Коротко


Подробно

Фото: Александра Мудрац/ТАСС / Фото ИТАР-ТАСС

Чиновнику возместили вред от борьбы с коррупцией

Потерпевший по делу ГУЭБиПК получит 25 млн руб. от государства

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Бывший сити-менеджер Смоленска Константин Лазарев отсудил у Минфина как представителя государства 25 млн руб. в качестве компенсации за незаконное уголовное преследование. Он стал первым из почти двух десятков потерпевших от обвиняемых в организации преступного сообщества экс-сотрудников главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, которые требуют возмещения морального и материального вреда. Причем иски поданы как к государству, так и к конкретным фигурантам уголовного дела об ОПС. Защита бывших полицейских считает, что все претензии необоснованные и поданы не по адресу.


Решение о выплате одной из рекордных в истории России сумм компенсации морального вреда вынес заместитель председателя Ленинского райсуда Смоленска Константин Киселев. Как сообщили "Ъ" в суде, сама сумма гражданского иска к Минфину составляла изначально 100 млн руб. Ответчик иск не признавал, в то время как прокуратура соглашалась, что господин Лазарев действительно имеет право на компенсацию. Такую же позицию занимали и представители Федерального казначейства, которые, однако, указывали на слишком большую сумму иска.

"Суд частично удовлетворил требования истца о компенсации морального вреда в порядке реабилитации, назначив сумму 25 млн руб.",— пояснили в суде. Будет ли обжаловано это решение, пока неизвестно.

Напомним, что бывший сити-менеджер Смоленска Константин Лазарев был единственным из почти двух десятков потерпевших, кто был задержан в свое время в рамках операции ГУЭБиПК, обвинен в многомиллионных махинациях при организации празднования 1150-летия Смоленска, но позже полностью оправдан судом. И он стал первым, кто обратился в суд за возмещением морального вреда.

"Я удовлетворен решением суда",— кратко сказал сам бывший чиновник. По его словам, он не знал, как измерить тот вред, который ему был причинен арестом и обвинениями, "сломавшими жизнь". Отдельно он отметил, что в ближайшее время будет подан иск и о возмещении материального вреда к Минфину. Это требование будет рассматриваться уже не в гражданском, а уголовном судопроизводстве. По данным "Ъ", такой же иск уже подан защитниками бывшего директора департамента Счетной палаты Александра Михайлика. Он получил право на реабилитацию после того, как против него было прекращено уголовное дело о получении взятки, инициированное ГУЭБиПК и расследовавшееся СКР, а сам он сменил статус обвиняемого на потерпевшего. По некоторым данным, господин Михайлик сначала намерен разобраться с имущественными потерями, а уже потом думать о возможном возмещении моральных страданий.

Надо отметить, недавно как Константин Лазарев, так и еще почти два десятка других лиц, признанных следствием потерпевшими от действий бывших сотрудников ГУЭБиПК, отдельно подали иски о компенсации морального и материального вреда непосредственно к самим арестованным полицейским. В общей сложности, как сообщал "Ъ", суммы претензий составляют около 200 млн руб. Эти материалы приобщены к уголовному делу, которое расследует главное следственное управление СКР.

Адвокат Эдуард Исецкий, представляющий интересы одного из главных фигурантов громкого расследования — бывшего начальника ГУЭБиПК Дениса Сугробова, считает, что решение Ленинского райсуда не окажет никакого влияния как на ход следствия, так и на иски к полицейским.

"Максимум на что это может повлиять — так это на создание общего фона вокруг уголовного дела и общее восприятие населения",— заявил "Ъ" защитник. По его мнению, сами иски к фигурантам дела ГУЭБиПК поданы необоснованно. Он напомнил, что уголовным преследованием занимаются органы дознания, следствия и прокуратуры. А сотрудники антикоррупционного главка МВД занимались лишь оперативной работой и сопровождением расследования, не принимая решений. Со ссылкой на Конституционный суд господин Исецкий отметил, что результаты оперативно-разыскной деятельности сыщиков вообще не являются доказательствами.

Кроме того, по российским законам за незаконное уголовное преследование отвечает государство в качестве Минфина. В случае если факт противоправных действий в отношении гражданина доказан и ему выплачена соответствующая компенсация, прокуратура может обратиться с иском о регрессии к тем конкретным лицам, которые незаконно преследовали потерпевшего. Впрочем, и в этом случае оперативники должны оказаться в конце длинного списка тех лиц, кто принимал процессуальные решения.

В связи с этим адвокаты ряда обвиняемых по делу ОПС из ГУЭБиПК уже обжаловали в Басманном суде как незаконное решение следователя приобщить иски в отношении их клиентов. В случае отказа им в районном суде они намерены пройти все вышестоящие инстанции вплоть до Конституционного суда, чтобы исключить применение норм двойных, по их мнению, стандартов.

Владимир Баринов


Комментарии
Профиль пользователя