Коротко

Новости

Подробно

6

Лобовое откровение

Анна Наринская о комедии «Гордость» Мэтью Уорчеса

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 26

В рамках XV Фестиваля нового британского кино покажут «Гордость» Мэтью Уорчеса. В сегодняшней Москве эта комедия о тэтчеровской Англии, уже успевшая получить в Канне Пальмовую ветвь за освещение ЛГБТ-темы, приобретает дополнительную актуальность и остроту


Если у вас когда-нибудь были сомнения в том, что контекст влияет на ценность произведения искусства или даже просто публичного действия (ну, скажем, что сплясать на амвоне в "безвоздушном пространстве" — это одно, а сделать это в определенной общественно-политической ситуации — совсем другое) — сходите на фестиваль нового британского кино и посмотрите фильм Pride ("Гордость"). Его надо смотреть именно сейчас и именно в нашей стране. В нашей, где в прайм-таймовой программе сообщают о необходимости сожжения гейских сердец, где принимаются законы "о защите нравственности", которые звучали бы совершенным анекдотом, не применяйся они на практике, где депутат Государственной думы в публичной дискуссии, отстаивая "традиционные ценности", бросает оппоненту фразу "я-то гомо сапиенс, а вот вы — сапиенс гомо", где враждебное народное отношение к "непохожим" людям (а оно таково всегда и везде) специальным образом разогревают, вместо того чтобы просвещением сводить на нет. В общем, смотреть этот фильм надо там, где обстоятельства похожи на показанные в фильме. То есть в Англии середины 80-х, где дела с государственной гомофобией были разве только чуть-чуть лучше, чем у нас сейчас.

Потому что если смотреть "Pride" "сам по себе", то видишь просто специальное такое слезодавилово с элементами дэнс-попа (так что, наверное, когда его — как обещают — переделают в мюзикл, все будет выглядеть более органично). И то, что он основан на реальной истории, этой нарочной многозначительной трогательности не отменяет, а, наоборот, придает ей дополнительный призвук "этих дней не смолкнет слава".

В реальности происходило вот что. Во время знаменитой годичной шахтерской забастовки 1984-1985 (в Англии эти протесты безусловно — без оговорок на любую оценку тэтчеровской политики — проходят по линии героического прошлого) группа геев и лесбиянок "с активной жизненной позицией" создала альянс LGSM (Lesbians And Gays Support The Miners — лесбиянки и геи в поддержку шахтеров) и организовала сбор средств для бастующих, который закончился концертом-бенефитом в знаменитой Electric Ballroom в лондонском Кэмдене с группой Bronski Beat в качестве хедлайнера. Пикантности ситуации придавало то, что руководство шахтеров не хотело принимать помощь от "извращенцев" (как их не чинясь называла в печати мердоковская газета The Sun) — так как подобное сотрудничество могло принести профсоюзу вполне ощутимый репутационный ущерб. В итоге гей-активисты решили передать собранные деньги напрямую жителям шахтерской деревушки в Уэльсе. В принципе, фильм посвящен столкновению этих двух почти взаимоисключающих миров — лондонских андерграундных модников нетрадиционной ориентации и консервативного провинциального сообщества честных тружеников.

Cтоящее за кадром/за скобками понимание, что права групп (социальных, национальных, гендерных) — это и есть права человека вообще, и что о такой важной вещи нужно говорить разными языками

Эта коллизия совсем не хуже любой другой, не будь она здесь раскрыта так предсказуемо и патетично: сначала отторжение, потом медленное сближение, ведущее к взаимообогащению (духовному, разумеется), и вот уже брикстонский гей рассуждает о семейных ценностях, а пожилая шахтерская вдова отплясывает под Dead Or Alive, а дальше все вместе идут правозащитным маршем навстречу заре, ну и вообще горняк с голубым — братья навек.

Смотреть на все это весело и приятно. Последнее отчасти потому, что в фильме играют знаменитые и просто распрекрасные актеры — Билл Най (рокер из "Реальной любви"), Эндрю Скотт (Мориарти из сериала "Шерлок"), Доминик Уэст (Джим Макналти из сериала "Прослушка"), Имельда Стонтон (Долорес Амбридж из фильмов о "Гарри Поттере"), но, главное, потому, что, глядя на экран, зритель — при всей сусальности действия — не ощущает себя идиотом.

В происходящем безошибочно чувствуется стоящее за кадром/за скобками понимание, что права групп (социальных, национальных, гендерных) — это и есть права человека вообще, и что о такой важной вещи нужно говорить разными языками. И что когда об этом снято множество фильмов, написано множество книг, собрано множество свидетельств, когда абсолютное большинство важных в обществе голосов высказалось по этому поводу, когда законодательно защищено право любой группы на самовыражение в культуре,— можно снять и такой лобово-умилительный фильм. А потом переделать его в мюзикл, а потом над этим мюзиклом посмеяться (как в сериале "The IT Crowd", где герои идут на гей-мюзикл, который называется "Гей"). А в нашей стране (см. начало текста) такой фильм, как "Pride", выглядит практически откровением.

"Формула кино Горизонт", 2 ноября, 19.00; 9 ноября, 17.00

Михаил Трофименков о других фильмах Фестиваля нового британского кино



Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя