Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Наука изымать

Угрозой цунами занялись люди в штатском. Подробности выяснял Сергей Мельников

Журнал "Огонёк" от , стр. 9

Сергей Мельников

В предыдущем номере "Огонек" писал о том, что российские и японские ученые договорились о совместном изучении цунами (N 36, "Цунами сближает"). На прошлой неделе выяснилось: проект под угрозой. И не только этот проект


Для исследователей цунами японский сейсмолог Кэндзи Сатакэ, профессор Токийского университета,— признанный авторитет, вроде Пеле для футбольного мира или Сергея Брина для сферы IT. C 2003 по 2011 год Сатакэ возглавлял комиссию по цунами Международного геодезического и геофизического союза (IUGG), затем в течение двух лет стоял у руля Общества наук о земле Азии и Океании. А недавно 56-летний исследователь впервые прибыл в Россию — на Сахалин — вместе со своей младшей коллегой Сатоко Муротани, специалистом по численному моделированию цунами. Приглашал японских ученых Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН.

— От самой поездки у меня остались отличные впечатления,— говорит "Огоньку" Кэндзи Сатакэ.— 27 августа мы посетили Невельск, где изучали участок побережья, поднявшийся после землетрясения 2007 года, а затем побывали в Холмске. На следующий день были семинар и дискуссия в институте, а после — поездка в город Корсаков и на побережье Анивского залива. Там мы анализировали поведение цунами.

Но предполагаемый день отъезда, 30 августа, начавшийся с посещения горы Большевик, с которой открывается великолепный вид на Южно-Сахалинск, завершился для японских гостей совсем не так, как они планировали.

— Мы прибыли в аэропорт в 16:30, за два часа до вылета, предъявили документы, после чего таможенники попросили нас показать багаж,— говорит Кэндзи Сатакэ.— Они обыскали его, изъяли ноутбуки, флеш-карты, карту памяти фотоаппарата, бумажные документы и потребовали объяснений. Мы с Сатоко открыли компьютеры и дали объяснения по поводу файлов, которые были созданы в поездке. Кое-что из бумажных документов нам вернули, но ноутбуки, флешки, черновик нашей совместной научной работы и фотографии, сделанные в поездке, конфисковали. Самая главная потеря, конечно, ноутбук. Там хранилась вся моя научная и интеллектуальная собственность.

— Руководил досмотром и изъятием человек в штатском, представившийся Романом,— говорит Георгий Шевченко, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией цунами Института морской геологии и геофизики ДВО РАН, сопровождавший Сатакэ и Муротани в аэропорту.— Таможенники лишь составляли протокол. В итоге японские коллеги пропустили свой рейс и в общей сложности провели на таможне около 7 часов. Профессор Сатакэ держался молодцом, а девушка перепугалась, ее всю трясло.

Протокол задержания товаров (есть в распоряжении "Огонька") содержит информацию о необходимости провести таможенную экспертизу изъятого у Кэндзи Сатакэ имущества. Основания для задержания скрыты за непонятным для непосвященных лиц шифром, однако размещенные в документе вопросы к таможенному эксперту проясняют картину. "Имеются ли на представленных носителях информации научные данные?", "К какому виду научных данных относится имеющаяся информация?", "Какие заключения требуются для вывоза за пределы РФ?" и — самое грозное подозрение — "Имеются ли на представленных носителях информации сведения, составляющие государственную тайну?" Об ответах таможенного эксперта пока ничего не известно, вещи исследователям не вернули. Чиновники отвечают: по закону срок экспертизы составляет 20 календарных дней. Стало быть, считают дисциплинированные японцы, таможенная ясность наступит в пятницу...

Но ясность относительно перспектив научного сотрудничества, похоже, уже имеется: встреч на российской территории сейсмологи и океанологи Японии теперь будут избегать.

Руководство Института морской геологии и геофизики выступило с письмом, в котором разъяснялось, что обыск ученого с мировым именем — унизительная процедура, мягко говоря, не способствующая росту научных контактов между Россией и Японией. Адресатами письма стали администрация Сахалинской области и местное представительство МИДа. Реакция — нулевая.

В профильном департаменте МИДа "Огоньку" сообщили, что никаких уведомлений от японской стороны по "делу Сатакэ" пока не получали. "Пока", видимо, ключевое слово — за ситуацией следит генконсульство Японии в Южно-Сахалинске. Тоже ждет пятницы?

Между тем знакомые с местной сахалинской ситуацией люди увязывают нынешнюю коллизию с историей, которая приключилась чуть больше года назад. Тогда (24 августа 2013 года) сотрудники УФСБ по Сахалинской области появились на четырех автоматизированных постах наблюдения за уровнем моря на Курильских островах с постановлением суда о том, что находящиеся на станции "технические средства получения и фиксации данных" необходимо изъять. Мотивировка: оборудование было доукомплектовано, после чего возникла угроза государственной, военной и экономической безопасности РФ. По версии суда, "возможно", также имело место преступление, предусмотренное статьей 283.1 УК РФ, то есть "незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну". Имен подозреваемых названо не было, оборудование изъяли.

После этого случая сотрудники управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (УГМС) Сахалинской области забили тревогу: стали писать письма в вышестоящий Росгидромет и областные инстанции. В ответ УФСБ предложило новую интерпретацию случившегося: оборудование было изъято, потому что его установку не согласовывали с федеральными органами исполнительной власти. Метеорологи изумились: на установку оборудования имеются все разрешения, включая разрешение... ФСБ.

— Данные регулярного мониторинга цунами — это то, на чем строятся научные исследования,— говорит Александр Рабинович, доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Лаборатории цунами Института океанологии РАН (Москва),— а теперь уже год данных по Курилам и побережью Сахалина у нас нет! Но главное, что жители этих регионов остались незащищенными от возможных атак цунами. Информации с приборов нет, и службы, ответственные за оповещения населения, сейчас "слепы". Представляете, что будет, если волны придут на побережье?..

О судьбе изъятого тогда оборудования до сих пор нет информации, хотя история стала федеральной: директор Института океанологии РАН Роберт Нигматулин обратился к вице-премьеру Дмитрию Рогозину, а заведующий лабораторией цунами Института океанологии Евгений Куликов написал письмо президенту страны о том, что население Сахалина находится в опасности. Кроме того, глава Росгидромета Александр Фролов уведомил о ситуации главу МЧС Владимира Пучкова. При этом Фролов указал, что при демонтаже оборудования его вывели из строя и последующая установка приборов обойдется минимум в 5 млн рублей. Несмотря на высокий уровень обращений, эффект от переписки тот же — нулевой.

В сухом остатке: год назад регион лишился системы контроля за цунами, после чего три недели назад японский профессор лишился на сахалинской таможне компьютера. У региона надежд вернуть оборудование не просматривается — УФСБ ошибок не признает. Зато японец ждет пятницы. Он не в курсе, что означает "человек в штатском"...

Комментарии
Профиль пользователя