Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Через санкции к звездам

Технологии

На рынке ИТ-консалтинга застой, как это обычно и бывает во времена стагнации в экономике. Кроме того, он живет в ожидании возможного введения Западом ограничений на поставку в Россию ИТ-технологий. Однако именно эти санкции вкупе с ответными действиями российских властей по развитию импортозамещения могут дать толчок развития рынку.


Тормозной путь


Ухудшение ситуации в российской экономике, резко ускорившееся из-за политических проблем, не могло, разумеется, не сказаться на рынке ИТ-консалтинга. Сегодня подавляющее большинство из его участников смотрят в будущее, мягко говоря, не особенно оптимистично.

"2014 год получился крайне неоднородным,— говорит президент ГК "Борлас" Алексей Ананьин.— Начинался он с неплохим настроением, а весной и в начале лета возникли новые тенденции. Не скажу, что переломные, но рынок ИТ-консалтинга очень серьезно скорректировался — как в плане прогнозов, так и с точки зрения текущего положения дел. Прежде всего это связано с политической ситуацией, которая трансформировалась в конкретные экономические эффекты. А поскольку ИТ-индустрия — отражение экономики, мы тоже на себе это почувствовали".

По оценкам Алексея Ананьина, если сравнивать прогнозы, делавшиеся в начале 2014 года, с текущим положением дел, рынок ИТ-консалтинга недоберет примерно 10% выручки — и это в рублевых ценах, то есть без учета резкого ослабления российской валюты.

Сергей Мацоцкий, председатель правления IBS, считает текущие события переломными, связанными с изменением самой экономической модели развития. "Предыдущие по меньшей мере 15 лет российский бизнес, несмотря на кризисы, жил идеей роста,— поясняет эксперт.— Причем идеей роста количественных показателей: оборотов, прибыли, различного рода финансовых мультипликаторов. Это было время, в котором были свои законы бизнеса и своя логика бизнеса. У всех независимо от того, кому и что реально удавалось, это был бизнес, нацеленный на экспансию. А сейчас мы попали в ситуацию не только отсутствия роста, но и отсутствия каких-либо идей роста".

Пока еще устойчивость ИТ-рынку помогают сохранять государственные и квазигосударственные проекты. "Государственные органы власти и компании с госучастием потребляют сейчас примерно столько же услуг в сфере ИТ-консалтинга, сколько и до нынешнего экономического спада,— говорит директор отделения систем управления и консалтинга ГК ЛАНИТ Павел Горянский.— Это огромная доля рынка, учитывая, что прямо или косвенно государство у нас контролирует две трети крупного бизнеса. В нефтегазовой отрасли, например, уровень автоматизации предприятий достаточно высок, они, как правило, имеют свои серьезные структуры по поддержке и модернизации ИТ-инфраструктуры. У них спрос стабильный, и они как потребляли услуги ИТ-консалтинга, так и потребляют в большом количестве. Промышленные предприятия, на которых идут госпрограммы модернизации, также начали потреблять ИТ-услуги, спрос в данном секторе устойчивый".

Однако как долго продлится такая ситуация, сказать пока сложно. В первую очередь из-за уже наметившихся проблем с бюджетом. "Грубо говоря, до некоторых еще не дошло, что происходит, и они тратят те деньги федерального бюджета, которые были распределены год назад,— говорит Сергей Мацоцкий.— Но это же ненадолго. Жесткого секвестра бюджета нет, но вопрос, насколько долго у государства будет достаточно денег на все инновационные расходы, очень сложный".

"Мы видим, что значимые инициативы — и прежде всего на предприятиях с государственным участием — притормаживаются, переносятся на более поздние сроки,— отмечает Алексей Ананьин.— То же самое касается федеральных целевых программ или государственных ИТ-программ. Несколько открытых конкурсов на крупные заказы по созданию систем перенесено. Это происходит как из-за наличия бюджетных ограничений, так и из-за того, что заказчики теперь с опаской смотрят на системы на основе западного оборудования и программного обеспечения. В любом случае все подчиняется общей тенденции осторожного финансирования, причем во всех секторах. Потому что проблемы с госбюджетом уже всем понятны и понятно, что это пойдет по этажам вниз и дойдет до каждого предприятия".

"В 2014 году решения о запуске проектов принимаются гораздо медленнее, чем в прошлые годы. Многие тендеры переносятся, а поставщики услуг демпингуют на 30-40%. Конкуренция за проекты стала гораздо острее",— говорит генеральный директор "Логика BPM" (ГК "АйТи") Мария Каменнова.

Вместе с тем она отмечает, что в некоторых отраслях режим санкций и, соответственно, активизация внутренних производителей привели к росту спроса на услуги ИТ-консультантов. "В связи с санкциями мы чувствуем высокую активность, например, у производителей продуктов питания. Они хотят выстроить более эффективные процессы производства и взаимоотношений "поставщик-заказчик"",— поясняет Мария Каменнова.

Курсы экономии


Как всегда бывает в условиях экономического спада, несколько лучше на общем фоне смотрятся направления консалтинга, связанные с оптимизацией и позволяющие сэкономить.

"Сейчас как никогда в почете "быстрые победы", то есть решения, позволяющие добиться ощутимого эффекта и увеличения ценности за очень короткое время,— говорит руководитель направлений "Консалтинг по ITIL/ITSM" и "Мониторинг и управление ИТ-инфраструктурой" компании КРОК Георгий Ованесян.— В частности, от нас уже несколько раз требовалось изменить подход к консалтингу по построению системы технической поддержки с единого масштабного внедрения комплекса ИТ-процессов на проектирование отдельных частей ИТ-процессов, дающих измеряемый результат на отрезке один-два месяца. Среди наиболее востребованных видов консалтинга в настоящее время: консалтинг по проектированию каталога ИТ-услуг с последующим выводом некоторых из них на аутсорсинг, выстраивание процесса управления внешними поставщиками, оптимизация базовых ИТ-процессов (управление эксплуатацией/ITSM) и т. п."

Сергей Мацоцкий, в свою очередь, обращает внимание на усиление спроса на ИТ-консалтинг в сфере управления персоналом. "Раньше в HR-решениях основными были учетные функции: зарплата, кадровый учет, обучение, аттестация, компетенции и т. п. Сейчас же большой интерес к неким трендам, эмпирике, корпоративной культуре, то есть к построению на основе уже собранных баз данных уникальных HR-стратегий",— поясняет он.

Павел Горянский также обращает внимание на управление персоналом. "Для меня лично наиболее заметная тенденция сейчас — рост спроса на HR-системы,— говорит он.— Сейчас все внедряют у себя системы оценки эффективности сотрудников, включая даже государственные органы власти. Все хотят иметь самый лучший, квалифицированный, лояльный персонал. Потому что главный секрет успеха — в людях, в сотрудниках. Также могу отметить рост спроса на специализированные логистические системы, то есть системы, которые поддерживают прогнозирование объемов перевозок, организацию логистических процессов и т. д. Это также позволяет сократить издержки. Спросом пользуются и решения, предназначенные для анализа больших объемов данных. Их используют в основном компании, имеющие большое число клиентов, например банки или сотовые операторы, для анализа своей клиентской базы".

Впрочем, Алексей Ананьин не разделяет мнения коллег. "Я не сказал бы, что сейчас наблюдается существенная разница спроса по сегментам рынка ИТ-консалтинга,— говорит он.— Динамика примерно равномерная, нигде нет серьезного падения, но нигде нет и опережающего роста спроса. Сейчас очень осторожный подход ко всему, нет такой тенденции, как в предыдущие кризисные периоды, когда возрастал спрос на "антикризисные" продукты: оптимизацию налогообложения или кадровый консалтинг".

А Мария Каменнова считает, что потребность в классическом BPM, то есть в проектах по описанию и совершенствованию бизнес-процессов, не меняется. "В хорошие времена с помощью BPM решается задача обеспечения стабильного роста бизнеса, в плохие времена BPM помогает сократить издержки таким образом, чтобы не навредить основному бизнесу и чтобы бизнес выжил до наступления лучших времен,— поясняет она.— Также мы видим, что у топ-менеджеров смещаются акценты с управленческих технологий на информационные, потому что ИТ сейчас играют колоссальную роль в обеспечении результативности бизнеса и стали неотъемлемой частью управленческих технологий. Также мы наблюдаем интерес к ИТ госорганизаций — ОПК, органов госуправления, куда сейчас пришли молодые управленцы, понимающие роль ИТ как источника повышения управленческого уровня".

Нестрашные санкции


Текущие проблемы рынка ИТ-консалтинга связаны в основном с макроэкономическими сложностями, вызванными, в частности, введением западными странами санкций против России. Однако уже в ближайшем будущем эти санкции могут начать оказывать на него не опосредованное, а прямое, более серьезное влияние — в случае введения существенных ограничений на экспорт в Россию технологий и ответных действий российских властей. Пока, впрочем, прямое воздействие санкций представляется достаточно безобидным.

"В настоящий момент санкции касаются только поставок отдельным компаниям оборудования и ПО плюс их технической поддержки,— говорит Георгий Ованесян.— Оказывать услуги по консалтингу данным компаниям можно всем участникам рынка, включая иностранных консультантов. Поэтому непосредственно на ИТ-консалтинге санкции если и сказались, то косвенно — выжидательной позицией ряда заказчиков в отношении новых ИТ-проектов. Безусловно, при оказании ИТ-консалтинга объявленные санкции в обязательном порядке учитываются и предлагаются альтернативные виды решений, включая аренду мощностей из "облака", кастомизированные варианты ПО с открытым кодом, российские и азиатские разработки, техническую поддержку платформенного и инфраструктурного ПО российскими поставщиками услуг и другие. Варианты защиты заказчиков от проблем и рисков, связанных с ограничениями поставки лицензий и технической поддержки иностранными поставщиками, пока найти можно".

Разумеется, санкции могут быть ужесточены. Однако пока участники рынка такой вариант развития событий, судя по всему, особенно всерьез не рассматривают. "Понятно, что западные власти могут наложить некое вето на продажу нам программного обеспечения,— рассуждает Павел Горянский.— Но мне кажется, что по большому счету особо крупных проблем в связи с этим не возникнет. Мы же жили когда-то в Советском Союзе в подобных условиях, но использовали западные информационные технологии, то есть некие механизмы их получения были. Наверное, они появятся и сейчас в случае необходимости. Но сейчас подобных жестких ограничений и близко нет, это все больше разговоры. И говорить, что кому-то всерьез повредили санкции с точки зрения ограничения доступа к ИТ, нельзя — нет таких случаев".

Внутренняя реакция


Другое дело, что основное значение для российского рынка ИТ-консалтинга могут иметь не сами санкции, а осознание возможности их введения. А также осознание возможности "технологической войны" с Западом.

"Я уверен, что сегодня угроза информационной безопасности России гигантская,— говорит Сергей Мацоцкий (полный вариант интервью с ним см. в электронной версии приложения "Аудит и консалтинг").— Мы не знаем, где находится та самая красная кнопка на ИТ-системах, но она наверняка есть. Причем неважно, есть ли она на уровне задумки. Просто к софту, который приходит откуда-то и регулярно обновляется извне, можно придумать такое обновление, которое обеспечит любое вторжение. И даже если красной кнопки не было вчера, она легко может появиться завтра. Мне не хочется думать о совсем военных сценариях, но я понимаю, что концепция обороноспособности страны обязана каким-то образом эту ситуацию принимать во внимание".

Словом, здесь вступают в силу соображения национальной безопасности. Отметим, что в связи с этим уже появились предложения о разработке отечественной ИТ-платформы и программного обеспечения и переориентации на политику импортозамещения в ИТ-отрасли. Таким образом, "ИТ-изоляционизм" придет если не извне, то изнутри. Очевидно, что в первую очередь такая политика коснется стратегических отраслей.

"Предприятия тех секторов, у которых мала вероятность подпасть под технологические санкции, при принятии решений, касающихся ИТ, смотрят на общее состояние экономики, оценивают прибыльность своего бизнеса и соизмеряют инвестиции и перспективы собственного развития,— рассуждает Алексей Ананьин.— А, скажем, оборонная отрасль, конечно, исходит из совсем другой парадигмы. И наши стратегические лозунги и конкретные мероприятия по поводу импортозамещения говорят о том, что это не игра слов, это надолго и всерьез. И даже если санкции отменят, я думаю, что от стратегии импортозамещения российские власти уже вряд ли так легко отступят".

Понятно, что заменить западное программное обеспечение отечественными разработками в обозримой перспективе едва ли удастся. Однако новые ниши на рынке российского ИТ-консалтинга уже открываются. Первое направление — это разработка собственных программных продуктов.

"Сейчас, когда речь идет о "железе", клиенты в первую очередь обращают внимание на производителей из стран, которые не вводили санкций против России,— Китая, Тайваня, Кореи,— рассказывает Павел Горянский.— Что касается консалтинга, то здесь все западное, российских или белорусских продуктов мало. Правда, если говорить об учетных системах, у нас есть хороший вендор — 1С: они начинали с бухгалтерии, но сейчас развивают отраслевую экспертизу, выпускают большие мощные решения. Еще есть вендоры поменьше, нишевые. Понятно, что в связи с санкциями спрос на их продукцию будет выше. Также отмечу повышенный интерес к разработкам под конкретный заказ, под конкретные потребности, с возможностью контролировать потом программный код. Это больше относится к крупным государственным предприятиям, на которых безопасность имеет не последнее значение, ведомствам, органам власти, транспортным компаниям".

"Особенно интересные возможности появляются для компаний, которые создают программные продукты,— считает Алексей Ананьин.— У российских разработчиков есть ряд нишевых продуктов, которые вполне сопоставимы по качеству, по своим функциональным характеристикам с западными аналогами или же за достаточно короткое время могут быть доведены до такого качества. И в этом направлении открывается огромный рынок".

"С точки зрения импортозамещения программного обеспечения предпочтения сейчас будут отданы российским продуктам, которые используют инновационные идеи, в том числе от западных компаний,— полагает Мария Каменнова — Архитектура этих продуктов — это комбинация новейших западных технологий и чисто российских разработок. Также в состав этих продуктов могут входить на основании схемы ОЕМ (Original equipment manufacturer — сборка конечного продукта из типовых частей.— "Ъ") — западные решения и использоваться как компонента завершенного продуктового решения. В качестве аналога из другой отрасли можно привести пример с нашим самолетом Sukhoi Superjet, который содержит в себе много западных компонент, но является российским продуктом. Также набирают обороты решения, построенные на свободном программном обеспечении".

Вторая открывающаяся перед отечественными ИТ-консультантами ниша — поддержка уже установленных в России программных продуктов. "В Европе есть большое количество крупных компаний, государственных институтов, которые работают на 7-й версии баз данных Oracle, тогда как сейчас — уже 12-я,— рассказывает Сергей Мацоцкий.— И понятно, что разработчик уже не поддерживает эту версию 20-летней давности. Это делают пользователи, прежде всего исходя из соображений экономии. Мы же просто очень хорошо жили, заливали все проблемы деньгами: покупали самые лучшие серверы, самый современный софт и не думали об экономии. Это тоже издержки свалившегося на нас роста".

"Если будут вводиться ограничения доступа к западным бизнес-приложениям на российском рынке,— говорит Алексей Ананьин,— появятся интересные возможности для отечественных ИТ-консультантов, которые традиционно с ними работали,— откроется серьезная ниша обслуживания того, что уже здесь сделано. И поддерживать эти программные продукты будут уже не западные вендоры, а российские компании".

Петр Рушайло


Тэги:

Обсудить: (0)

"Аудит и консалтинг". Приложение №196 от 28.10.2014, стр. 17

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение