Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Суровая правда читки

25/17 сыграли "Русский подорожник" в Москве

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

На протяжении двух вечеров, 7 и 8 ноября, группа 25/17 с аншлагами представляла в "Главклубе" новый альбом "Русский подорожник", благодаря которому о ней заговорили далеко за пределами рэп-сообщества. БОРИС БАРАБАНОВ убедился в том, что русский рок рано хоронить: его дух живет там, где на первый взгляд совсем другие правила.


Концерт рэп


Логично было ожидать, что на презентации своего нового альбома "Русский подорожник" рэп-группа 25/17 даст на экраны фрагменты клипов — точнее, 12 короткометражек, сделанных по 12 трекам диска. Участие в этой серии мини-фильмов Юлии Ауг, Андрея Мерзликина, Захара Прилепина, Александра Велединского, Сергея Бадюка и других деятелей искусств и спорта обратило на нее внимание тех, кто не особо интересуется рэпом и музыкой в целом. Также можно было ожидать появления на сцене специальных гостей из рок-мира, записавших вокальные партии в нескольких песнях "Русского подорожника",— в первую очередь Дмитрия Ревякина и Константина Кинчева. Но не было ни видео, ни рокеров. И группе потребовалось буквально три-четыре песни, чтобы мысли о дополнительных постановочных элементах перестали отвлекать от происходящего на сцене.

25/17 выступили в полноценном "живом" антураже. Они обошлись даже без такого традиционного для рэперов элемента, как диджей с виниловыми вертушками. Вместо этого на довольно высоком постаменте была барабанная установка, на подиумах пониже расположились совсем молодые инструменталисты с гитарами металлического вида. Впереди — два главных героя действа. Андрей Позднухов, он же Бледный,— мужчина довольно сурового вида с бородой, один из самых заметных поэтов русскоязычного рэпа. 7 ноября он праздновал день рождения, а накануне у него родился второй ребенок. Антон Завьялов, он же Ант, напротив, услада девичьих глаз, аранжировщик и отличный певец. Таким образом, на сцене уравновешивают друг друга брутальная сила русской словесности в лице Бледного и сценическая харизма Анта на грани сладкоголосой эстрады. Если так будет проще, представьте себе Федора Достоевского и Вадима Казаченко, выступающих с рок-группой.

На каком-то клеточном уровне песни 25/17 воспринимались как натуральный русский рок с доступными и запоминающимися припевами. А вся важная информация была заложена в читке, и здесь 25/17 подстерегала традиционная отечественная беда — звук. То ли в силу особенностей зала, то ли по другим причинам сразу добиться саунда, который бы не раздражал и адекватно доносил все мысли Бледного, группе не удалось. Вырулили только ко второй половине. Но в зале было достаточно людей, которые знали все тексты наизусть.

"Стать экстремистом просто, как гонять на велике. Достаточно быть русским и не быть педиком". 25/17 начали выступление с песни "Топоры" — развернутого полемического этюда на тему "экстремизма и национализма". Для 25/17 сейчас неактуальны ассоциации с "правым рэпом", и ко всей его знаковой системе они позволяют себе относиться иронически. В видео на эту песню участники 25/17 в компании Захара Прилепина рубят топорами чурки — вполне провокационный образ. При всей иронии "Топоры" — программная вещь, с нее определенно стоило начинать такой важный концерт: "Они пьют нефть, как кровь, мы давимся слезами", "Сытые головы прячут в золотой песок, любопытных головы закинув в ближайший лесок", "У всякого Ивана топор в гараже, и каждый здесь готов колоть вам яйца Фаберже".

Первый десяток песен программы — снайперски точный русский речитатив. У 25/17 был риск увязнуть в своих горьких жизненных диагнозах и суровом рэпе. Но от однообразия программу спасли два номера, в которых на передний план вышел Ант с его по-хорошему пэтэушной харизмой. В любом другом контексте бардовская и даже шансонная природа песен "Горький туман", "Под цыганским солнцем" и "Звезда" могла бы составить однобокое представление о 25/17. Но именно в череде многословных мужских песен с электрогитарами они выглядели правильной передышкой, не говоря уже о том, что заразительной силе припева со словами "я тебя украл у родителей" сопротивляться невозможно, это отечественная песенная химия в чистом виде.

Вернувшись в более привычное русло, 25/17 вышли наконец к самому беспощадному тексту "Русского подорожника" — "Последний из нас". Судя по реакции публики, она ощущает его как смысловой центр альбома. Следом 25/17 дали позитива и широты в песнях "Давай, делай", "Печень" (с участием вокалистки "Дайте два" Людмилы Маховой) и "Девятибалльно", в которой в альбоме поет Константин Кинчев. Во время последней, совсем как на концертах "Алисы", в зале зажгли файер. Вкупе с регулярным слэмом в танцпартере концерт 25/17 окончательно приобрел черты рок-действа. При этом кавер-версия песни "Кино" "Мама, мы все тяжело больны" была решена в стиле 25/17, напомнив, что перед нами не рок-группа, а взгляд с другой колокольни.

Комментарии
Профиль пользователя