Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Как сырьевые в масле

Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев пришли к выводу, что никакой новой энергетики им и не нужно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера в Казахстане президент России Владимир Путин принял участие в Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России. На этом форуме Нурсултан Назарбаев поделился сокровенным: рассказал, как "не надо бояться, что мы сырьевые". О том, чего надо бояться,— из Казахстана специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


На форуме в городе Атырау было не очень многолюдно, несмотря на то что здесь открыли выставку "Инновации в углеводородной сфере". Крупных казахстанских и российских компаний хватило на несколько десятков стендов. И чем крупнее компания, тем скучнее оказывался ее стенд (а что и кому должен, в самом деле, доказывать или хотя бы показывать "Казмунайгаз"?!).

Привлекал внимание, пожалуй, только актуальный стенд компании "Самараволгомаш". Он полностью был посвящен модной теме импортозамещения. Причем предприятие, судя по стенду, гарантирует заместить, если потребует война нервов, только одну деталь, зато какую: сероводородостойкий шаровый кран. Кроме особой стойкости (к санкциям), он отличается "вращающимся седлом" и "минимумом обслуживания" (это, очевидно, важная опция в условиях сероводородной среды).

Кроме того, обращала на себя внимание "Шахматная гостиная" и отсутствие в ней российского вице-премьера Аркадия Дворковича. "Шахматная гостиная" была, безусловно, калькой с Петербургского экономического форума. Но в отличие от него, здесь, в Атырау, главный акцент был сделан не на столах с шахматными досками (было, правда, несколько небрежно расставленных досок, которые присутствующие VIP-гости форума старательно обходили с тарелками, явно переполненными едой, чтобы не дай бог не задеть и не смахнуть с досок фигурки).

Владимиру Путину и Нурсултану Назарбаеву показали выставку инноваций. Владимир Путин, по-моему, отнесся к ее созерцанию с хладнокровием человека, живущего в условиях санкций не пару месяцев, а по крайней мере всю сознательную жизнь. Посмотрев фильм о развитии российско-казахстанских отношений (а на самом деле об отношениях Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева начиная примерно с 2000 года, когда один из них выглядел, можно сказать, неприлично молодо, а другой, как бы сказать, нисколько не изменился), Владимир Путин провел двустороннюю встречу с коллегой.

Этой встречи ожидали с некоторым напряжением. Дело в том, что в лагере на озере Селигер чуть больше месяца назад Владимир Путин неосторожно похвалил Нурсултана Назарбаева, сказав, что тот создал казахскую государственность, которой до сих пор никогда и не было.

Против всяких ожиданий господин Назарбаев не порадовался за себя, а обиделся за государственность, и уже через пару дней публично высказался в том смысле, что Казахстан может не только в Евразийский союз не вступить, но и из Таможенного выйти.

Но к моменту вчерашнего визита все эти неформальности были, судя по всему, улажены. Осматривая экспонаты выставки, президенты смеялись по любому поводу так искренне, что казалось, по принуждению, желая продемонстрировать или даже действительно демонстрируя: если что-то и было, то в прошлом. В конце концов, они и накануне провели целый день вместе в Астрахани, на Каспийском форуме, и у них было время не один раз и помириться, и снова пообижаться друг на друга.

Между тем специалисты у стендов с трепетом наблюдали за появлением руководителей. Ближе чем на 50 м к ним людей, впрочем, не подпускали.

— Ой, можно сфотографировать?! — с восторгом спросила у казахстанского охранника молодая казашка.

— Ни в коем случае,— отрезал он.

— А просто посмотреть можно? — смешалась она.

— Нежелательно,— покачал он головой.

— Так кого же мы выбрали, если на него даже посмотреть нельзя? — неожиданно спокойно переспросила она охранника.

Он посмотрел на нее так, что стало ясно, он в тот день не голосовал.

Тем временем особенное веселье отчего-то вызывал рассказ первого вице-министра энергетики Казахстана Узакбая Карабалина о Прикаспийской впадине, где сосредоточены, как утверждают геологи, просто чудовищные запасы нефти (не такие, конечно, как в Карском море, но, похоже, сравнимые с ним, хотя при этом надо, конечно, учитывать, что никто в точности не знает, какие именно запасы в действительности есть и там и там).

Первый вице-министр энергетики Казахстана не уточнил, правда, что 30% Прикаспийской впадины находится на территории Российской Федерации. Господин Путин тоже великодушно не стал этого делать. Между тем господин Назарбаев грубовато, как это бывает у чиновников повыше с чиновниками пониже, отчитал своего первого вице-министра:

— Вот, наговорят всегда, а потом окажется, что там и нет ничего...

Это замечание вызвало особенное веселье господина Путина: видимо, ситуация была ему слишком хорошо знакома.

Позже, впрочем, Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев даже запустили совместный проект "Евразия", в соответствии с которым планируется пробурить сверхглубокую скважину для добычи углеводородов на глубине 7-9 км в районе этой самой Прикаспийской впадины (см. стр. 11).

Открывая пленарное заседание, президент Казахстана заявил, что его страна в последнее время особенное внимание обращает на добычу сланцевого газа.

— Превратить сланцевый газ в жидкое топливо позволяет биомасса, которой все мы обладаем в достаточном количестве,— пояснил он.

Владимир Путин сосредоточился на том, что "на порядок более благоприятные условия для совместной работы в сфере ТЭК придаст запуск с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза. Кардинальное сокращение барьеров при перемещении товаров, услуг и рабочей силы будет способствовать серьезному расширению числа кооперационных проектов, повысит привлекательность экономик наших стран для инвесторов, ускорит обмен инновационными технологиями..."

Господин Путин настойчиво говорил о Евразийском союзе (который в свое время придумал, как известно, Нурсултан Назарбаев) как о деле давно решенном и, очевидно, старался подчеркнуть это. Между тем не только Нурсултан Назарбаев использует эту дату, 1 января 2015 года, чтобы при каждом удобном или тем более неудобном для себя случае подчеркнуть свою неуверенность в этой дате, но и президент Белоруссии Александр Лукашенко, конечно, тоже (сейчас выражает сомнение в участии Белоруссии в Евразийском союзе, пока Россия не компенсирует Белоруссии последствия ее легкого налогового маневра). И несколько губернаторов, которые говорили в основном про все возрастающее значение углеводородов в жизни людей, как продающих эти углеводороды, так и покупающих. Глава Башкортостана Рустэм Хамитов неожиданно предложил создать постоянно действующий межрегиональный комитет с привлечением стран--членов ШОС (Шанхайской организации сотрудничества).

Это было по крайней мере неожиданно: 11 лет подряд на этом форуме собираются именно граничащие между собой области России и Казахстана, и казалось, именно в этом смысл происходящего и его формат.

Впрочем, господин Хамитов руководствовался, очевидно, благородной целью: максимально повысить статус мероприятия, невзирая на то что главный смысл его перестанет существовать.

— Вы комитет предложили создать? — переспросил его господин Назарбаев.

— Да.

— Межрегиональный?

— Да,— уже не так уверенно ответил господин Хамитов.

— ШОС сюда привлечь?

— Ну, да...

— Вот мы с Владимиром Владимировичем знаем,— торжественно, если не торжествующе закончил президент Казахстана,— что если мы приглашаем в действующую структуру кого-нибудь еще, то они сразу начинают портить все, что было хорошего.

Вряд ли он имел в виду что-нибудь другое, кроме попытки привлечь в Таможенный союз Украину. Господин Хамитов смутился и пробормотал насчет того, что нельзя уже и предложить...

Президент Казахстана между тем порекомендовал высказаться всем желающим, кроме назначенных докладчиков, но таких тут, особенно после его диалога с главой Башкортостана, не нашлось.

И тогда господин Назарбаев сам кратко и емко сформулировал смысл и форума, и выставки инноваций, да и смысл существования экономик двух государств вообще. То, что он сказал, видимо, давно рвалось наружу:

— В России и Казахстане угля несметное количество. Я лично не верю в альтернативную экономику. Солнечная... Ветряная... И сланцевая эйфория, надеюсь, уже проходит... (полчаса назад он был более благосклонен к сланцам.— А. К.). И не надо бояться, что мы сырьевые!

Нурсултан Назарбаев поглядел на Владимира Путина в поисках поддержки. Президент России, усмехнувшись, кивнул. Очевидно, он не считал себя до конца сырьевым.

— На эти деньги, от нефти и газа, надо просто делать индустриальную экономику! — воскликнул Нурсултан Назарбаев.— Ну, все, пошли документы подписывать.

И они пошли, сырьевые.

Комментарии
Профиль пользователя