Коротко


Подробно

Фото: Денис Яковлев / Коммерсантъ

Кубанские казусы

"Строители весны" в Краснодарском институте современного искусства

Выставка современное искусство

Куратор нижегородского ГЦСИ Алиса Савицкая сделала в Краснодаре выставку коллекции современного искусства, принадлежащей местному бизнесмену и меценату Николаю Морозу. Из столицы Кубани — ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.


Культурный центр "Типография" существует два года и является для Краснодара чем-то вроде интерактивного музея современной жизни со всеми атрибутами новой социальности, удобной креативному классу. Музеем "Типографию" хочется назвать хотя бы потому, что на магистрали развития Краснодара такого рода начинания не пользуются широкой популярностью и каждому активному посетителю культурного центра приходится чувствовать себя не только творческим человеком, но и немножко диковинным экспонатом. Здесь располагаются дешевый хостел и коворкинг, забитый местными дизайнерами и колоритными экспатами, проходят кинопоказы и — что самое главное — выставки Краснодарского института современного искусства (КИСИ), объединившего под своим крылом всех авторов, не вписывающихся творчеством в нарядный кубанский консерватизм. Ведь главным общественным событием, которым Краснодар выделяется на культурной карте России, стала организация своеобразной полиции нравов под соусом возрождения казачества и возвращения к дореволюционной сути города. Казаки каждое воскресенье устраивают не лишенный изящества парад с оркестром и каждый день совместно с полицией бдят за поведением краснодарцев и гостей станицы. Власти регулярно мобилизуют общественность на проявление верноподданнических чувств к основательнице города Екатерине Великой, украшают городские скамейки вензелем с буквой "Е" и тратят деньги на разнообразный фольклор. В сочетании с динамичным развитием (а Краснодар регулярно берет призовые места в рейтингах самых перспективных городов России) и засильем бодрых коммерческих строек это вызывает стойкие, хоть и косвенные ассоциации с политическими режимами Востока. Правда, местные шейхи за редким исключением не интересуются современным искусством. В роли редкого исключения выступает здесь бизнесмен Николай Мороз, основатель "Типографии" и главный спонсор краснодарского искусства.

В такой атмосфере дело утверждения нового требует такта и аккуратности. Иначе получится как с проектом Марата Гельмана "Icons", вызвавшим два года назад возмущение краснодарских православных радикалов, перешедшее в прямое насилие: один из представителей казачества решил перейти в прямую конфронтацию и напал на господина Гельмана с кулаками. Впрочем, фирменная стратегия вируса, обрушивающего старую систему, нигде, к сожалению, у Гельмана не срабатывает накрепко: Пермь, например, с вирусом справилась и перезагрузилась, усилив защиту от назойливой современности, не разбирая, хороша она или плоха для города. У "Типографии" и возможности, и амбиции в разы меньше, чем у господина Гельмана. Это позволяет озаботиться вопросом формирования сообщества единомышленников, постепенно расширяющих круг "своих". Культурный центр сформировался вокруг хорошо известных в Москве художников арт-группировки ЗИП. Им удалось приручить несколько поколений недостаточно ценимых местной администрацией мастеров. "Строители весны" предъявляют локальную сцену как связный рассказ, в котором четкая аналитика переплетается с вдохновенной романтикой.

Название позаимствовано у Андрея Платонова — это черновой вариант названия великого романа "Чевенгур", рассказывающего о поражении коммунистических пассионариев выдуманного города на юге России в битве с силами реакции, как внешней, так и внутренней. Отсылка к Платонову бьет точно в цель. Краснодарское искусство отличается трогательной воинственностью и глубочайшей самоиронией, ставящей под сомнение не только монолитные бренды местных консерваторов, но и столичные представления о прогрессивном искусстве как о спирте хорошей очистки, от которого, конечно, опьяняешься идеей революции и равенства, но без всякого удовольствия. Деятели КИСИ в этом смысле очень напоминают героев Платонова, которые изъясняются поэтически, близки к земле и на дух не переносят начетничество, понадерганное из книг основоположников. Из веселья как принципиальной установки и смысла жизни родился, например, их проект о "Крабе" — идеальном кандидате в президенты и символе государственности одновременно: на скульптуре Владимира Колесникова морской гад успешно заменяет своим неповоротливым силуэтом двуглавого орла. Железный транспарант со словом "Невозможность" (работа Юлии Капустян, сокуратора выставки) напоминает самые симпатичные и идеалистические лозунги парижского восстания 1968 года. "Будка одиночного пикета" группировки ЗИП — нечто среднее между деревенским сортиром и продуктовым ларьком, идеальное приспособление для выражения политического кредо и одновременно абсурдистский комментарий на тему беззащитности активиста перед репрессивной махиной.

Конечно, в Краснодаре художники заняты не только шутовской политикой. Николай Мороз собирает разные ветви одного древа. На выставке есть и объект популярной у московской публики и коллекционеров группы Recycle, и мощная, пастозная живопись Владимира Мигачева, и хулиганский экспрессионизм Ивана Дубяги. Изящные абстрактные рассуждения о смысле объекта в пространстве от Валерия Казаса соседствуют с метафизикой Михаила Смаглюка. Краснодарские авторы дополнены близкими по духу деятелями других городов: московской группой "ЕлиКука", петербуржцем Александром Вилкиным, воронежцем Иваном Горшковым и объединением "Сито-Вмешательство" (Ростов-на-Дону). Так краснодарское искусство выглядит не казусом от локальных неформалов, а формой жизни, распространившейся повсеместно. Местным зрителям, из-за истории с "Icons" и планов Марата Гельмана воспринявшим современное искусство как род деструктивной дидактики, будет, наверное, интересно узнать, что его эмоциональный спектр много шире. Это не значит, что "Строители весны" осторожничают — в конце концов работы тех же Recycle были и на "Icons".

Тот факт, что выставка состоит из работ одного собрания, неожиданно близок местным традициям — Краснодарский краевой художественный музей возник в 1904 году на энтузиазме частного лица, коллекционера Федора Коваленко, тоже отчасти "строителя весны". Уже в 1920-е годы новый директор музея Ромуальд Войцик благодаря дружбе с наркомом Луначарским пополнил собрание исключительными вещами русского авангарда. Как и его славные предшественники, Николай Мороз увидел в актуальном искусстве земляков подтверждение своим мыслям о том, что дух времени не только в свисте нагайки. Перефразируя Платонова, он, вместе с присоединившимся к патронажу "Типографии" бизнесменом Евгением Руденко, завоевал художникам сны и главной профессией сделал душу. Это не значит, что им не приходится заботиться о выживании, но земля под ногами уже не дрожит.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение