Коротко

Новости

Подробно

"Шансы на то, что нефть не подешевеет сильно, есть"

Эксперт

Журнал "Огонёк" от , стр. 18

В работе над бюджетом принимали участие специалисты из Российской Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) и Института экономической политики им. Гайдара (ИЭП). О том, что получилось, "Огонек" попросил рассказать заведующего лабораторией бюджетной политики ИЭП Арсения Мамедова


— Арсений Алиевич, новый бюджет сбалансирован?

— Доходы останутся на том же уровне, а расходы немного возрастут. Уровень ВВП успели пересчитать, исходя из более консервативного прогноза, так что теперь с точки зрения налоговых доходов (в долях ВВП) все получается чуть более оптимистично, чем было ранее (в действующем Законе о бюджете на 2014-2016 годы). Речь не о новых налогах, потому как их, согласно закону, можно вводить только до начала финансового года. Хотя, конечно, есть опыт изменения "бюджетного правила" в процессе исполнения бюджета, как это было в 2013 году. Но маловероятно, что правительство пойдет на применение подобного "ручного управления" в налоговой сфере. Больше шансов на то, что правительство воспользуется правом прибегнуть к средствам Резервного фонда.

— Пара лет и от резервов ничего не останется...

— Такой риск есть, но если нефть не упадет до 50-60 долларов за баррель, то использование резервов в разумных пределах при возможном секвестре расходов позволит пройти "пик кризиса". Но шансы на то, что нефть не подешевеет сильно, есть. Для бюджета важно, что сейчас он формируется, по сути, на основе не базовой (расчетной), а прогнозной цены на нефть. Для понимания: расчетная цена — это среднее арифметическое от цен за предыдущие периоды. Так, например, даже если до конца года нефть не подорожает, оставшись на нынешнем уровне, то в среднем за год ее расчетная цена превысит 100 долларов за баррель. Прогнозная цена иное — это то, что мы предполагаем, будет с ее стоимостью. И вот тут серьезные риски...

— Очевидно, если Нигерия, чей бюджет на 80 процентов зависит от нефтеэкспорта, закладывает 78 долларов за баррель на будущий год...

— Чтобы сделать цифру ниже 100 долларов за баррель, у Минэкономразвития должны быть серьезные основания. В том числе и политического характера: чем ниже цена на нефть в бюджете, тем менее оптимистичными становятся иные макроэкономические показатели. Так недолго прийти и к вопросу: а почему так медленно развивается российская экономика? В правительстве таких вопросов явно не любят. Не стоит забывать и о разногласиях между ведомствами: Минфину важно, чтобы дебет сошелся с кредитом, а МЭР — запустить инвестиционные процессы.

— Рост расходов бюджета на 0,8 процента ВВП — это сколько в рублях?

— Примерно 1,6 трлн рублей.

— Инфляция в 8 процентов способна "поглотить" эти средства?

— Официальный порог инфляции, заложенный в бюджет,— 5,5 процента. Хотя мало кто сомневается в том, что она превысит этот уровень, учитывая хотя бы тот факт, что уже сейчас она выше. Есть ощущение, что правительство может начать жестче контролировать курс рубля. С другой стороны, низкий рубль — выше доходы бюджета. Вопрос только в том, где психологический предел для роста валютного курса. Решится ли руководство страны прибегнуть к резервам для стабилизации курса рубля — тоже вопрос. В 2009 году так и поступили, но такие действия очевидно были экономически нецелесообразны. Считалось, что у них есть иная — социальная целесообразность: был страх перед общественным недовольством. Если ситуация повторится и страх опять придет, все может быть. Пока же благодаря инфляции номинальный ВВП вырастет. Проблема в том, что расходы бюджета посчитаны не в процентах от ВВП, а в рублях. Но чтобы инфляция нивелировала запланированный рост расходов нужно, чтобы она была выше 10 процентов. Не берусь делать прогноз, но думаю, так сильно цены не вырастут.

— Нынешняя оптимизация больниц, школ, поликлиник — это подготовка к новому бюджету? Сокращение расходов...

— Есть объективная необходимость в реформировании систем образования и здравоохранения. Но повышение эффективности — не то же самое, что банальные увольнения под видом оптимизации. Больший объем услуг за те же или даже меньшие деньги — пока иллюзия. К этой реформе, и особенно к выполнению майских указов, оказались не готовы на местах и интерпретируют (зачастую вынужденно, для отчетности) повышение эффективности как просто сокращение рабочих мест с последующим перераспределением фонда зарплаты в сторону повышения для оставшихся.

Беседовала Светлана Сухова


Комментарии
Профиль пользователя