Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Вице-премьеры видят спасение в триллионе

На форуме в Сочи объединились проблемы пенсионной системы и санкционных потерь

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Если главной экономической темой Международного инвестиционного форума в Сочи стала стратегия развития в условиях санкций, то главной внутриполитической — вновь пенсионная реформа. По данным "Ъ", Белый дом наряду с продлением пенсионного моратория уже принял решение о передаче порядка 500 млрд руб. накоплений 2013 года в накопительный сегмент пенсионной системы, но вопрос о еще 500 млрд руб. вряд ли будет решен ранее весны 2015 года — эти средства вместе с ФНБ рассматриваются Белым домом как резерв господдержки компаний в случае экономического обвала.


Вопрос о последствиях введения санкций против России вполне ожидаемо пересекся с вопросом о судьбе накопительной части пенсионной системы. Члены правительства прилетели в Сочи сразу после утверждения в Белом доме проекта федерального бюджета на 2015-2017 годы. Но бюджет Пенсионного фонда (это подтвердил глава ПФР Антон Дроздов) утвержден был только "в целом" — Минфин не согласовал параметры трансфертов ПФР на 2016-2017 годы. При этом вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что решение о пенсионном моратории на 2015 год правительство приняло вынужденно — альтернативой ему было только повышение налогов.

Речь идет не столько о недостаточности действующих тарифов взносов в пенсионный фонд, сколько о желании правительства иметь резервы расходов — и на выполнение госпрограмм, и на поддержку госкомпаний, пострадавших от санкций. Как писал "Ъ" 15 сентября, Минфин предложил Белому дому исполнять бюджеты 2014 года и частично 2015 года в особом режиме. Средства, сэкономленные на пенсионном моратории за 2014 год (243 млрд руб.), Минфин исходно объявил зарезервированными под госпрограмму развития Крыма, но де-факто расходы на Крым были отложены, а девальвация рубля дала Белому дому новые рублевые доходы. Продление моратория на 2015 год — это еще 309 млрд руб. резерва. Таким образом, в 2015 году Белый дом имеет возможность только за счет пенсионного моратория оперировать около 1 трлн руб.

Сумма, сама по себе макроэкономически значимая, важна и для каждого из крупных участников бюджетной игры, которая в этой части продолжится с большой вероятностью до осени 2015 года. Для вице-премьера Ольги Голодец и возглавляемого ею соцблока правительства "резервный триллион" позволяет приблизиться к задаче повышения пенсий до двух прожиточных минимумов пенсионера к 2020 году и проинвестировать строительство социальной инфраструктуры. Для Минфина и Минэкономики, чьи интересы здесь сходятся, ситуация сложнее. С одной стороны, резервный триллион решает почти все задачи поддержки госкомпаний, попавших под санкции, без излишнего политического конфликта вокруг средств ФНБ. С другой стороны, отказ возвращать НПФ порядка 500 млрд руб. платежей в накопительную систему за 2013 год означает, что средства эти не будут инвестированы на рынке внутреннего долга — иными словами, на сравнимую сумму Минфин и те же госкомпании не смогут разместить на рынке ОФЗ и облигации в условиях невозможности внешних займов. По словам высокопоставленных источников "Ъ" в правительстве, решение о возврате в НПФ 500 млрд руб. накоплений 2013 года уже принято, а вот дискуссия о второй части "резервного триллиона" будет сложнее. Министр экономики Алексей Улюкаев заявил в Сочи, что и 243 млрд руб. экономии на трансферте ПФР 2014 года, и 309 млрд руб. экономии 2015 года также необходимо вернуть владельцам — то есть в НПФ. Но, по данным "Ъ", Минфину эти средства необходимы как баланс в случае более глубокого, чем ожидается сейчас, экономического эффекта от санкций, для финансирования экстренных расходов по Крыму и по Дальнему Востоку и на проекты РЖД. Если средства ФНБ будут зарезервированы под поддержку "Роснефти", НОВАТЭКа и РЖД, как это предполагается сейчас, пенсионные деньги (в том числе средства "молчунов" под управлением ВЭБа) могут быть инвестированы в долги других компаний.

Но для того чтобы уверенно оперировать этими деньгами, необходимо вернуться к проблемам собственно пенсионной системы — без окончательного решения о том, будет ли в обязательном пенсионном страховании накопительный компонент или нет, "пенсионный триллион" существует лишь как временное решение. Впрочем, пока эффект от санкций еще не определен, Антону Силуанову легче убеждать Владимира Путина и Дмитрия Медведева в том, что судьбу "пенсионного триллиона" окончательно решать пока незачем.

Дмитрий Бутрин, Сочи


Комментарии
Профиль пользователя