Коротко

Новости

Подробно

Фото: plastic-pipes.ru

«На всех дешевого ресурса хватить не может»

Начальник департамента переработки нефти и газа Минэнерго Михаил Грязнов

от

— Сейчас мы видим проблемы на АЗС в нескольких сибирских регионах — Новосибирской, Иркутской областях. Почему они произошли?

— В этом месяце проблема в Иркутске есть, но она связана не с тем, что не было ресурса, а с тем, что независимые участники рынка пропустили договорную кампанию, и заявку на топливо на октябрь прислали только восьмого числа. А это же маховик — подал заявку сегодня, отгрузка будет только через 30 дней. К тому же нужно понимать, что Ангарский НПЗ до 16 октября находится на плановом ремонте, графики известны заранее, следовательно, сейчас завод торгует запасами, созданными на период проведения профилактических и текущих ремонтов.

— Почему заявки не были поданы вовремя?

— Предполагаю, что независимые операторы в сибирских регионах очень захотели дешевого топлива и решили использовать региональную администрацию в качестве рычага. Ближайший к ним НПЗ расположен в Омске, принадлежит «Газпром нефти», там самое короткое транспортное плечо, и оптовая цена для Новосибирской области на 1–1,5 тыс. руб. меньше, чем у бензина с любого другого НПЗ. Мы обсуждали эту ситуацию на оперативном штабе по нефтепродуктам с представителями регионов. Среднее потребление автобензина Новосибирской области составляет 75 тыс. тонн, контрактов с поставками в октябре, заключенных с «Газпром нефтью», на 55 тыс. тонн. И на простой вопрос: «Откуда вы планируете получить еще 20 тыс. тонн» — звучит ответ: «У “Газпром нефти”».

— Независимые участники утверждают, что «Газпром нефть» просто не одобрила их заявки…

— Мы возвращаемся на тот же круг. «Газпром нефть» закрывает поставки в Новосибирскую область на 80%. Кто сказал, что они должны поставлять 100%? У них был стабильно объем 50–55 тыс. тонн, они его закрыли. Появились независимые операторы, потребовали еще бензина, потому что у «Газпром нефти» дешевле, чем у других. При этом наличие иных планов у «Газпром нефти», кроме как поставлять топливо независимым операторам Новосибирской области, в расчет не принимается.

— Где, кроме Омска, сейчас независимые АЗС в Новосибирской области могут купить товар?

— На Сургутском ЗСК, на самарских и башкирских НПЗ, в Саратове…

— Если независимые купят на этих базисах, они не смогут попасть в розничную цену и вынуждены будут торговать в убыток.

— А независимые занимаются развитием собственной инфраструктуры хранения или они привыкли зарабатывать на споте?! Когда в январе, в низкий сезон, разница между оптовой и розничной ценой была 10 тыс. руб. на тонну, независимые АЗС могли бы сформировать собственные запасы. Понимаете, мы сейчас заходим в серую область коммерческих отношений, которая для нас как для министерства непрозрачна. Нам важно, чтобы 100 тыс. тонн бензина в день поступало на рынок, и неважно, кто конкретно этот бензин продаст и купит. И если независимые АЗС начинают покупать бензин там, где он стоит дешево, естественно, на всех этого дешевого ресурса хватить не может, и не должно его хватать. А покупать в низкий сезон и формировать запасы, подходить к вопросу системно независимые операторы не хотят, потому что это отвлечение денег… Если бы на рынке действительно не было топлива, то мы бы увидели изменение, во-первых, объемов отгрузок, а во-вторых, величины товарных запасов, а в-третьих, сроков прохождения грузов по железной дороге. Ничего из этого мы не наблюдаем.

— Почему у нас сейчас такой высокий абсолютный уровень запасов за три недели до конца высокого сезона? Есть мнение, что эти цифры, которые сообщают нефтяные компании, не вполне соответствуют действительности.

— У нас сейчас запасы бензина составляют чуть менее 1,4 млн тонн, и мы ожидаем, что по итогам октября эта цифра снизится до 1,3 млн тонн. На самом деле тут простая математика. Мы четко знаем, что любая нефтяная компания, хорошая или плохая, имеет 20-суточный запас. Так вот, если вы возьмете объем потребления с 20-суточным запасом, то вы увидите нашу цифру рекомендованных запасов. По существу, это напоминание нефтяникам создавать необходимые запасы на период проведения ремонтов, хотя это они будут делать и так.

— Почему, на ваш взгляд, так выросли цены в опте летом этого года? Кстати, очень похожая ситуация была и в прошлом году.

— Сегодня есть поручение президента РФ антимонопольной службе разобраться в этой ситуации.

— За январь—август, по данным ЦДУ ТЭК, производство бензинов в РФ снизилось на 1,6% по сравнению с прошлым годом. С чем связано столь значительное снижение, учитывая, что авария на Ачинском НПЗ привела к уходу с рынка только 100 тыс. тонн бензина в месяц?

— Как вы помните, аварий в 2014 году было две — ТАИФ-НК (март 2014 года) и Ачинский НПЗ, кроме того, почти на месяц позже вышел из ремонта Ярославский НПЗ. Итог: на 1 сентября было потеряно около 600 тыс. тонн. Эти объемы были компенсированы снижением экспорта на 20% и увеличением импорта в 1,5 раза, а также увеличением объемов производства в сентябре ЛУКОЙЛом и «Газпром нефтью».

— Как обстоит дело с поставками белорусского бензина?

— За девять месяцев нам поставлено 1,2 млн тонн бензина из Белоруссии. По балансу у нас на этот год запланирована поставка 2,1 млн тонн, мы ожидаем, что поступит 1,5 млн тонн. Нам этого достаточно, чтобы спокойно пройти ремонты и не нарушить равновесия на рынке.

— Как вы оцениваете риски отмены оборота бензина «Евро-3» со следующего года?

— Мы сейчас заканчиваем подготовку баланса автобензина на 2015 год и видим, что в следующем году нефтяные компании собираются произвести 1 млн тонн бензина класса 3 — не более 2–3% от общего ожидаемого объема производства. Кроме того, «Роснефть» и «Газпром» в 2012 году представили гарантийные письма, согласно которым компании готовы за счет импорта обеспечить дополнительные поставки автобензина на российский рынок. Поэтому мы не видим рисков исключения из обращения класса 3 в 2015 году.

Интервью взяли Юрий Барсуков и Кирилл Мельников


Комментарии
Профиль пользователя