Коротко


Подробно

7

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

От готики до футуризма

В Москве завершилась Mercedes Fashion Week

Показ мода

В московском Манеже завершила свою трудовую пятидневную вахту неделя моды Mercedes Fashion Week с коллекциями "весна-лето 2015". О главных дефиле недели — ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА.


Неделя моды, маркированная как Mercedes Fashion Week, стартовала с трех показов по-прежнему бодрого семейства Зайцевых. Первыми на боевую арену вышли модели в нарядах легендарного советского модельера Вячеслава Зайцева. Церемониальное шествие, названное "Из прошлого в будущее...", обернулось бескомпромиссной ретроспективой дома Slava Zaitsev: по подиуму шагали столь любимые маэстро "ампирные" люди, кокетливо приукрашенные Онегины, Ларины и Ленские, которых медленно, но верно догоняли персонажи от советского спортивного космизма 1960-х и нарядного советского купечества 1980-х. Отцовское шоу смело подхватил Егор Зайцев — с традиционными для его художественного почерка воинственными костюмами, переложенными на "ивановские" русские народные платки. А уже деду и отцу наследовала молоденькая Маруся Зайцева, предложившая всему модному миру привлекательные, очень кроткие вариации на тему "барышня-крестьянка". Это были версии классической городской одежды 1930-х годов, а также осторожные, если не сказать щепетильные, перепевы народного костюма — с его косынками и заплетенными косами, раскованным, но удобным в труде силуэтом. Акцент на девичье был выражен в принтах: это и миленькие клубнички, и миниатюрные цветочки.

Алена Ахмадуллина (для ее дефиле подиум в Манеже превратили в регулярный французский сад в духе Версаля) показала хрестоматийную романтичную коллекцию, в которой доминировал летящий, почти сентиментальный, но в то же время весьма собранный и тренированный силуэт в стиле начала романтических 1970-х. В центре внимания — полные невесомой, странной, диковинной женской тайны длинные платья с размытыми флористическими принтами или размашистыми рисунками причудливых птиц. В этой одежде есть что-то неуловимо английское, церемониальное, рыцарское и тщательное, однако очевидно и легковесное, мимолетное увлечение субкультурой хиппи. Оно отражено в отделке немыслимо длинной бахромой платьев и аксессуаров, в японской стилистике, а также шинуазри.

Дом Pirosmani by Jenya Malygina, напротив, сумрачная, крепко сбитая, городская промышленная неоготика: здесь прозрачные или же загадочно бликующие ткани, красные, серые и черные, сложно скоординированный крой. К такой концентрированно эмоциональной "сердцевине", впрочем, добавлено немного спортивных костюмных версий, например, ярко-красных и, вне сомнений, удобных в повседневной носке курток-бомберов.

Бренд Contrfashion представил резкий, почти авангардный театральный спектакль. На подиуме появлялись герои некоей радикальной чертовской "красной буффонады", словно выскочившие из новелл Эдгара По в циклопических, почти карнавальных кричаще-красных платьях с титаническими буфф-юбками, а также в платьях из белых острых перьев. Им наследовали персонажи британской готики (корсажи, перья) и яростного британского панка (кожа, цепи, комбинезоны, пирсинг).

Заслуженный, если не сказать почтенный, дом Biryukov показал классический для собственного почерка стиль минимализма, усложненного обильной отделкой. В фокусе — советский вариант ар-деко и 1940-е, красивые платья и комплекты с длинными, в пол юбками, крупными пальто — с лаконичным силуэтом, но серьезно обогащенным цветом и принтами — флористическими и геометрическими.

Марка Viva Vox превратила подиум в победный марш платьев. Они были невероятно объемные, с увесистыми, "плавающими", полными феерией крутых оборок юбками, с масштабными топами. Иные были "отягощены" очень крупными, восточными цветочными принтами, другие, наоборот, сделаны из однотонной, помпезно тяжеловесной ткани. К этим торжествующим, будто трубящим победу платьям добавлены городские пальто-кимоно, а также маленькие короткие "космические" спортивные платья в духе 1960-х, сшитые в том числе из столь популярной сегодня тонкой кожи — не только черной, но и цветной.

Дом Julia Dalakian тоже начал с парадных платьев, лучшее из которых воспевало тему нежнейшего, колкого, словно морозный воздух, кружева-покрова (кружевное полотно укутывало платье, будто чехол). Томное, романтическое начало продолжилось вполне офисными костюмными комплектами, чье заведомое, чуть формальное равновесие все-таки обогащалось яркой, а иногда и контрастной, как душ, цветовой гаммой.

Марка Maria Golubeva также обратила внимание именно на платья, вечерние и коктейльные. Они в данном доме необычайно статуарны, будто кокон, готовые любую женскую фигуру сделать голливудской, золотой: щедро вырезанные "архитектурные" корсажи, смачные банты, турнюры, фижмы, баски. Объемное "строение" баснословных платьев Maria Golubeva подчеркивается однотонными тканями только ярких цветов — красного, синего, претенциозной фуксии, желтого, обнаженного бирюзового.

И, наконец, дом Tegin показал носибельную, внешне вполне удобную одежду в духе мягкого, очень гражданского ретрофутуризма 1960-х, однако футуристический вектор имел отношение лишь к объемным, проверенным формам, но никак не к краскам. В марке Tegin справедливо полагают, что белый и черный цвета, а также слабые пастельные оттенки будут актуальны всегда — в том числе и в сезоне "весна-лето 2015".

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение