Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

История с визитом премьера Нарендры Моди в США показывает: амбициозные лидеры восходящих государств незападного мира чрезвычайно высоко ценят возможность повысить инвестиционную привлекательность своих стран и, напротив, крайне осторожны во всем, что способно ухудшить восприятие этих стран потенциальными инвесторами. Для этих лидеров ведущую роль в их приоритетах играет геоэкономика.

Отношения США и Индии знали взлеты и падения, ведущая демократия Азии долгие годы была вынуждена жить под американскими санкциями. Поэтому индийский пример может быть в чем-то поучительным и для сегодняшней России.

Индийский опыт свидетельствует о том, что санкции могут быть очень полезны. Однако чтобы выстоять в конфронтации с США и в противостоянии с большей частью западного мира, не превратившись при этом в аналог Северной Кореи, Россия должна будет создать современную диверсифицированную экономику, передовую науку и технику, эффективную систему государственного управления, опирающегося на какую-то форму демократии. В этом случае санкции Запада как встряска, позволяющая освободиться от лени, благодушия, косности, могут стать горьким, но действенным лекарством.

Есть опасность, однако, что вместо того, чтобы помочь России стать лучше, санкции могут "помочь" ей отгородиться от внешнего мира, замкнуться и окостенеть — до очередного потрясения. Нарочитый патриотизм зачастую прикрывает примитивную ксенофобию, а ограничения, налагаемые Западом, провоцируют внутренние запреты, еще больше увеличивающие зазор между Россией и остальным миром. Фактически это линия на поражение России в том испытании, которое ей сейчас выпало.

Без комплексной — не только технологической — модернизации Россию ждет маргинализация. В современных условиях успешная модернизация практически невозможна без широкого международного сотрудничества, в том числе привлечения иностранных инвестиций. Опыт ряда стран (Китая после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, ЮАР в начале 1990-х годов, Ирана в наши дни) говорит об одном: лидеры, стремившиеся к ускоренному развитию своих стран, искали пути для снятия санкций и расширения обменов с наиболее развитой частью мира, являющейся важнейшим внешним ресурсом модернизации.

При этом ни патриарх китайских реформ Дэн Сяопин в свое время, ни нынешний премьер Индии Нарендра Моди не отступали от главной цели — превращения своих стран в мировых лидеров. У Дэна Сяопина и последующих поколений руководителей КНР, конечно, были серьезные разногласия с США. Но они следовали принципу: сохранять во что бы то ни стало благоприятные внешние условия для развития Китая. У нынешнего индийского премьера были личные причины для недовольства США, однако Нарендра Моди сумел переступить через обиды. Иран и мировое сообщество вышли на финишную прямую на пути к договоренности по ядерной программе. В отличие от яркого, но неэффективного Махмуда Ахмадинежада нынешний президент Роухани готов к сотрудничеству с тем, кого в Иране называли "главным сатаной".

Опыт всех этих стран показывает: при всей важности национальных идеологий и символов цена изоляции может оказаться запредельно высокой. Желающих ее платить в современном мире находится все меньше.

Комментарии
Профиль пользователя