Коротко

Новости

Подробно

Фото: Н. Гернет / rus-arc.ru

«Меры по созданию технологий безопасной добычи принимаются»

от

Несмотря на аргументы нефтяных компаний о том, что современный уровень технологий позволяет безопасно вести добычу углеводородов в Арктике, мировые экологические организации по-прежнему активно против нее выступают. “Ъ” обсудил особенности реализации офшорных проектов с директором национального парка «Русская Арктика» РОМАНОМ ЕРШОВЫМ.


— Считаете ли вы, что от добычи углеводородов в Арктике надо отказаться?

— Я так не думаю. Мое личное отношение к крупным мировым экологическим организациям, которые выступают с такими предложениями, скептическое. У них не совсем здоровая репутация, и они преследуют не самые честные цели. Это мое сугубо личное мнение как гражданина.

Эти организации зачастую абсолютно односторонне оценивают ситуацию, пытаются навязать нам свои стандарты и правила игры. Они нагнетают панику, не принимая во внимание реальные обстоятельства дел. Конечно, угроза экологии Арктики существует, но не только там, где они ее видят. Я не принимаю их позицию в чистом виде.

Позиция государства и нефтяных компаний кажется более обоснованной. Конечно, время покажет и практика покажет, удастся ли в действительности гарантировать безопасность при добыче углеводородов на шельфе. Все-таки это техника, может произойти какой-то сбой, от этого никто не застрахован. Но меры по созданию технологий безопасной добычи принимаются.

Я присутствовал на совещаниях в «Газпром нефти» и «Роснефти», которая занимается разведкой и добычей на шельфе, и видел те технологии, которые компания планирует применять на производстве. Конечно, я не специалист в технической области, но все выглядит очень серьезно и обстоятельно. Я вижу, что нефтяные компании очень серьезно работают над созданием высокого уровня безопасности добычи на шельфе, и то, что у них уже есть, если не достаточно, чтобы гарантировать полную безопасность добычи, то по крайней мере близко к достаточному.

А вообще существует множество факторов, которые могут нарушить экологическую ситуацию в Арктике, и добыча углеводородов на шельфе далеко не единственный из них. Более того, это одна из самых изученных, самых проработанных на высоком уровне угроз. Нефтяные компании тратят очень крупные средства на разработку безопасных технологий добычи, вопрос безопасности всегда на повестке дня, когда идет речь о шельфовых проектах. Произойти может, что угодно, но именно разливы нефти активно стараются предотвратить. Это уже немало.

— Нефтегазовые компании готовы с вами сотрудничать, прислушиваться к вашему мнению?

— На основных крупных совещаниях по проектам мы присутствуем. Нефтяные компании вполне открыты для нас. Они готовы представить и представляют нам интересующую нас информацию, документы, отвечают на вопросы.

— То есть мы можете контролировать их деятельность на всех этапах проекта?

— Контролировать — нет. Для этого есть официальные государственные органы. Ростехнадзор, Росприроднадзор, например, и другие. Тем не менее мы можем следить за процессом и выражать свое мнение. Например, нефтяным компаниям приходится проходить государственную экологическую экспертизу, в которую в том числе входит и «Русская Арктика». Так что мы получаем все данные по работам, которые компания планирует провести на том или ином этапе проекта, и можем оценить их влияние на территории нашего парка.

Надо понимать, что в зоне нашей ответственности лишь площади особо охраняемых природных территорий (ООПТ) «Русская Арктика» и «Земля Франца-Иосифа». Контролировать работы в акватории северных морей мы не можем, а наша территория и площади лицензионных участков нефтяных компаний не пересекаются.

— Когда наиболее высоки риски нефтеразливов?

— Самыми опасными являются весенний и зимний периоды, когда происходят активные перемещения льда. Тем не менее, насколько мне известно, все платформы и вся техника, которые планируют использовать нефтяные компании, рассчитаны на такие тяжелые ледовые условия. Риск здесь существует, но все меры направлены на то, чтобы его минимизировать.

Если говорить о процессе эксплуатации месторождения, то одним из самых опасных процессов является загрузка танкера — опять же из-за ветра и движения льдов. Здесь важно, чтобы квалифицированные специалисты выбрали подходящее время для погрузки топлива на судно — тогда разливов тоже вполне можно избежать.

— Существует мнение, что не добыча нефти в Арктике, а именно сжигание попутного газа может ускорить процесс таяния льдов в регионе, усугубить глобальное потепление. Так ли это?

— Я не очень доверяю теории глобального потепления. Например, про него постоянно говорят, а это лето было очень холодным. На территории нашей ООПТ была сложная ледовая ситуация. Кроме того, не существует достоверных доказательств, что глобальное потепление происходит из-за деятельности человека. Мы здесь придерживаемся мнения, что это природные циклы. Но повторюсь — доказательств нет. Тем не менее, что касается добычи нефти, я не считаю, что горение даже крупного нефтяного факела на отдельно взятой добывающей платформе может иметь влияние на таяние льдов. Масштаб не тот.

Ольга Ягова-Ионова


Дополнительно

• Приразломная жизнь
• Экономический потенциал Арктики
• Влияние санкций на будущее проектов на шельфе
• Экономические риски освоения Арктики
• Как безопасно добывать в Арктике
• Фотогалерея: Подводная жизнь Печерского моря
• Фотогалерея: Лица «Приразломной»
• История русской Арктики
• Интерактивная карта платформы «Приразломная»
• Схема ликвидации разлива нефти

Комментарии
Профиль пользователя