Коротко

Новости

Подробно

Фото: http://anton-shekhovtsov.blogspot.fr/

Кто воюет в донецкой интербригаде?

Александр Аничкин выяснил, как французские добровольцы добирались на украинский фронт

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

Сюжеты о французах, воюющих на стороне ополченцев в Донбассе, появились практически на всех федеральных каналах. Новость того стоила, но информации было маловато: Гийом, Мишель, Виктор и Никола эффектно смотрелись, но кто они "по жизни", как добирались на украинский фронт, осталось за кадром. "Огонек" попытался разобраться в этом


Александр Аничкин


Подробности о жизни и об убеждениях ньюсмейкеров пришлось собирать по крупицам не только "Огоньку" — после дебюта на российском ТВ за ними охотится вся французская пресса, для которой сюжет с "волонтерами" — и крупный скандал, и тревожный сигнал одновременно. Вот что удалось выяснить.

Гийом, как он представился в интервью российской прессе, известен по прозвищу Ленорман, то есть "нормандец". Если кому не сразу видно, на что тут намек, расшифрую: Гийом — это Вильгельм на французский лад, а самый известный Вильгельм из Нормандии — это Вильгельм Завоеватель. О Гийоме известно, что он активист различных правых организаций крайне националистического толка. Причем к своим 25 годам стаж участия в деятельности таких групп у него уже больше 10 лет. Гийом поддерживал Партию Франции — политическую организацию, отколовшуюся от Национального фронта Марин Ле Пен, когда она стала лидером этой правой партии и попыталась придать ей более приличный, мягкий имидж, приемлемый для массового избирателя. Ленорман участвовал также в группе "Идентитарная молодежь" (Jeunesses identitaires) — ультраправой националистической организации во Франции, пытающейся наладить связи с близкими по духу молодежными группами в других европейских странах. Есть еще сообщения, что Гийом был членом скинхедовской организации "Третий путь", участников которой обвиняют в убийстве в Париже летом прошлого года Клемана Мерика, активиста молодежной антифашистской группы. После того нашумевшего инцидента "Третий путь" был запрещен во Франции. Опыта участия в боевых действиях у Гийома, по-видимому, нет.

Военный опыт есть у следующего члена французской группы — Виктора. 25-летний Виктор-Альфонсо Ланта до 2012 года был капралом (сержантом) в элитном 3-м парашютном полку морской пехоты и отслужил в Афганистане, Кот-д'Ивуаре, Габоне и Чаде. В Тулузе на юге Франции, где после армии обосновался Ланта, он занялся организацией ячейки Jeunesses identitaires и другой праворадикальной группы "Революционная националистическая молодежь", также запрещенной после убийства Мерика. Еще он поддерживал связь с микрогруппой "Черная лилия". Это одна из ультраправых группировок, по сути, ячеек, известная антисемитизмом и "анархо-роялизмом", а также угрозами совершить вооруженный государственный переворот во Франции. В Тулузе Виктор привлекался по делу о нападении на чилийского студента, а журналист Фредерик Азиза, занимающийся французскими правыми, утверждает в своей книге "Кто-то пролетел над гнездом фашистов", что Ланта из армии выгнали за участие в поджоге мечети в пригороде Тулузы еще в 2008 году. Ланта, по сообщениям, подал в суд за диффамацию.

Мишель (или Микаэл) Такахаси, 26 лет, из Парижа. Известен как активный участник демонстраций в поддержку сирийского президента Башара Асада и христиан в Сирии. Он участвует в деятельности различных националистических организаций во Франции и Сербии. Откуда у него японская фамилия или прозвище, выяснить не удалось.

Следующий волонтер-- 25-летний Никола Перович. У него двойное, французское и сербское, гражданство. Перович поддерживает связи с радикальными организациями Франции и Сербии. По сообщениям, он немалую часть времени живет в Белграде. У Никола также есть воинский опыт — он бывший капрал французского 13-го батальона альпийских стрелков (егерей) и служил в Афганистане. Солдаты этого элитного подразделения проходят специальную подготовку не только для ведения боевых действий в горах, как подсказывает наименование части, но и в условиях городской войны.

Континентальный мост


О том, что европейские националисты налаживают связи в России, известно давно. Лидер Национального фронта Марин Ле Пен побывала с визитом в Москве, встречалась на высоком уровне с думцами. Ле Пен не раз публично выражала поддержку президенту Путину.

Но это официальные контакты устоявшихся политических и общественных организаций, как к ним ни относиться. О полулегальной или вовсе нелегальной деятельности радикальных микрогрупп известно меньше. Даже при том что они и не всегда скрывают, что и как делают. Французские волонтеры, появившиеся в Донбассе, переправились туда, судя по всему, по европейской сети связников, которые установили контакты на различных международных встречах и развивают их через социальные сети. В сети Facebook открыта страница группы "Континентальное единство" (Unite continentale). На странице всего 2,5 тысячи фейсбучных "лайков". Для сравнения, на официальной странице Марин Ле Пен, например, таких "галочек" более 440 тысяч. По оценкам, в группе участвует около 20 человек. "Континенталисты" нашли партнера в России — группу "Доброволец" в популярной российской социальной сети "В контакте".

"Доброволец" действует фактически как бюро по поиску и отправке в зону боевых действий националистически настроенных бывших военнослужащих, которым иногда после армии не удается найти места в обществе, и искателей приключений с экстрим-наклонностями.

Как же происходила переброска волонтеров-французов на восток Украины? После установления контактов с русскими единомышленниками Гийом Ленорман, Никола Перович и Микаэл Такахаси прибыли в Москву еще 20 июня этого года в сопровождении Ференца Алмаши, активиста одной из венгерских правых организаций. Он, видимо, выступал посредником в цепочке. По данным работающего в Вене эксперта по европейским ультраправым Антона Шеховцова, в Москве с ними встретился российский гражданин Михаил Полынков, связанный с группой "Доброволец". Далее волонтеры направились в Ростов-на-Дону, где прошли двухнедельную подготовку, и побывали в Донецке. Там уже они встретились с четвертым французским волонтером — Виктором Ланта.

По сведениям французского журналиста Пьера Сотрея, занимавшегося этой историей, волонтеры, имевшие лишь краткосрочные визы, затем выехали из России в Европу. В августе они снова приехали в Москву, но до Ростова добрался только Никола Перович, а Ленормана, Ланта и Такахаси задержали в аэропорту и отправили в Будапешт. Там они оформили заново документы и добирались в Донбасс через Харьков. И уже в 20-х числах августа от группы пришло подтверждение: "Мы в Донецке, выдано оружие и форма". Появление 1-й интербригады, как их назвали, подтвердили и лидеры ДНР.

Что дальше? И кто?


Неясно, участвовали французские волонтеры в настоящих боях или только пока попозировали перед камерами. Пьер Сотрей (его расследование опубликовала парижская Le Monde) встретился в Ростове со снайпером Павлом "Пензой". По словам Пензы, 1-я интербригада, где находятся французские добровольцы,— это не самостоятельное боевое подразделение, а нечто вроде кадрового резерва, из которого по мере надобности и по специальности подбирают бойцов для направления в отряды, участвующие в боевых действиях. Как считает Антон Шеховцов, поскольку у Виктора Ланта и Никола Перовича за плечами опыт элитных французских подразделений, по крайней мере, эти двое могут оказаться на передовой. Альпийский стрелок Никола Перович, по его собственным словам, горит желанием "сражаться плечом к плечу с русскими братьями". А морпех Виктор Ланта хочет показать "этим украинцам, на что способен французский десантник".

Они признают, что сожгли за собой все мосты и будут держаться как можно дальше от французских властей и спецслужб. Как сказал один из них, "если дело примет дурной оборот — найдем убежище в России". И еще добавляют: если здесь все закончится провалом, отправимся на Ближний Восток защищать христиан.

Гийом, Никола, Виктор и Мишель — первые из европейских "интербригадовцев", появившиеся в поле общественного зрения. Сколько разных законов нарушили французские волонтеры, еще, наверное, будут разбирать. Есть и другие, кто держится в тени, без засветки в прессе. По некоторым сообщениям, в Донбасс прибыли еще пятеро французских волонтеров. Утверждают, что в рядах повстанцев также испанцы, сербы, швейцарцы, норвежцы. Кто они, не вполне ясно.

Так же, как не ясно, только ли ультраправые, подобные "Континентальному единству", рекрутируют для российского "Добровольца" военспецов и волонтеров по всем Европам. По некоторым сообщениям, испанцы, переправленные в Донбасс, рекрутированы как раз из рядов ультралевых.

А еще более интересно, что европейские правые, из крайних, отправляются с намерением воевать за свои идеи не только на стороне "пророссийских" повстанцев, но и на стороне Украины. Из французов среди них известен, например, Гастон Бессон. Он воевал в Бирме, затем в Хорватии — в постъюгославских войнах начала 1990-х. Сейчас он, по сообщениям, находится в составе украинского батальона "Азов", где кроме него, как он сам утверждает, еще несколько французов. По сообщениям блогеров и экспертов, в столкновениях в Донбассе на стороне Украины участвовали три гражданина Швеции, три — Финляндии, один канадец и один итальянец.

Новый интернационал?


Как же так получается, что люди с одинаковыми или совсем близкими взглядами оказываются по разные стороны баррикад или, как в данном случае, даже по разные стороны линии фронта?

В нынешнем русском дискурсе есть такая фраза-аргумент — "все проплачено". Высказал какое-то мнение — ему за это заплатили, пошел на демонстрацию — за деньги, пошел на войну — как же, проплачено. Так ли это и насколько цинизм в головах мешает понять, что на самом деле движет людьми, это другой большой разговор. Но те, кто знает, как образуются, растут и финансируются низовые, самовозникающие микрогруппы, тот знает и про краудфандинг — сбор средств через социальные сети по мелочи, и про то, как много на самом деле делается бесплатно и как важна сила идей.

Французские волонтеры говорят, что денежного мотива у них совсем нет, наоборот, даже сами откладывали, копили на поездку. Пришли бороться за идею. Лестничка тут может быть такая — ищешь смысл жизни, большое, важное, на что себя положить, находишь, увлекаешься, начинаешь действовать. А дальше ведет тебя сама логика обстоятельств.

Попробуем пройти обратно по этой лестничке — от появления волонтеров в Донбассе к идеям, которые их вдохновили.

Гийом Нормандец в обошедшем российскую прессу интервью предложил сборную солянку понятий, по которым можно реконструировать представления этих молодых людей о современном мире. Гийом говорит сначала, что поддерживает "геополитическую идею единства Европы". Можно подумать, что это о Европейском союзе. Как бы не так, потому что вслед за этим: "Мы одновременно и революционеры, и традиционалисты". В таком сочетании это уже из дискурса ультраправых. "Единая Европа" вместе с "традиционализмом" — это Европа, свободная от расово чуждых иммигрантов и "неправильных" религиозных и культурных меньшинств. А революционность заключается в том, чтобы покончить с мягкотелой либеральной терпимостью правящего истеблишмента. "Идентитарии" борются за национальную идентичность.

Отсюда же в речах Гийома возникла и реконкиста — отвоевание. Reconquista — исторический термин, которым обозначают период в Средние века, когда французские, испанские и португальские правители-христиане вытеснили из Европы мавров-мусульман. В текущем политическом словаре реконкисту взяли на вооружение ультраправые националистические течения и в Америке, и в Европе.

По словам француза, в Донбассе "проводят террористическую операцию ставленники олигархов международной мафии". Эта терминология — тоже из конспирологического арсенала маргиналов-ультра. Причем как правых, так и левых. В мире все схвачено, всем управляет мировая закулиса. А в сочетании с "международным глобализмом", против которого в одиночку, по словам волонтера, борется Россия, тут еще проступает и антисемитизм: всем заправляет глобализм США, а США пляшут под дудку сионистов. В определенном контексте "международный глобализм" звучит сейчас, как в свое время у нас звучал "безродный космополитизм". Рост антисемитизма в Европе — это отдельная большая тема. После недавних событий в Газе об этом много и ожесточенно спорят.

Так что, получается, что французские волонтеры — это ультраправые с мешаниной в голове, прибывшие по каналам неформального международного "гражданского общества". Это у них называется "евразийская солидарность".

Если кому-то эта мешанина разных идей и лоскутного набора броских формул показалась знакомой, то да, вы не ошиблись. Александр Дугин — их герой. В самом прямом смысле. Вот что провозглашает в своем манифесте французская микрогруппа "Континентальное единство": "На Востоке [Европы] свободные люди, мыслители, дипломаты, активисты и простые граждане пытаются отразить эту атаку. Они нашли ответ вызову либерализма и глобализма. Этот ответ — Александр Дугин".

Как считает Антон Шеховцов (он редактирует выходящую в Германии серию книг "Исследования европейских правых"), Гийом, вполне возможно, даже встречался с Дугиным на международных конференциях.

Если кто думает, что "евразийство" исключает какую-либо почву для сотрудничества с главным геополитическим врагом — Америкой, то тот заблуждается. И в США есть поклонники "евроидентитаризма". В октябре этого года в Будапеште пройдет международная конференция, организуемая Институтом национальной политики из Монтаны, США. Институт готовит к конференции издание книги Дугина, который приглашен участвовать в этом форуме.

Этот американский институт известен как один из центров "белого национализма" — политической идеологии, пропагандирующей расовую идентичность европейской белой расы, в том числе и в самих США. С точки зрения белых националистов, у всех белых общие интересы и должны быть и общие политические действия. Институт, как и идеология, в США считается маргинальным, но пользуется растущим вниманием. Предстоящая будапештская конференция — первый выход американского центра на международную арену. До отправки волонтеров в Донбасс пока, кажется, дело еще не дошло.

"Все они отвязные русофилы"

Прямая речь

О европейцах, отправляющихся на Донбасс, "Огонек" поговорил с координатором проекта "Доброволец.орг" Михаилом Полынковым


— Михаил, вы действительно организовывали приезд в Россию ультраправых из Франции?

— Да, это правда.

— Как я понимаю, вы вербуете иностранных граждан, помогаете им пересечь границу. Это легально?

— Мы никого не вербуем, просто помогаем людям попасть в РФ, если они этого хотят. Тем, кто оказывается в России, мы предлагаем заняться вопросами гуманитарной помощи, не больше. Границу пересекать мы не помогаем. Французы попадали на территорию Украины по закону, получив визы.

— Много ли иностранцев изъявили желание воевать на стороне ополчения Донбасса и из каких они стран?

— К нам обращалось множество людей, но, конечно, не всех пропускали через границу. Были люди из Испании — целая группа, один грек, один гражданин Македонии. Даже один итальянец обращался, кадровый военный, что интересно, православный. Я стал ему объяснять, что если он оставит свою часть, то для него это будет самоубийством. По-русски никто из моих собеседников не понимал, но все они отвязные русофилы.

— Они еще будут пробовать попасть на Украину?

— Пока они до Украины не добрались, в будущем, возможно, получится. Сейчас граница на замке, с визами сложности и неясно, как пройти из России на другую сторону.

— Есть сообщения о том, что французы находятся как в составе Донецкого ополчения, так и в рядах украинских войск. У них есть какие-то отличия во взглядах?

— Да, конечно. Тот француз, который воюет на стороне украинцев, воюет против русских. А те, кто на стороне ополчения, воюют не с украинцами, а с США и мировым капиталом.

— Что больше интересует при наборе добровольцев из-за рубежа — боевые качества или идейная мотивация?

— У иностранцев важна прежде всего мотивация. Если же они не слишком большие военные профессионалы, то будут заниматься, допустим, вопросами гуманитарной помощи, а затем рассказывать своим знакомым правду о том, что происходит.

Беседовал Сергей Мельников


Комментарии
Профиль пользователя