Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Попрощавшиеся с оружием

Признавшего вину бывшего гендиректора АКБС Юрия Санкина выпустили из СИЗО

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 12

Гендиректора нижегородской оружейной компании АКБС Юрия Санкина после полутора лет в следственном изоляторе перевели под домашний арест. Напомним, в основе громкого уголовного дела — безвозмездное получение компанией от Минобороны РФ 127 тыс. единиц морально устаревшего стрелкового оружия, которое в АКБС хотели переделать в гражданское и продать. В нижегородском УФСБ трактовали передачу военными такого количества оружия как его незаконный оборот, а затем вменили Юрию Санкину тяжкую статью «Хищение оружия». Одним из оснований изменения меры пресечения Юрия Санкина стало признание им вины. После отсидки и обвинительных приговоров в отношении бывших подчиненных, в том числе и родной дочери, полковник ФСБ в отставке пошел на сделку со следствием.


Как стало известно „Ъ“, Нижегородский областной суд по ходатайству следователя УФСБ изменил меру пресечения бывшему директору компании АКБС Юрию Санкину с заключения под стражу на домашний арест. Бывший полковник КГБ-ФСБ отсидел за решеткой полтора года. Кроме предельного срока содержания под стражей, болезней и преклонного возраста (в январе арестанту исполняется 70 лет) причиной освобождения стало признание вины. Юрий Санкин заключил досудебное соглашение и, видимо, будет осужден в особом порядке, без исследования доказательств.

Напомним, проблемы у АКБС и его менеджмента начались после того, как предприятие наряду с другими оружейными заводами безвозмездно получило от Минобороны РФ крупную партию боевого оружия, которое подлежало утилизации. 22 марта 2012 года министр обороны Анатолий Сердюков подписал приказ №555, на основании которого оружие раздали профильным предприятиям на переработку (таким образом военные решили сэкономить на его уничтожении). Сотрудники АКБС вывезли из армейских арсеналов более 127 тысяч единиц оружия — автоматы, винтовки, карабины, пистолеты, даже несколько десятков пулеметов «Максим». Ящики сложили под охраной на заводе им. Свердлова в Дзержинске и на складах своего оружейного завода под Богородском. После возбуждения в июле 2012 года первого уголовного дела сотрудники УФСБ изъяли всю партию «вещдоков» и эшелоном вывезли за пределы области.

Гендиректору АКБС Юрию Санкину, а также его подчиненным: родной дочери Анастасии Гудым, Игорю Чигринскому и Александру Домрачеву - предъявили обвинение в незаконном обороте оружия. Затем в уголовное дело был добавлен и другой эпизод организованной преступной деятельности. По версии следователей ФСБ: покупка АКБС у завода им. Дегтярева более 6 тыс. пистолетов ТТ для переделки их в спортивное оружие. Как контрабанда частей огнестрельного оружия была квалифицирована поставка чешским партнером комплектующих для пистолета Grand Power, который производит АКБС. Когда Юрий Санкин уже находился под стражей, ему вменили еще одну тяжкую статью 226 УК РФ «Хищение или вымогательство оружия», предусматривающую до 15 лет лишения свободы.

Сначала все обвиняемые руководители АКБС не признавали свою вину и пытались доказать гражданско-правовой характер сделок и законную деятельность предприятия, у которого имелись соответствующие лицензии на производство гражданского оружия и боеприпасов. Однако посидев в следственном изоляторе, сотрудники компании решили признать вину. В итоге городской суд Дзержинска в особом порядке осудил дочь гендиректора Анастасию Гудым, фактически возглавившую предприятие после ареста отца в июле прошлого года. В сентябре этого года ее приговорили к трем годам условного срока. Руководитель транспортного отдела АКБС Александр Домрачев, непосредственно организовывавший перевозку оружия, в июле был осужден на пять лет условно. Тексты их приговоров на сайте Дзержинского городского суда не опубликованы, так как засекречены. Бывший директор по развитию АКБС Игорь Чигринский, также признавший вину и попросивший об особом порядке рассмотрения дела, еще только ждет суда по делу об оружии Минобороны. Летом его осудили на шесть месяцев условного срока за хранение сувенирного патрона 1937 года выпуска от карабина «Маузер» („Ъ“ писал об этом 1 июля). К условному сроку по отдельному обвинению был приговорен и бывший директор транспортной компании «Итеко», на грузовиках которой под вооруженной охраной перевозилось переданное Минобороны оружие.

Таким образом, бывший гендиректор АКБС оставался единственным из обвиняемых, кто не признавал свою вину. По мнению адвокатов, у стороны защиты с точки зрения закона были серьезные доводы, но Юрий Санкин, проведя полтора года в заключении, морально очень устал и подвергался психологическому давлению. «У него есть тяжелые заболевания, а в СИЗО ему не могли оказать квалифицированную помощь», — отметил адвокат Михаил Жуков. По его мнению, с учетом возраста, состояния здоровья и признания вины его подзащитный вправе рассчитывать на некоторое снисхождение.

По информации „Ъ“, в нижегородском УФСБ по-разному относятся к этому уголовному делу, учитывая, что Юрий Санкин их бывший сослуживец. Большую часть своей карьеры он проработал в КГБ и имел репутацию хорошего специалиста по спецтехнике. Судя по репликам сотрудников следственной группы УФСБ, сопровождавших арестантов в суде, опасна сама идея передачи десятков тысяч стволов частной компании — неизвестно, в чьи руки оно может попасть в дальнейшем. «Санкина предупреждали: верни это оружие, и все будет хорошо. Но он уперся, у него под эту партию намечались экспортные контракты на огромные суммы», — отметил источник „Ъ“, близкий к следствию. Знавшие Юрия Санкина люди, напротив, уверены, что подоплекой уголовного дела стал «бизнес и ничего личного». Как утверждает собеседник „Ъ“, до уголовного преследования сотрудников АКБС действительно проявлялись некие «переговорщики», однако они участвовали в коммерческих вопросах, а не добивались возврата оружия государству.

Что касается самого предприятия, летом АКБС вошло в процедуру банкротства, подав в арбитражный суд заявление о несостоятельности, на предприятии введена процедура наблюдения. «Кислородные подушки шьем — дышать ведь как-то надо», — грустно пошутил один из работников.

Роман Кряжев


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя