), а по всему видно: было чему.

Андрей Макаров методично считал деньги, потерянные для страны: доходы, вкладываемые в офшоры и освобождаемые от налогов,— $75 млрд; "а вернулись $53 млрд в виде кредитов и займов..."

Андрей Макаров волновался: "Владимир Владимирович, вы в своих вопросах на ответы журналистов подчеркивали..."

В результате сделок по слиянию и поглощению активов российских компаний страна, по словам Андрея Макарова, недосчиталась $108 млрд.

Потом он нашел еще $20 млрд потерянных денег, потом еще $44 млрд...

Так что цена вопроса стремительно росла.

И только после этого Андрей Макаров перешел плавно к главному, из-за чего, видимо, и начал подсчет: 15 июля 2015 года — последний день, когда может быть принят закон об амнистии капитала, и "15 июля — эта дата убьет закон", потому что до 1 апреля бизнесмены должны подать сведения о своих капиталах в офшорах, а никаких гарантий, что им за это ничего не будет, не окажется: закон по этому поводу будет принят только 15 июля.

По мнению Андрея Макарова, все дело в правительстве:

— Эксперты считают, что нет никаких причин так долго готовить законопроект, его можно принять и до 1 апреля!

На правительство нападают так уже откровенно и яростно, что хочется его даже защитить как-то, что ли.

Впрочем, и Андрей Макаров торопился (очевидно, все-таки участники встречи получили некое пожелание службы протокола.— А. К.).

— Обсуждать дальше,— произнес вдруг докладчик,— было бы просто вредительством по отношению к коллегам перед Новым годом.

Андрей Макаров заслужил аплодисменты присутствующих: в конце концов, нельзя сказать, что он говорил не по существу.

Так, конечно, не считал лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Он не дал выступить одному из планируемых членов Федерального собрания ("У вас как минимум на пять минут, а у меня — на три!") и сразу перешел к главному.

— Из-за чего в здании гостиницы "Москва" до сих пор работает только первый этаж, где магазины и рестораны?! — вскричал Владимир Жириновский.— Потому что депутаты, Керимов и Егиазарян, до сих пор делят эту гостиницу!

Он, не стесняясь в выражениях, обвинил в происходящем абсурде прежде всего господина Керимова.

— Егиазарян,— воскликнул господин Жириновский,— уже в бегах... сперва отца убили, потом брата, а его — в бега!.. Уголовные дела завели... предлагаю закрыть дела! Пусть наконец заработает гостиница "Москва"!

Лидер ЛДПР в ультимативном порядке потребовал "валюту всю продавать за рубли, ограничить ее продажу за рубеж, включить печатный станок!"

Еще одна тема, которая расстраивает его уже не в первый раз,— состояние образования в стране.

— До сих пор главный герой Тургенева в "Муму" — глухонемой Герасим! — возмутился Владимир Жириновский.

Я думал, он считает главным героем Муму. Но все оказалось сложнее:

— Главный герой — барыня! А Герасим — мигрант, живущий в деревне!

Владимира Жириновского прежде всего беспокоит то, что к процессу школьного образования не привлекают именно его:

— Преподают так, что детям противно сидеть на уроках! Есть три лучших учителя года, выбрали... покажите мне их! И если я проведу урок, они увидят, что у детей глаза на лоб лезут, когда они меня слушают!

В этом и в самом деле не может быть никаких сомнений.

— С Новым годом, дорогие товарищи,— и в самом деле в три минуты уложился, без преувеличения, великий оратор и политик Владимир Жириновский.

Владимир Путин, комментируя все эти выступления (комментарии он до этого излагал на обратной стороне листочков со списком участников встречи.— А. К.), вспомнил, как один знакомый сообщил ему вчера: "Самое лучшее проявление патриотизма — не воровать".

Вообще-то, такое сообщение не должно быть новостью для президента, который, надо сказать, много информации, по его словам, получает в последнее время непосредственно от своих знакомых.

— Экономика,— продолжил Владимир Путин,— неизбежно приспособится к низким ценам на энергоносители... В любом случае мы с этой ситуацией справимся... По-любому приспособится! Но время какое-то должно пройти!

После этого Владимир Путин распорядился новыми цифрами. В то время как, по его словам, товарооборот со странами ЕС падает, с США — растет, и это удивительно даже для него самого, "а для ФРГ, например, падение — это 300 тыс. рабочих мест".

Трудно сказать, намеренно ли Владимир Путин пытался таким элементарным способом столкнуть лбами и посеять непримиримый раздор между США и ЕС, покорно поддающийся давлению коллег из-за океана в истории с санкциями против России.

А вернее, просто.

Речь Андрея Макарова не очень впечатлила президента:

— Что касается вывоза капитала...— пожал плечами Владимир Путин,— 50% — это на самом деле обмен, это операции граждан РФ. Они ушли из рубля на доллары и евро. Но деньги остались в стране.

Насчет того, что есть смысл ускорить подготовку закона об амнистии капитала, Владимир Путин вообще никак не откликнулся.

Значит, никто и не будет торопиться.

В том числе и декларировать этот капитал.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя