Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Война санкций рано или поздно закончится»

Мэр Риги Нил Ушаков рассказал “Ъ” о перспективах отношений между Латвией и Россией

В Москве с визитом побывал мэр Риги НИЛ УШАКОВ. В интервью корреспонденту “Ъ” ГАЛИНЕ ДУДИНОЙ он рассказал, каким путем латвийские производители рассчитывают вернуться на российский рынок и почему кризис на Украине не отразился на отношении к русским в Латвии.


— В Москве вы провели встречи с мэром города Сергеем Собяниным, президентом Торгово-промышленной палаты РФ Сергеем Катыриным, представителями бизнес-сообщества. Цель вашего визита – налаживание диалога в экономике?

— Цель любых моих визитов и наших контактов в России — маркетинг города, создание положительного образа Риги и Латвии. Который потом могут использовать предприниматели, в том числе конкурируя за кошельки москвичей. Чтобы избалованные потребители при прочих равных условиях — если качество и вкус совпадают — захотели бы купить рижские продукты. Чтобы было желание поехать в Ригу, а не в Стокгольм, Копенгаген или Хельсинки, вложить средства в латвийскую экономику и приобрести недвижимость в Латвии.

Кроме того, понятно, что сейчас отношения между Евросоюзом и Россией очень сложные. Но война санкций рано или поздно закончится, а базу — отношения между Ригой и регионами России, культурные, экономические, спортивные связи — нужно сохранять. Чтобы не надо было потом начинать с пустого места. Это касается и прикладных вещей — например, мы говорили об экспорте тех продуктов, которые под эмбарго не попали.

— Какая доля вашего экспорта не пострадала?

— То, что для нас важно: рыбные консервы, хлебобулочная продукция, сладости, соки и напитки. Здесь есть потенциал, который позволяет увеличить объем экспорта. Это позволило бы сохранить если не «Рижские дворики» (запущенный в 2011 году проект продвижения латвийских товаров.— “Ъ”), то хотя бы «рижские полки». Чтобы потом, когда все это закончится, вернуться.

— Что касается туризма, как изменилось отношение к русским на фоне украинского кризиса?

— Если говорить об отношениях между латышами и русскими, на политическом уровне у нас могут быть какие-то нерешенные вопросы. Периодически у нас проходят выборы, и в Латвии, как и везде, есть свои националисты и с одной и с другой стороны, которые пытаются манипулировать национальной проблематикой в своих интересах. Но на человеческом уровне у нас всегда были идеальные отношения; более 20% браков у нас — межэтнические, это один из самых высоких показателей в Европе. У нас настолько все перемешано, что с национальной точки зрения проблем нет. Есть нерешенные вопросы, которые мы рано или поздно решим. Но мы уже привыкли свои проблемы решать сами и мирным путем.

— После победы в июне прошлого года на муниципальных выборах вы заявляли, что намерены работать над тем, чтобы «в Латвии стало нормой перестать делиться по национальному признаку»…

— Один из залогов нашего успеха в Риге в том, что у нас смешанная команда, и у нас нет желания тратить время и силы на какие-то выдуманные или невыдуманные национальные вопросы. Да, у нас по-прежнему многие латыши голосуют только за латышские партии, а русские — за русские партии. Но ситуация меняется: из тех, кто поддержал на последних выборах в Риге партию, которую я возглавляю («Центр согласия».— “Ъ”), примерно 65% — русскоязычные рижане, 35% — рижане-латыши, что близко к демографической ситуации в городе.

События же на юго-востоке Украины стали дополнительной иллюстрацией того, к чему может привести коррупция, воровство, бедность и национализм. Никто ни при каких условиях такого в Латвии не допустит.

— Как тогда вы можете прокомментировать предложение правящего блока «Единство» ввести наказание за использование и распространение символики бывшего СССР и Латвийской ССР?

— На уровне политики у нас бывают разные инициативы — в свободном обществе у каждого есть право высказывать самые разные идеи. Но любому, кого интересует этот вопрос, я советую приехать 9 мая в Ригу. На стороне Красной армии воевала и значительная часть латышей.

— В 2010 году вы стали первым представителем городских властей, принявшим участие в праздновании Дня Победы 9 мая. В этом году ничего не изменилось?

— Да, естественно, я ежегодно участвую в возложении цветов. В 2010 году я просто продолжил делать то, что делал как депутат Сейма.

— Через месяц в Латвии парламентские выборы. Будет ли ваша партия выступать за сближение с Россией?

— Для Риги отношения с регионами России очень важны.

— В одном из последних интервью вы говорили, что проблем с русскими школами в Риге нет. Тем не менее вас упрекают в том, что их количество за последние годы сократилось.

— У нас в Риге всего 115 школ, и русских школ — точнее, школ с двуязычным обучением — примерно половина. Но количественно мерять качество образования неправильно. Во-первых, в Латвии сокращается количество школ в целом, так как сокращается число учеников. Во-вторых, в Риге шла серьезная реформа: многие школы у нас были размещены в зданиях, совершенно не предназначенных для учебного процесса, и мы провели их оптимизацию. Кроме того, у нас были школы, которые находились в помещениях, которые нам не принадлежат, и мы оттуда ушли: зачем платить арендную плату?

Приведу пример. Мы объединили русскую среднюю школу и среднюю школу имени Гердера с углубленным изучением немецкого языка. Обе школы находились в центре, в обеих было около 300 учеников. Обе школы находились в крайне запущенном состоянии, а одна из них располагалась в многоэтажном квартирном здании, где бывшие коммуналки были переделаны под классы. Мы объединили их в одну, вложили порядка €3 млн и получили одну из самых современных в Латвии русских школ. Здесь также надо иметь в виду, что при финансировании школ в Латвии «деньги следуют за ребенком», и, если в школе больше учеников, учителя больше получают.

Другой пример: у нас в пределах одного квартала находились две школы. В одной (русской средней школе имени Льва Толстого.— “Ъ”) училось около 1 тыс. человек, это была одна из лучших школ в стране, в другой, «Ломоносовской», училось чуть больше 200 человек при проектной мощности 600 человек. Здание было в запущенном состоянии. Расстояние между школами — четыре минуты пешком. Мы их объединили в одну, отремонтировали здания, в итоге получили одну школу с двумя отремонтированными зданиями.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение