Коротко


Подробно

Фото: Илья Еж

С переменами перебор

Что происходило с рублем, бюджетом и «Мечелом» в 2014 году

Хорошие новости кончились. 2013 год пугал недосказанностью и в целом был скуп на события, хорошие и плохие. В 2014-м невольно думаешь, что лучше бы оно так и продолжалось. Чем меньше дней остается до конца года, тем больше обстановка за окном напоминает картину 2008-го. Но за плохими новостями можно увидеть и хорошие. Надо только присмотреться.


Текст: Владислав Коваленко


2014-й начинался за здравие. Шутка ли — провели Олимпиаду, да еще и победили. На своей территории, конечно, но все же. Ничто не предвещало ни санкций, ни доллара по 47 руб., ни нефти по $80. Владимир Евтушенков планировал IPO "Башнефти", а глава "Моего банка" Глеб Фетисов избирался в депутаты и мэры. Теперь оба под арестом, и не только они (см. "Зона отчуждения"), "Башнефть" переходит под контроль государства, рубль обновляет рекорд за рекордом, нефть опасно движется в сторону $40 за баррель, как то было в 2008-м.

Этот год вообще напоминает 2008-й — не только динамикой цен на минеральные ресурсы и курсом валют, но и недоступностью внешнего финансирования, отмечает главный экономист Uralsib Capital Алексей Девятов. С той лишь разницей, что шесть лет назад западные деньги были недоступны для российских заемщиков из-за западного же кризиса, а теперь — из-за санкций, вызванных политическими причинами.

Плохих новостей в 2014-м было явно больше, чем хороших. Но, во-первых, некоторые плохие новости показали, что хорошие новости мы все это время не замечали. Когда правительство в ответ на западные санкции ограничило импорт продовольствия, оказалось, что на импорто-замещении российские компании заработать не смогут — отчасти из-за того, что уже заместили импорт, например, свинины и мяса птицы. Во-вторых, классическое правило макроэкономики гласит: ослабление национальной валюты благоприятствует экспорту. В случае с Россией, отмечают экономисты, есть нюанс: все экспортоориентированные мощности (главным образом добывающие) и так загружены до предела. Но для экспортеров продуктов глубокой переработки (см., например, рейтинг экспортеров в СФ N3/2011) открываются отличные возможности. Уже в 2010 году относительно небольшие производители продуктов питания, электроники, упаковки и других товаров, по нашим подсчетам, продали за рубеж продукции на $702 млн.

Говорят, есть у китайцев такое проклятие: чтобы жить тебе во времена перемен. Но любое проклятие может стать возможностью. Все зависит от точки зрения.


Кризис


Шесть лет в завязке

Всего за полгода рубль девальвировался на треть, ключевая ставка выросла на четверть, а нефть подешевела на одну пятую. Кажется, все предвещает бурю. Но аналитики спокойны.


Андрей Рожков, старший аналитик ИФК «Метрополь»:

— То, что сейчас происходит с экономикой, в лучшем случае можно считать лишь стагнацией. Падения ВВП по итогам первого полугодия мы не наблюдали, и вряд ли увидим по итогам третьего квартала.



Алексей Девятов, главный экономист Uralsib Capital:

— Не думаю, что текущую ситуацию уже можно называть полномасштабным кризисом, хотя определенные признаки присутствуют: резкое падение цен на нефть, девальвация рубля и закрытие внешних рынков капитала. Каждые 10% девальвации, по нашим оценкам, прибавляют 1,5–2 процентных пункта к инфляции в течение трех-четырех месяцев. Если мы не увидим ослабления санкций и восстановления цен на нефть в ближайшие несколько месяцев, в следующем году можно ожидать падения ВВП до 5% и двузначных значений инфляции в начале года.




Ключевая ставка


Стоп-кредит

К концу года Центробанк поднял ключевую ставку до 9,5%. Падение рубля ему остановить не удалось, зато деньги для бизнеса и потребителей серьезно подорожали. В некоторых отраслях, например коммерческой недвижимости, это уже привело к остановке отдельных проектов.



Валюта


Полет рубля

Курс рубля больше не привязан к доллару и евро: ЦБ РФ упразднил коридор бивалютной корзины, досрочно отпустив национальную валюту в «свободное плавание». При этом в течение года рубль обесценился почти на 30%.


Кто выигрывает и кто проигрывает от девальвации рубля?

[ + ] Фонд национального благосостояния РФ. Его активы размещены в основном в валютных инструментах. Курсовая разница от переоценки средств фонда с начала года на начало ноября составила 659 млрд руб., это 19% общего размера фонда

[ + ] Экспортеры товаров и услуг: нефтегазовые компании, производители удобрений, компании в области офшорного программирования

[ + ] Бюджет РФ: рублевые доходы от экспорта возрастут

[ + ] Компании с относительно низкой долей расходов на импортное сырье — у них появляется шанс нарастить маржу, подняв цены, или отвоевать долю рынка у конкурентов-импортеров

[ – ] Компании, зарабатывающие главным образом в России, с высокой долей расходов, номинированных в валюте, например авиаперевозчики и производители автомобилей с низкой долей локализации




Нефть


Нефтяной спуск

Цены на нефть, исправно державшиеся чуть выше $100 за баррель, во второй половине года предательски ушли вниз, став одним из дополнительных факторов торможения экономики. Причин для возврата на прежние позиции у нефти пока нет.



Крым


Цена Крыма

Интеграция Крыма в состав России будет серьезным испытанием для правительства и федерального бюджета. Из чтения программы по развитию полуострова складывается впечатление, что построить в Крыму предстоит абсолютно все.


Статья расходовРасходы, млрд руб.
Модернизация энергетики50
Керченский мост247
Реконструкция автодорог112
Реконструкция лагеря «Артек»21
Туристическая инфраструктура40


Санкции


Серпом по связям

Геополитика в 2014-м работала против бизнеса. Сначала ограничения на работу с российскими компаниями ввели США и Евросоюз, а потом и российские власти ограничили импорт продовольствия.



Бюджет


Правило отжиманий

Нефть дешевеет, экспорт сокращается, Минфин активно ищет новые источники поступлений в бюджет. Изменения коснутся не только крупных нефтедобывающих компаний, но и более мелких игроков, а также физических лиц. Самые болезненные нововведения — сборы, привязанные к нефинансовым параметрам деятельности компаний,— пока решено отложить до 2018 года.


1. Пенсии. Правительство продлило пенсионный мораторий — взносы граждан, которые должны были поступить в пенсионные фонды для инвестирования в долгосрочные инструменты, второй год подряд изымаются для обеспечения выросших текущих расходов бюджета. Это уже привело к сокращению рынка облигаций.

2. Офшоры. Российские компании с 2015 года должны будут платить 20% прибыли своих иностранных структур, зарегистрированных в офшорных зонах, физические лица — 13%. Закон «О контролируемых иностранных компаниях», внесенный в Госдуму, должен вступить в силу в 2015 году и принести бюджету дополнительно 44 млрд руб. доходов.

3. Нефть. В 2015 году изменится система налогообложения нефтяной отрасли. Это должно дать бюджету дополнительно 500 млрд руб. Однако нефтяники не спешат расставаться с доходами. Основным противником так называемого налогового маневра выступает президент «Роснефти» Игорь Сечин.

4. Недвижимость. Правительство усилило финансовую нагрузку на владельцев недвижимости сразу по двум направлениям. Во-первых, вырос налог на владение недвижимостью (теперь он рассчитывается не от инвентаризационной, а от кадастровой стоимости, в том числе и для некоторых видов коммерческой недвижимости). Во-вторых, изменится порядок налогообложения при сделках с недвижимостью — при продаже инвестиционного жилья налог будет выше. Окончательные варианты обсуждаются.

5. Туризм. Государство активно стимулирует граждан отдыхать в новом субъекте федерации — в Крыму. Некоторые крупные госкомпании («Газпром», «Аэрофлот», Объединенная зерновая компания) отправляют сотрудников на отдых в Крым за счет предприятия. Кроме того, правительство частично субсидирует перелеты в Симферополь для жителей 20 городов. По подсчетам РБК, крымская туристическая отрасль недосчитается в этом году 80 млрд руб. Впрочем, в 2015 году картина может быть иной: девальвация рубля сделает крымские курорты куда более привлекательными, по крайней мере с точки зрения цены.


Долги


Острый уголь

Кризис, к которому приближается российская экономика, должен сыграть на руку компании «Мечел»: ее частично номинированный в рублях долг сократился почти на $1 млрд из-за девальвации национальной валюты, кризис на рынке грузоперевозок позволяет реструктурировать задолженность перед лизинговыми компаниями, а ожидаемый рост экспорта угля в связи с падением рубля поможет горнодобывающему подразделению. Но до этих дней компания может не дожить: банки уже требуют через суд возврат миллиардных долгов. К концу ноября 2014-го Игорь Зюзин должен решить, что делать: банкротить компанию или расстаться с ней. На момент сдачи номера о решении бенефициара «Мечела» еще не было известно.

Сеть на сдачу

Максим Ноготков продал 90% ГК «Связной» Михаилу Прохорову за 1 руб. В сделку вошли одноименная крупнейшая в России сеть салонов электроники и интернет-магазин Enter. В 2013 году сеть принесла Ноготкову 107 млрд руб. выручки, но дорогой ценой: только Прохорову группа задолжала 9 млрд руб. Шесть лет назад, накануне кризиса 2008 года, проходила сделка с тогдашним лидером рынка «Евросетью». Евгению Чичваркину и Тимуру Артемьеву удалось получить за актив в общей сложности $400 млн, при этом долг сети составлял $900 млн. И эта сделка считалась не очень удачной для основателей. На фоне сделки Ноготкова выход Чичваркина с Артемьевым кажется более чем успешным: совокупная задолженность «Связного» перед банками, по данным газеты «Коммерсантъ», составляет $560 млн, то есть почти вдвое меньше, чем у «Евросети». Притом что выручка «Евросети» в 2008 году (на момент продажи) составляла лишь 79 млрд руб.

Вам зачтется

Владелец группы АСТ Тельман Исмаилов теряет активы. Кипрский суд наложил обеспечение на входящий в группу «Московский полиграфический дом» по иску на $135 млн от группы «Мангазея». В прошлый кризис Исмаилову не повезло куда больше. В 2009 году группа АСТ лишилась своего ключевого актива — рынка «Черкизовский». Занимавший в то время пост премьера Владимир Путин заявил, что на рынке с 6 тыс. контейнеров хранится контрабандный товар на сумму $2 млрд. Буквально в течение месяца рынок был закрыт, а затем снесен. Впрочем, напряжение в экономике только нарастает, и с чем еще придется расстаться Исмаилову в этот раз, пока вопрос. По данным газеты «Ведомости», азербайджанский предприниматель задолжал 4 млрд руб. Банку Москвы. Чтобы расплатиться по нему, бизнесмену, возможно, придется продать часть недвижимости в столице, вплоть до ресторана «Прага».


ФНБ


Фонд без дна

Экономика замедляется, Евросоюз и США отказывают российским компаниям в финансировании. Фонд национального благосостояния (ФНБ), долгие годы надежно охранявшийся экс-министром финансов Алексеем Кудриным, похоже, будет распечатан. Уже сейчас ясно: денег на всех не хватит.



Интернет


Интернет наш

В 2014 году правительство продолжало усиливать контроль над интернетом.


Государство все плотнее берет интернет под свою опеку. Онлайн-предприниматели сами виноваты: они стали слишком много зарабатывать.

«Интернет в России — это прибыльный бизнес, составляющий 8,5% ВВП. Каждый день треть наших граждан заходят в интернет… Конечно, это подлежит какому-то регулированию»,— говорил президент РФ Владимир Путин на форуме «Интернет-предпринимательство в России». По левую руку от президента РФ сидел генеральный директор «Яндекса» Аркадий Волож. Основатель самой дорогой, прибыльной и прозрачной в России интернет-компании знает, о чем говорит президент, лучше многих других своих коллег по бизнесу. Еще в 2009 году поисковик продал государственному Сбербанку за 1 евро золотую акцию, позволяющую государству контролировать продажу пакета «Яндекса» свыше 25%. В апреле 2014 года «Яндекс» закрыл рейтинг блогов. А спустя два месяца после форума, на котором Путин заявил, что «Яндекс» «поддавили», вынудив компанию включить некоторое количество американцев и европейцев в «руководящие органы», Волож и сам покинул пост гендиректора поисковика.

Государство, похоже, собирается выстроить интернет-экономику по той же модели, по которой функционирует вся экономика в России. То есть получить прямой или косвенный контроль над более чем 50% «интернет-ВВП». Методы те же. С одной стороны, нынешние крупные интернет-компании переходят под контроль государства или близких государству предпринимателей. С другой — государство запускает собственные проекты, которые должны будут выйти на лидирующие позиции за счет государственных ресурсов. В мае 2014 года «Ростелеком» запустил поисковик «Спутник». Аудиторию для него на первом этапе предполагалось сформировать за счет обязательной установки «Спутника» в браузеры на рабочих компьютерах госслужащих. Однако интернет-«Роснефти» из «Спутника» пока не получается: по данным LiveInternet, в октябре 2014-го им воспользовались 2 227 уникальных пользователей. Третье направление наступления государства на интернет — конечно, регулирование. И если в первых двух случаях нужны ресурсы, то здесь все ограничивается только фантазией. В мае Путин подписал так называемый закон о блогерах — комплекс поправок в различные законодательные акты, по которым авторы блогов с аудиторией более 3 тыс. уникальных пользователей в сутки обязаны зарегистрироваться в Роскомнадзоре, то есть фактически раскрыть себя. В мае также вступил в действие закон, ограничивающий анонимные платежи суммой до 15 тыс. руб. В июле Госдума приняла закон, обязывающий хранить персональные данные российских пользователей на серверах, расположенных на территории России. Кроме того, государство готовится инвестировать в создание инфраструктуры, позволяющей Рунету работать автономно от мировой Сети.

Причины обеспокоенности российских властей интернетом понятны. «Интернет начинался как проект спецслужб, так и развивается»,— сказал на летнем форуме Путин. А в спецслужбах, как известно, бывших не бывает. И бывших проектов тоже.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение