Пользователь общих мест

"Любовь к трем цукербринам" Виктора Пелевина

Литература проза

Виктор Пелевин. Любовь к трем цукербринам. М.: Эксмо, 2014

Из печати вышла новая книга Виктора Пелевина "Любовь к трем цукербринам", повествующая, как и явствует из названия, о мире, погрязшем в интернет-зависимости. По ее поводу недоумевает АННА НАРИНСКАЯ.

Такой опыт имеется практически у каждого. Заявляется к вам домой вроде как по делу незнакомый человек (озабоченный проблемами благосостояния подъезда сосед, например, или вызванный для установки бытовой техники специалист) и разражается речью, в ходе которой сообщает, что миром правит некая закулиса, что плохие люди не только следят за всеми в интернете, но и с его помощью всех зомбируют и что (это уже в виде бонуса) переселение душ — это фактический факт, доказанный фактическими же учеными.

Больше всего в таких монологах раздражают их длина, напор и однообразное занудство, не зависящее от того, сколько идиотских соображений в них содержится. В "Любви к трем цукербринам" раздражающие факторы те же, потому что это и есть такой записанный монолог — только с пелевинскими прибамбасами.

Конечно, Виктор Пелевин всегда был одержим идеей всеобщей манипулируемости, обусловленной всеобщей же интернетизацией и вообще кибертехнологиями. Но никогда еще — даже в самых неудачных своих текстах — он не доходил (не употреблять же выражение "не опускался") до уровня такого доморощенного и неоригинального философствования.

Иногда даже кажется, что автор сам понимает цену этому своему произведению и считает даже нужным извиниться — в тексте пару раз встречаются фразы о том, что, мол, конечно, многие из высказанных мыслей могут показаться общим местом, но...

Это, кстати, часто употребляемый журналистский прием — предварить банальность сообщением, что вот сейчас будет банальность. И вроде бы после такого можно считать, что дешево и даже остроумно отделался. Но вообще-то банальность объявленная оригинальней не становится. А в данном случае стоит еще добавить, что общие места не становятся менее общими из-за того, что над тем, чтобы придать им такой статус, когда-то потрудился сам Пелевин. (А за очередное упоминание мудреца Чжуан-цзы и бабочки с автора, кажется, пора уже начать взимать какой-нибудь штраф.)

Фабула "Любви к трем цукербринам" отчасти построена на "ореаливании", а вернее, "ометафизичивании" игры Angry Birds, а отчасти — на традиционной для Пелевина истории избранничества и наделения сверхсилами рядового поначалу молодого человека. Собственно роман (ну или как там этот текст лучше квалифицировать) сложен из произведений этого избранника. Самый длинный из этих рассказов называется "Fuck the System" и являет собой некое киберприключение с разоблачением, в результате какового, разумеется, выясняется, что проделать поименованное по-английски действие с системой невозможно — потому что даже твоя, как тебе кажется, победа над системой на поверку оказывается просто изощренным способом, которым система совершает титульное действие с тобой.

Свойственные последним произведениям Пелевина наблюдения за отечественной медийно-либеральной тусовкой здесь представлены в основном презрительным (а как же иначе) взглядом протагониста на деятельность "средневостребованного (чтобы не сказать малобюджетного) интернет-СМИ под названием Contra.ru и его сотрудников — разумеется, хипстеров. "Хипстер,— объясняет Пелевин,— это бесхозный блютусно-вайфайный голем с очень ограниченным умственным ресурсом... Голем устроен так, что не понимает тождественности Тупака Шакура и Михаила Круга. Источник энергии русского хипстера — непримиримый конфликт между "hip" и "гоп", в которой он не может признать полюса одной и той же вставленной в него батарейки. У русского полюса этой батарейки знак минус".

Разделять или нет обиду автора за "русский полюс батарейки" — дело читателя. Одно ясно — ни одного живого хипстера Виктор Пелевин никогда не встречал, да и в интернете следил за ними невнимательно. Потому что если уж какому-то из вышеозначенных музыкантов и найдется место в снобском обиходе хипстера, то уж (как минимум из любви к кэмпу), конечно, Кругу, а не попсово отполированному и, главное, растиражированному Тупаку.

И тут назревает вопрос — ведь Виктор Пелевин значится одним самых высокооплачиваемых отечественных авторов. Так что ж он не наймет себе консультанта какого-нибудь? Чтобы хотя бы про вкусы хипстеров ему объясняли. И про то, что иногда лучше не публиковать, чем публиковать.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...