Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ   |  купить фото

Запах искусства

Biennale des antiquaries в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Биеннале антиквариат

В Париже в выставочном дворце Grand Palais открылась Biennale des antiquaires, одна из крупнейших ярмарок искусства в мире и, безусловно, самая роскошная. В этом году искусство на ярмарке можно было не только покупать, осматривать и осязать, но и обонять. Из Парижа — ТАТЬЯНА МАРКИНА.


Посреди ярмарки, на главной "площади", образованной стендами самых знаменитых антикваров мира, бьет фонтан. Он испускает головокружительный и сладкий запах цветов — а может быть, это запах искусства, а может быть, здесь даже деньги так приятно пахнут. Запах создал парижский парфюмер Франсис Куркджан специально для этого мероприятия, главной визуальной темой которого приглашенный дизайнер Жак Гранж выбрал сады Версаля.

Одна из самых солидных в мире ярмарок проходит раз в два года под стеклянным куполом Grand Palais с 1962 года (с перерывом на период реставрации дворца, когда антикварам пришлось временно переехать в подвалы Лувра). Специализацией ярмарки всегда была старая живопись и антиквариат — мебель, бронза. Постепенно появился, конечно, и модернизм, но негласного правила показывать произведения только умерших художников почти все участники придерживаются до сих пор.

Сейчас у ярмарки не самые лучшие времена, да и у антикваров Парижа тоже. Уникальных предметов мало, цены на них головокружительные, покупатели стали рассудительными и экономными. В ярмарке участвуют 84 галереи, из них 14 — это ювелирные бренды. На их стендах толпится народ, но покупатели ювелирных изделий — это не те же самые люди, которые покупают антиквариат, тем более такой качественный и утонченный, как на этой ярмарке. Опыт с участием молодых галеристов, которым на прошлой биеннале, два года назад, предоставили специальный дополнительный зал, решили не повторять — ни материального, ни морального удовлетворения это никому не принесло. У организаторов ярмарки — Национального синдиката антикваров — тоже проблемы. Чуть ли не накануне ярмарки антиквары сменили руководство — отправили в отставку своего президента Кристиана Дейдье и назначили на его место Жан-Габриэля Пейра, галерея фаянса которого и в биеннале-то никогда не участвовала. Поэтому комиссаром биеннале выбрали Эрве Аарона, наследственного антиквара и экс-президента синдиката, одного из самых уважаемых и старых участников ярмарки.

Главной претензией к отставленному господину Дейдье был перерасход средств, в частности затраченных на промоутирование Biennale des antiquaires по всему миру,— а новых клиентов как не было, так и нет. Однако понять резоны господина Дейдье, кроме прочего решившего приглашать для декорирования биеннале самых знаменитых (и дорогих) дизайнеров, можно — статус самой роскошной ярмарки, сопровождаемой изысканными ужинами и прочими светскими мероприятиями, надо поддерживать. В прошлый раз он позвал Карла Лагерфельда, который запустил под купол Гран-Пале воздушный шар. На сей раз сценография была поручена Жаку Гранжу, декоратору, кстати, очень любимому в России. Перед открытием ярмарки было множество пересудов о том, что все деньги уйдут на стриженые деревца и цветы, что искусства не будет видно из-за зелени. На открытии стало понятно, что если деньги куда-то и ушли, то явно не на озеленение. Тема Версаля читалась в основном в зеленом ковре с узором из боскетов, которым застелено все обозримое пространство. По бокам была еще листва, напечатанная на фотообоях, и чахлый плющ. Впрочем, к дизайну выгородок стендов декоратор подошел серьезно: неизбежное неоклассическое оформление наконец-то сменилось на нечто более современное, в зеленых квадратиках, придавшее пространству легкостью и динамику.

Так что искусство не нужно было искать по запаху, его было видно отлично. Сразу стало ясно, что традиционная тема биеннале и вообще прежде главный специалитет парижского рынка искусства — антикварная мебель и предметы интерьера — угасает. Хотя монстры еще держатся — например, галерея Didier Aaron, показывающая уникальные образцы мебели, как шкаф итальянского мастера Ловати, сделанный в 1881 году для Универсальной выставки в невероятном эклектичном арабо-готическом стиле (€580 тыс.). Или галерея Gismondi, посвятившая весь стенд предметам с декором из флорентийской каменной мозаики с XVII и до XIX века. Или Steinitz, на стенде которой представлено уникальное бюро с росписью золотом и серебром по бирюзовому лаку — венец творения французских мебельщиков эпохи Людовика XV. Или Chadelaud c гигантской бронзовой вазой фирмы Christofle (€3 млн). Но интереснее всего, пожалуй, выглядел стенд старинной парижской галереи Kraemer: для предметов мебели из своей галереи антиквары подобрали "близнецов" из музейных коллекций — оказалось, что почти такой же комод мастера Жан-Франсуа Эбена есть в Лувре, почти такие же кресла — в Фонтенбло, бронзовые часы — в Версале. На цену предметов это, конечно, влияет очень положительно.

Больше всего галерей на биеннале теперь занимаются живописью модернизма и современным (в сдержанном варианте) искусством — почти треть. Даже знаменитейший продавец картин старых мастеров галерея Jonckheere прибавила к работам Яна Брейгеля Старшего и Яна ван Касселя (кисти последнего принадлежат чудеснейшая серия из шести натюрмортов с морскими свинками) произведения Лучо Фонтаны — на них живее реагирует молодая публика.

В галерее Tamenaga большое полотно "Арлекинша" Кеса ван Донгена продается за €2 млн. На стенде галереи Gradiva рядом с абстракцией Василия Кандинского 1916 года на стену карабкается огромная бронзовая паучиха Луизы Буржуа 1995 года. Паучиха уже продана, и поэтому цена не объявляется. Хотя она должна примерно равняться ценам на полотна импрессионистов на стенде Richard Green (единственная галерея на биеннале, продающая импрессионистов,— лондонская). Полотно Альфреда Сислея "Весна в Вене" оценено тут в €4,7 млн, пейзаж Клода Моне "Берег в Варенвиле" — в €7,6 млн, "Мушкетер" Пабло Пикассо 1967 года — в €7,1 млн. Кое-что из импрессионистов уже продано.

Как проданы и древняя китайская скульптура из бронзы, и кролики из керамики у Cristian Deydier — хоть теперь и экс-президента биеннале, но по-прежнему главного в мире специалиста по искусству Древней Азии. В области античности такой, главной в мире, является галерея Phoenix, на стенде которой можно увидеть красивейшую бронзовую голову Диониса II-I вв. до н. э. со следами серебра в кудрях и красной меди на губах. Голова, попавшая в галерею из частной американской коллекции, продается за €5,5 млн. То же можно сказать о галереях Bernard Dulon и Didier Claes в области искусства Африки и Океании. У последней можно, например, приобрести табуретку в виде женской фигурки племени луба из Конго за €800 тыс.

Так что, как бы ни складывалась конъюнктура на рынке искусства, Биеннале антикваров по-прежнему и неизменно прекрасна присутствием именно таких, единственных в мире, специалистов в своем деле и вещами, которых не увидишь больше нигде.

Комментарии
Профиль пользователя