Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Махатмы Ганди не было, а поговорить с кем было

Владимиру Путину пришлось выслушать настойчивые пожелания Нарендры Моди

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Вчера президент России Владимир Путин в столице Индии Дели провел исторические, как всегда, переговоры с премьер-министром Индии, посетил алмазную конференцию, встретился с деловыми кругами Индии и России, представители которых в этот день достигли не менее исторических договоренностей о поставке нефти из России в Индию и о строительстве новых блоков АЭС в этой стране. О том, как индийцы принимали Владимира Путина и своего премьера,— специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Встречи в Дели Владимира Путина происходили в основном в премьерском дворце. Премьер Нарендра Моди не понимает, для чего существуют любые журналисты, кроме фотографирующих, и это сказывается на работе всех остальных. С фотографами носятся как со священными коровами, но с них и спрос особый: легкий запах вчерашнего рома изо рта — и шансов попасть на территорию дворца у фотографа уже нет (не все это, увы, вовремя, то есть накануне вечером, поняли).

Премьер Моди не любит, чтобы переговоры в узком составе назывались переговорами в узком составе, и поэтому они называются беседой. Владимир Путин и Нарендра Моди беседуют на первом этаже дворца, а глава Росатома Сергей Кириенко с журналистами — на втором. Сергей Кириенко рассказывает, что готов первый блок АЭС в Куданкуламе и что он — первый в мире, где соблюдены постфукусимские требования безопасности, что второй блок — на этапе горячей обкатки и что весной 2015 года будет включен в сеть, а в начале 2016 года начнется заливка бетона под третий и четвертый блоки.

— Сколько стоит? — спрашивают его.— Порядок цифр?

— Миллиарды долларов,— легко откликается Сергей Кириенко.— У нас или миллиарды, или десятки миллиардов.

За 20 лет в Индии планируется построить, добавляет он, не меньше 12 блоков, так что это не преувеличение.

— А на вас сказывается уже режим бюджетной экономии, которого потребовал президент России? — продолжают интересоваться у него журналисты.

— У нас пока финансирование только растет,— признается господин Кириенко.— Но есть внутренняя задача: за три года не меньше чем на 30% сократить стоимость основных продуктов. Это амбициозная задача (при этом, видимо, надо учитывать и то, что продукт N1 Росатома — это ядерные боеприпасы.— А. К.).

— Хотя,— пожимает он плечами,— с точки зрения экономики... в результате всех последних событий она у нас, честно говоря, только лучше становится. От поведения рубля высокотехнологичные производства, работающие на экспорт, только выигрывают.

Позже, без телекамер он скажет еще откровеннее:

— Мы безусловные выгодоприобретатели в ситуации, когда рубль слабеет. Когда он в последние годы укреплялся, мы хватались за головы. А теперь!.. Выстроить демонстрацию у здания Центробанка с плакатами со словами искренней благодарности!

— А вы часто здесь бываете? — спрашиваю я.

— В последний раз был в прошлую пятницу,— говорит Сергей Кириенко.

— И как боретесь с антисанитарией? Или она вас стороной обходит? Или вы ее? Грязь-то ведь чудовищная.

— Да нет,— признается он,— пару раз попадал. В городе, в Дели еще ничего (категорически не согласен.— А. К.), а вот в Куданкуламе бывает тяжко. Травился чем-то. Но тут способ известный: 100 граммов виски до обеда, 100 граммов — после. (Это, безусловно, полумера. Эффективной будет только мера. Но тогда есть опасность не попасть на территорию премьерского дворца.— А. К.)

У Росатома, по данным "Ъ", большие амбиции не только по поводу Индии. Интересует вся Юго-Восточная Азия. И индийцы хотели бы вместе с российскими специалистами выйти теперь уже и на внешний рынок — в Бангладеш и Мьянму, которая готова платить, потому что богата полезными ископаемыми (ими, скорее всего, и готова платить).

Через полчаса всех в очередной раз удивил глава "Роснефти" Игорь Сечин. Он подошел к журналистам и, заручившись, что все сказанное не будет опубликовано (по крайней мере, до назначенного часа), сообщил, что "Роснефть" подпишет сегодня контракт с индийской компанией ESSAR на поставку 10 млн тонн нефти начиная с 2015 года (то есть вот уже прямо сейчас) на период до десяти лет.

Намеки на это делал еще помощник президента Юрий Ушаков перед визитом в Индию, а еще раньше и "Ъ" в своих публикациях, но действительность, как выяснилось, даже превзошла их.

"Роснефть", таким образом, по-прежнему остается поставщиком хороших новостей на российский рынок во время любого зарубежного визита Владимира Путина.

А глава ВТБ господин Костин добавил, что ВТБ очень кстати открывает для ESSAR кредитную линию на $1 млрд.

Премьер Моди выговорился только после церемонии подписания соглашений. Он говорит очень громко и отчетливо, как будто стоит на огромной площади перед стотысячной толпой. Не прислушаться к нему невозможно.

— Президент Путин — лидер великого государства, с которым у нас сложилась великая дружба! Индия всегда поддерживала Россию в ее борьбе с новыми вызовами! Россия всегда была важнейшим партнером Индии — и будет! — как будто на плацу командует он.

С президентом США Бараком Обамой, которого ждут в Дели в январе и который является носителем вызовов для России, индийский премьер будет, надо надеяться, более сух.

— Россия предложила нам полное производство в Индии вертолетов (Ми-17 и Ка-226Т.— "Ъ"), которые будут использоваться для гражданских и военных целей. Мы продолжаем нашу политику "Сделай в Индии!"...

Господин Моди признал, что сотрудничество в сфере углеводородов сильно до сих пор разочаровывало Индию, но вот Игорь Сечин подписывает еще одно историческое соглашение...

Еще одним именинником в этот день стал Сергей Кириенко. Ему досталось еще больше восторженности от индийского премьера. Судя по тому, что сказал господин Моди, в Индии будут построены не 12 блоков за 20 лет, а уже не меньше 16 (и к вечеру этого дня цифра имела все шансы увеличиться).

При этом в один рост с Росатомом вчера встала и компания АЛРОСА. Здесь проходила алмазная конференция. Название было такое красивое, что пройти мимо нее было нельзя.

Я думал, что в Дели и нет таких больших просторных современных зданий. После дворца премьер-министра, который производит впечатление прежде всего стенами с осыпающейся у тебя на глазах штукатуркой, и комнатами приемов размером со спичечный коробок зал алмазной конференции выглядел, с одной стороны, пугающе огромным, а с другой — подобающих размеров для страны с полуторамиллиардным населением. И весь этот зал был до отказа заполнен индийцами. Конференция называлась российско-индийской, но при этом российская делегация занимала здесь один ряд из пятидесяти. Но зато это были самые яркие представители компании АЛРОСА, самой большой алмазодобывающей компании в мире. И если, судя по рассадке, в этом еще могли появиться сомнения, то в том, что Индия — самая крупная в мире алмазообрабатывающая страна, сомнений не было уже никаких.

Одеты люди при этом были разнообразно. Пышностью выделялась делегация Министерства минеральных ресурсов ЮАР. Сурат, где обрабатывается больше всего алмазов, представляли люди в черных и серых рубашках с закатанными рукавами и вперемешку с дамами в пальто с воротниками, если не ошибаюсь, из мангустов. Вечерами в Дели холодно, около десяти градусов, так что это не казалось вычурно. А вообще, судя по всему, эти пальто, по мнению самих дам, с успехом заменили им вечерние платья.

Один за другим индийцы, члены президиума, в котором сидели и Владимир Путин, и Нарендра Моди, отчитывались об успехах отрасли. Госминистр торговли и промышленности Индии Нирмала Ситхараман рассказала, что в стране обрабатываются четырнадцать из пятнадцати мировых алмазов, и заслужила оглушительные аплодисменты зала.

И только под конец своего, без преувеличения, триумфального выступления (а таким здесь неизбежно становилось каждое) она вдруг проговорилась:

— Мы осознаем, что в нашем секторе произошло падение потребительского спроса, поэтому мы и устроили эту конференцию.

Владимира Путина встретили немного, мне показалось, настороженно. Возможно, участники конференции ждали, что первым выступит их премьер, и были теперь разочарованы. Ведущая, почти европейской модельной внешности и роста, в подлинном вечернем платье, стоя за трибуной на сцене, объявила выход российского президента.

— Это первая алмазная конференция, в которой я принимаю участие,— заявил Владимир Путин.— И у меня такое впечатление, что единственный человек здесь, который так или иначе связан с производством алмазов,— это наша ведущая. Остальные слишком скромно одеты для людей, которые занимаются этим делом.

Не сказать чтобы это замечание воодушевило зал. Но зато воодушевило ведущую.

Владимир Путин вспомнил про основные российские алмазы "Орлов" и "Шах" и добавил, что они же индийского происхождения.

Это аудитории понравилось гораздо больше, и аплодисменты были гораздо жизнерадостней.

Впрочем, никаких аплодисментов не вызвало главное предложение российского президента:

— Мы ждем индийских специалистов на обработку алмазов к нам, в Россию!

Скорее всего, участники конференции задумались, как оно соотносится с любимой идеей премьера Моди: "Сделай в Индии!" Оно никак не соотносилось. Оно ей принципиально противоречило.

Когда к трибуне из-за стола выдвинулся господин Моди, зал не просто встал. Люди вскочили с мест и рукоплескали ему. При этом по их лицам бродили какие-то просто блаженные улыбки: они предвкушали, что он сейчас скажет. Они понимали, что он не подведет их.

Вот здесь, в этом зале его командный голос казался уместным. Он напомнил, что Индия подарила миру первый алмаз и бриллиант и что было это больше 2 тыс. лет назад.

Бешеные аплодисменты.

— Провинция Сурат является самым большим центром переработки алмазов!

Бешеные аплодисменты.

— Девять из десяти алмазов мира обрабатываются в Индии!

Бешеные аплодисменты.

Цифра, впрочем, отличалась от озвученной министром торговли, и не в лучшую для Индии сторону.

Я смотрел на этих людей, боготворящих своего премьера, и думал о том, как же сочетается нищета и грязь этого города с блеском алмазов, с многомиллиардными контрактами, которые Индия с такой легкостью заключает с Сергеем Кириенко, и с Игорем Сечиным, и с АЛРОСА. Как им удается в этом чудовищном человеческом и административном хаосе поставлять миру лучших программистов? Да разве можно жить в картонных коробках на помойках в центре 30-миллионного города и гранить алмазы, каждый из которых стоит по крайней мере номера в пятизвездном отеле, который тоже есть тут, в Дели, до конца жизни?

И я понимал, что одно возможно здесь благодаря другому. Эти люди слишком мало внимания обращают на внешние удобства, предпочитая сосредоточиться на внутренних. Поэтому их труд дешево стоит. Поэтому их харизматичные лидеры сейчас покупают нашу нефть.

Но все-таки антисанитария здесь беспрецедентная, и премьер-министр недавно объявил борьбу с мусором на улицах. И проиграл. Мусора не стало меньше. Стало меньше премьер-министра.

Дело в том, что мусор не мешает им жить. А премьер-министр, если и дальше будет бороться с мусором, может помешать.

Но пока они к нему относятся прекрасно. И он старается не подводить их.

— Я задал три вопроса Владимиру Путину,— сказал он им на алмазной конференции.— Я сказал ему: АЛРОСА должна иметь прямые долгосрочные контракты с большими индийскими компаниями. Я сказал ему, чтобы АЛРОСА торговала прямо на нашей бирже. И я сказал ему, чтобы президент Путин сделал ревизию своего регуляторного режима: экспортировать алмазы и импортировать бриллианты обратно из Индии в Россию надо без таможенных сборов!

То есть он дал бой Владимиру Путину.

Боюсь, ни одно из посланий президента России не было и не будет обречено на такие аплодисменты, какие индийский премьер услышал после этих слов.

Даже если Владимир Путин скажет в нем, что согласился на предложения индийского премьера.

Комментарии
Профиль пользователя