Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от
  Офицерское собрание в Кремле

На сороковой день покойник чуть не воскрес

       Ровно на сороковой день после доконавшей Союз ССР беловежской декларации, 17 января в Дворце съездов состоялось совещание делегатов от офицерских собраний Вооруженных Сил (ВС) бывшего Союза. Собрание требовало в ультимативной форме заявить о единстве ВС и фактически отказывалось признать над армией чью-нибудь юрисдикцию, кроме юрисдикции СССР. Только после угрозы отставки, к которой прибег главнокомандующий силами СНГ маршал Шапошников, офицерское собрание согласилось считать СССР более не существующим.
       
        Офицерское собрание открывалось в неприятной обстановке: по сообщению Руслана Хасбулатова, возникшие из небытия Виктор Алкснис с Николаем Петрушенкой звонили ему по телефону и радостно сообщали, что путч намечен на 20 января.
        Впрочем, и без телефонных звонков было понятно, что нехорошо, когда армия начинает выбирать, какая присяга ей больше нравится. Под тем предлогом, что во Дворце съездов для детворы устроена елка, собрание перенесли на 17 января и за это время попытались как-то утрясти разногласия между политиками, чтобы не делать полковников с майорами арбитрами в спорах президентов. 16 января в Москве состоялась экстренная встреча глав государств СНГ, которая даже и проведена была в месте экзотическом — в Теплом Стане по адресу ул. академика Варги, 2, где прежде совещался с чекистами Владимир Крючков. Но даже в зале для спецсовещаний договориться удалось мало о чем: лишь утвердили присягу для стратегических сил СНГ и присягу для прочих войск СНГ, что как бы подразумевало создание единой армии. Но только "как бы" — Молдова, Азербайджан, Украина и Беларусь с идеей общей присяги для обычных ВС не согласились. В качестве единственного серьезного результата удалось договориться о разделе Черноморского флота между Содружеством и Украиной.
        Тем временем офицеры пришли в собрание в самом боевитом расположении духа. По дороге в Кремль их напутствовали коммунисты и патриоты, с трибуны их приветствовал лидер одной из коммунистических партий Виктор Анпилов, в зале оказался цвет группы "Союз" — Алкснис, Коган, Петрушенко. С самого начала офицеры потребовали вывести из собрания лидера союза "Щит" Виталия Уражцева, что оказалось довольно трудным делом: упорный Уражцев сам выходить отказывался, а прибегнуть к помощи комендантского взвода было затруднительно, так как виновник торжества устроился в креслах непосредственно по соседству с двумя архиереями, одним протоиереем и одним Гавриилом Поповым — и в свалке были бы помяты духовные особы. Избавившись от настырного Уражцева, столкнулись с другой проблемой: присутствовавшие в собрании Ельцин и Назарбаев, как и ведшие собрание маршал Шапошников и его замполит генерал Столяров, надеялись, что собрание выскажет некоторые претензии, произойдет их обсуждение, лидеры СНГ получат намек, что не стоит играть с огнем, будет принято сбалансированное обращение к ВС, и этим все и кончится.
        Ельцин, начавший свое обращение к собранию со слов "обращаюсь к вашей чести, к вашему достоинству, пожар легко зажечь, потушить неизмеримо труднее", рассчитывал именно на это. Он поздравил офицеров с тем, что: за исключением части Черноморского флота и Каспийской флотилии на судах Военно-Морского Флота будет поднят российский Андреевский флаг; с переподчинением России Северо-Западной группы войск и Закавказского военного округа; с переориентацией 60% военных расходов на социальные нужды. Далее Ельцин обещал, что 120 тысяч российских военных, не имеющих квартир, получат жилье в I квартале 1992 года; каждая военная семья получит на обустройство одну-две-три тысячи долларов, вырученных от продажи военной техники; половина выделяемой земли в Ленинградской области и треть — в Московской будет выделена военным под участки, причем каждая семья получит по десять соток; денежное содержание военнослужащих с учетом инфляции будет ежеквартально пересматриваться в сторону увеличения. А представители местной администрации, саботирующие президентские решения, будут оштрафованы сначала на пять тысяч рублей, повторно — на 25 тысяч рублей, и, наконец, посажены в тюрьму на 2 года. Офицеры поаплодировали: известию о возрождении Андреевского флага -довольно жидко, известию о долларовых выплатах — с большим энтузиазмом, но до овации дело не дошло.
        Более того: непримиримая часть собрания, взгляды которой выразил полковник Алкснис, рассчитывала на совершенно другое: перенести борьбу из экономической в политическую сферу, объявить, что Союз ССР — в лице единых вооруженных сил — далеко не мертв, он может хоть кому наломать бока. С болью спросив: "Где то советское правительство, которому я присягал? Где тот СССР?", полковник воскликнул: "А эти пять тысяч человек в зале — это разве не Советский Союз?". По сути дела, собранию предложили в ультимативном тоне объявить себя самостийным субъектом политики — двенадцатой республикой СНГ. "Решается судьба государства, — сказал Виктор Алкснис, — и мы находиться в роли ооновских наблюдателей уже не можем".
        Кульминация наступила, когда прозвучало требование отдать Горбачева под суд, а Шапошникова уволить в отставку. Маршал сказал: "С этого момента можете считать меня в отставке" и ушел из зала. Тут выяснилась главная слабость "военной оппозиции" — отсутствие лидера. Уход маршала привел собрание в состояние полной сумятицы, а о единстве ВС нельзя было говорить даже в зале: флотские аплодировали требованию об отставке Шапошникова, летчики заявили, что уйдут вместе со своим маршалом, а инфантерия с артиллерией вообще растерялись. Маршала упросили вернуться, и он укорил собрание: "Почему, когда на вас матом орут, вы каблуками щелкаете и честь отдаете, а когда с вами по-человечески говорят... Я же для вас стараюсь, чтобы было меньше слез и плача у вас и у ваших семей". Главком объяснил, что минские соглашения от 30 декабря предусматривают создание национальных армий и принятие собранием решения о единой армии означало бы ультиматум, а ультиматумы он предъявлять не собирается. "Ну и что тогда? В ружье, и танки в Москву? — поинтересовался маршал. — Было уже это. Мне предлагали". И окончательно усовестил господ офицеров словами: "Мы же не Таиланд какой-то, а одна шестая часть света, на нас и так смотрят как на сумасшедших".
        На том собрание фактически кончилось. Алксниса с Петрушенкой вывели из состава координационной организации, офицеров велели развезти по частям, а вновь они соберутся после назначенного на 14 февраля совещания глав СНГ. На этот раз все обошлось, армия сохранила остаточный инстинкт повиновения, но проблема в том, что маршал Шапошников — не Гавриил Попов и не может подавать в отставку на каждом таком собрании, так что телефонные звонки Алксниса к Хасбулатову могут возобновиться.
       
        МАКСИМ Ъ-СОКОЛОВ
Комментарии
Профиль пользователя