Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

Названы номинанты «Золотой маски»

Обозреватели “Ъ” о шансах оперных, музыкальных и балетных спектаклей

от

Сегодня в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла пресс-конференция, на которой были объявлены спектакли сезона-2013/14, номинированные на «Золотую маску». С подробностями — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА, ЮЛИЯ БЕДЕРОВА и ПАВЕЛ СИГАЛОВ.


В наступающем году 21-я «Золотая маска» займет свое постоянное весеннее место — фестиваль пройдет с 27 марта по 17 апреля: а уже 18 апреля в Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко состоится церемония награждения победителей. Однако не все 155 конкурсантов (их набралось именно столько — вместе с частными номинациями) выступят в этот промежуток времени: по устоявшейся традиции «Золотая маска», считаясь с интересами театров, начинается задолго до официального открытия. Афиша фестиваля будет объявлена в середине декабря, однако и первая пресс-конференция, дающая старт главному театральному состязанию года,— вовсе не рутинное мероприятие. Ее интрига почти так же остра, как финальное объявление победителей: ведь от выбора экспертного совета зависят и состав участников, и в конечном счете итоги фестиваля. Были годы, когда из разных (иногда благих) побуждений в конкурс попадали спектакли весьма невысокого уровня, в то время как сильные работы оставались за бортом. В этот раз такого можно не опасаться, во всяком случае в разделе балета и современного танца. Эксперты музыкального театра под предводительством Юлии Бедеровой составили умную, сбалансированную программу: Москва увидит почти все, что стоило посмотреть в российском танцевальном театре за истекший театральный год.

По количеству номинированных персон в опере и балете впервые за долгие годы лидирует Большой, проведший чрезвычайно продуктивный сезон: номинаций у москвичей 16. Всего одну позицию уступает Пермский театр оперы и балета — у пермяков выдвинуты претенденты в 15 номинациях. Из-за урожайности прошедшего сезона эксперты даже ввели самоограничения: предпочтение отдавалось мировым премьерам и балетам, впервые представленным в России (к слову, эксперты изобильной драмы вообще отказались от «переносов» — то есть спектаклей, когда-либо поставленных на других сценах). Жертвой такого решения пала милейшая «Тщетная предосторожность» Фредерика Аштона — удачная премьера Михайловского театра. Тем не менее список балетно-танцевальных конкурсантов весьма презентабелен и разнообразен.

Балет Большого представлен «Дамой с камелиями» Джона Ноймайера. Классическая мелодрама, обошедшая едва не все мировые сцены, впервые поставлена в России; в частной номинации заявлена Светлана Захарова в роли Маргариты. Второй претендент Большого — мировая премьера балета «Укрощение строптивой» — принес москвичам целый букет номинаций: шекспировская комедия выдвинута в категории «Лучший спектакль», ее создатель Жан-Кристоф Майо — как хореограф; в номинации «Лучший дирижер» заявлен музыкальный руководитель постановки Игорь Дронов, превративший разрозненные произведения Шостаковича в цельную партитуру. И, наконец, номинированы все исполнители главных ролей: Екатерина Крысанова (Катарина), Ольга Смирнова (Бьянка), Владислав Лантратов (Петруччо) и Семен Чудин (Люченцо).

Мариинский балет, чьи спектакли будут показаны в Москве в апреле, представлен авангардной «Инфрой» Уэйна Макгрегора и весьма традиционными одноактными балетами голландца Ханса ван Манена, старейшего из живых классиков,. В частной, актерской номинации выдвинута единственная представительница Мариинки — Диана Вишнёва, однако не в спектакле родного театра. Номинирован один из балетов ее проекта «Грани», причем в категории «Современный танец» — это «Женщина в комнате» в постановке Каролин Карлсон (последняя фигурирует в номинации «Лучший хореограф»).

Музтеатр Станиславского предъявил очередной козырь из наследия Иржи Килиана — балет «Восковые крылья», который принес частную номинацию исполнительнице главной роли Оксане Кардаш. Нового, еще не виданного в России Баланчина — конструктивистскую «Симфонию в трех движениях» на музыку Стравинского — выставляет на конкурс Пермь. Триумфатор прошлогодней «Маски» Вячеслав Самодуров, худрук Екатеринбургского театра оперы и балета, которому глухие слухи упорно прочат место в Москве, представлен своей новой постановкой — «Цветоделика», за которую выдвинут и в номинации «Лучший балетмейстер».

В небольшой, но интригующий список номинантов в разделе «Современный танец» явно по недоразумению попала «Белая тьма» Начо Дуато (Михайловский театр) — один из самых популярных современных балетов, с почти академической красотой которого будет трудно состязаться программно радикальным опусам Анны Абалихиной («Экспонат/Пробуждение» в петербургском Александринском театре), Пала Френака («In time 2» екатеринбургского «Танцтеатра») и Алексея Расторгуева («Глазами клоуна» в пермском «Балете Евгения Панфилова»). Все эти авторы представлены и в номинации «Лучший хореограф». Состав жюри, по которому можно будет строить предположения и догадки о результатах «Маски» (как правило, все равно не оправдывающиеся), будет известен только в середине декабря.

Десять спектаклей в номинации «Большая форма» и десять — в номинации «Малая форма»: экспертный совет попытался втиснуть в эту «двадцатку» все интересное и осуждаемое, не обидив при этом провинцию и не нарушив баланса между мастерами и молодыми талантами. Разумеется, задача была почти невыполнимой: прошлый сезон был весьма урожайным, но не вполне сфокусированным: групп поддержки разных спектаклей в профессиональной среде было гораздо больше, чем вакансий в масочных номинациях.

В целом список получился интересным и почти объективным. От Москвы — два спектакля Константина Богомолова («Карамазовы» МХТ и Гаргантюа и Пантагрюэль» Театра наций) и «(М)ученик» Кирилла Серебренникова с одной стороны и спектакли Генриетты Яновской («С любимыми не расставайтесь») и Сергея Женовача («Записки покойника») — с другой. От Петербурга — спорные новаторские сочинения Андрея Могучего («Алиса» БДТ имени Товстоногова) и Андрея Жолдака («Мадам Бовари»), а рядом — бесспорный «Вишневый сад» Малого драматического театра в постановке Льва Додина. Конечно, не обошлось без постановок сиятельных иностранцев — и здесь нашлось место не только для ошеломительного спектакля «Гамлет/Коллаж» Театра наций (фантазия Робера Лепажа), но и для вполне ожидаемой «Меры за меру» Театра имени Пушкина (режиссер Деклан Доннеллан).

Статус третьей театральной столицы подтвердил Новосибирск — оба из двух знаменитых местных драмтеатров пришлют в Москву по спектаклю: «Красный факел» представлен постановкой Тимофея Кулябина «KILL», а театр «Глобус» — «Крейцеровой сонатой» Алексея Крикливого. Представительство Перми, Якутска и Воронежа должно еще раз подтвердить, что российская театральная жизнь по-прежнему теплится не только в нескольких культурных метрополиях. Конечно, режиссерская номинация вновь выглядит насмешкой над жюри — поди-ка, выбери из двух десятков режиссеров, среди которых есть общепризнанные гении, но и она отражает тот непреклонный факт, что сегодня жизнь в российском театре интересная и разнообразная.

Любопытно получилось с конкурсом «Эксперимент»: спектакли, представленные в нем, могли быть дополнены еще двумя — но руководство Театра на Таганке не захотело больше играть понравившиеся экспертам «Новый мир. 1968» Дмитрия Волкостелова из «Группы юбилейного года», а руководство Театра наций — спектакль-променад «Шекспир. Лабиринт». Обе затеи менеджерам театров показались слишком накладными для их возвращения в репертуар, так что перед суровыми экономическими соображениями сегодня меркнет еще недавно столь абсолютно соблазнительное мерцание масочного золота.

Кроме финального списка номинантов «Золотая маска» представила премьеру — это лонг-лист «Самые заметные спектакли сезона-2013/14 по версии экспертных советов». По мнению экспертов, лонг-лист — это «большой финал», а граница между длинным и коротким списками во многом прозрачна — в лонг-лист вошли спектакли, которые в процессе отбора рассматривались в качестве претендентов на шорт-лист, имели реальные шансы и основания в него войти. Сама концепция лонг-листа возникла из накопленного «Маской» коммуникативного опыта, когда стало очевидно, что организаторам, координаторам, экспертам и театрам есть что сказать широкой публике и театральной общественности помимо того, что вмещается в рамки окончательного конкурсного списка. И кроме публикации перечня «больших финалистов» в «Маске» сейчас обсуждаются технологии, какие можно использовать, чтобы познакомить публику с этими работами — речь может идти о видеопоказах или презентациях с разрешения театров.

В музыкальный лонг-лист вошли больше 80 спектаклей в разных жанрах, включая те, которые рассматривались двумя советами в номинации «Эксперимент». И некоторые из них продолжают темы и тенденции, отмеченные в шорт-листе. Так, в длинном списке — три не столичные постановки оперы «Евгений Онегин», ставшей репертуарным лидером сезона. В шорт-лист вошла одна из них, при этом все три доказывают возможность нетривиальных и цельных решений, тогда как многим после спектаклей Дмитрия Чернякова и Андрея Жолдака казалось, что нет больше у этой оперы жизни после жизни. В длинном списке музыкального совета — развернутый перечень постановок российских хореографов из тех, что претендовали на номинацию «Современный танец» (в коротком — две флагманские работы зарубежных авторов и только три местных). И в нем же — три оперных спектакля театра «Новой оперы» (в коротком списке — одна это «Dido» Пёрселла—Наймана). При этом появление двух работ в «большом финале» — «Школы жен» композитора Владимира Мартынова и «Интимного дневника» на музыку Яначека показывает, что театр сейчас очевидный лидер на оперном поле и задает тон в том, что касается расширения репертуарных и жанровых границ.

Строчки лонг-листа, занятые спектаклями «Петя и Волк и не только» в Московском театре кукол и «Репетиция оркестра» в Театре Сац, рассказывают о том же — о расширении границ возможностей и взглядов детских музыкальных театров, когда сам жанр — не опера, не кукольный спектакль — становится материалом для художественного поиска, проводником в нем становится партитура, и он-то и делает спектакли неординарным высказыванием.

В концентрированном виде главенствующие тенденции видны в списках номинантов в балете и опере. И если в балетной номинации представлена выборка спектаклей с никогда не шедшей в России хореографией (и здесь как переносы, наполнившие сезон и лонг-лист, так и две новые продукции), то в опере в прошедшем сезоне силу набрала консервативная тенденция. Номинанты Пермского театра оперы и балета — «Королева индейцев» и «Носферату» стоят отдельно, а большая часть спектаклей-номинантов в тех или иных виде, степени и вариантах с прямолинейных или стилизаторских позиций имеет дело с идеей традиционалистского оперного театра, который явно нарастил мускулы и сегодня предлагает самые цельные решения. Даже умеренно концептуалистские режиссерские спектакли, такие как «Царская невеста» в Михайловском или «Отелло» в Мариинке, только подчеркивают тренд сезона-2013/14, спланированного, заметим, самое позднее в сезоне-2012/13.

Татьяна Кузнецова, Юлия Бедерова, Павел Сигалов


Комментарии
Профиль пользователя