Коротко

Новости

Подробно

Фото: Michel Cavalca/ladanceproject.com

Вавилонская матрица

В Лионе завершилась XVI Biennale de la danse

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Фестиваль танец

Биеннале-2014 оказалась успешной по всем статьям — коммерческой, зрительской и художественной. За три недели фестиваля дали 194 представления, в том числе 25 премьер: 17 мировых и 8 французских. Два последних дня были отданы живому гению Уильяму Форсайту и будущему худруку Парижской оперы Бенжамену Мильпье. С подробностями — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


На завершающей пресс-конференции Доминик Эрвье, худрук Лионской биеннале, лучилась счастьем и сыпала цифрами. На спектаклях побывало больше 100 тыс. зрителей, и это не считая дефиле, традиционного уличного парада с участием 5 тыс. самодеятельных артистов — его посмотрело 300 тыс. приплясывающих болельщиков. Билетов продали на €1,25 млн, благо энтермитанты, все лето яростно отстаивавшие свои права, к осени выдохлись и не сорвали ни единого представления. Однако главная гордость худрука Эрвье — рекордное количество мировых премьер и спектаклей, впервые показанных во Франции.

Всеобщий ажиотаж вызвало явление труппы Уильяма Форсайта. Хотя его спектакли регулярно показывает на фестивале балет Лионской оперы, The Forsythe Company выступила в Лионе впервые, представив французскую премьеру "Study #3". 80-минутный дайджест ("архив", как выразился сам Форсайт) хореограф составил два года назад из фрагментов собственных балетов "One Flat Thing", "The Room as it Was", "LDC" и других — общеизвестных, но в России не виденных и совсем непохожих на того пуантного Форсайта, которого успела полюбить отечественная публика. Новые контексты и связи, установившиеся между хрестоматийными отрывками, могут оценить сполна лишь знатоки, выучившие наизусть первоисточники. Остальным спектакль покажется чередой соло, почти бесконтактных дуэтов и массовых сцен, соединенных без очевидной логики.

Однако "Study #3" и не претендует на совершенство конструкции. Главное его открытие — это юмор Форсайта, обычно растворенный до незаметности, а здесь представленный в концентрированном виде. Причем шутит хореограф не только пластически, веселя зал и самих танцовщиков забавно противоречивыми па или непредсказуемым поведением рук и ног. Форсайт стреляет из всех орудий: в ход пущена обильная, почти клоунская мимика, режиссерские мизансцены, уморительные диалоги тел и звуков — добрая половина эпизодов идет под хрюканье, квохтанье, кряхтенье и междометия, которые издают в микрофон свободные от танца артисты.

Артисты Форсайта — второе, доводящее до восторженного упоения открытие "Study #3". Фамилии 19 участников спектакля выписаны через запятую, так что герои спектакля, в сущности, остались безымянными, а жаль: каждый из них достоин первой строки афиши. Наверное, нет в мире более яркой, умной, веселой и технически совершенной компании, в которой собрано столько артистов с исключительными данными. Великий балетмейстер Форсайт оказался к тому же отличным педагогом: выгодно подавая сильные стороны своих талантливых подопечных, он дает им свободу, не подгоняет под одну мерку. В результате каждый танцует его хореографию с наслаждением и по-своему: кто-то жестче, смачно выделяя амплитуду движения, кто-то порхает сущим баттерфляем, безмятежно вихляя бескостным телом; один утрирует угловатость па, другой "оклассичивает" парадоксальные движения. И от этого разнообразия индивидуальных приемов хореография Форсайта кажется вавилонской матрицей, вобравшей в себя все наречия современного танца.

В отличие от Форсайта Бенжамен Мильпье педагогического дара явно лишен: его американская труппа L. A. Dance Project будто составлена из случайно подвернувшихся людей — есть корявенькие, сутуленькие, пухленькие, есть, впрочем, и "аполлоны", но какого-то провинциально-деревянного облика. Танцуют эти артисты хореографию несложную, но претенциозную, благо ухищрения современных визуальных искусств (например, в опусе "Peripheral Stream" видеохудожника-балетмейстера Хироаки Умэды) успешно скрывают изъяны постановки и исполнения.

На Лионской биеннале хореограф Мильпье предъявил и собственную мировую премьеру — 20-минутный балетик "Нью-Йорк", поставленный на нарезку из музыки Филипа Гласса. Оригинальной эту постановку не назовешь — повсюду торчат уши американских постмодернистов во главе с Твайлой Тарп. Да и классический бэкграунд хореографа сказывается в шаблонных связках па, причем в академичных арабесках и сиссонах американцы выглядят особенно убого. Однако крепкой ремесленной хватки у господина Мильпье не отнять: его жизнерадостная молодежь то бодро проскакивает в прыжках из кулисы в кулису, то составляет эффектно шевелящиеся группы; автор вовремя подбрасывает серии поддержек и ловко выворачивает комбинации "наизнанку", создавая иллюзию танцевального изобилия, которая легко обманывает зрителей,— в Лионе "Нью-Йорк" провожали овацией. На очереди у балетмейстера Париж: в ноябре он станет худруком балета Opera de Paris, лелеющего планы радикального обновления. Надо надеяться, не по образцу "Нью-Йорка".

Комментарии
Профиль пользователя