Коротко

Новости

Подробно

5

Старое как новое

Альбер Галеев (Conde Nast Traveller) о модных марках и культурном наследии

"Стиль (женский)". Приложение от , стр. 27

В начале лета стало известно, что после десятилетнего ремонта для публики вновь открываются те залы Лувра, которые посвящены декоративному искусству золотого для Франции XVIII века. Новообретению убранства будуара Марии-Антуанетты, золотых сундуков Людовика XIV и туалетных принадлежностей маркизы де Помпадур — экспонаты вдобавок переставили, перевесили и переописали в соответствии с современным подходом к кураторству и организации музейного пространства — помогла французская часовая марка Breguet. Для нее Лувр — не просто музей, для Лувра брегеты — не просто часы. В 1802-м произведения Абрахама Луи Бреге впервые показали в стенах музея во время выставки достижений промышленников тех лет, потом их полюбил носить директор Лувра, с 1960-х коллекция брегетов в Лувре расширилась (раритеты поступили по завещанию богачки из Лиона), и в 2009-м музей провел выставку часов марки. Так что желание Breguet помочь любимому музею объяснимо так же, как и то, что выбраны для этого были залы с искусством XVIII века: на него пришлись главные изобретения основателя марки.

Модные марки вообще легко тратят деньги на восстановление шедевров и прочую арт-благотворительность. Так, в январе этого года Prada и Versace объявили о перечислении €3 млн на обновление главной модной и торговой точки в Милане — Галереи Виктора Эммануила II: памятник архитектуры не ремонтировали полвека. Тогда же стало известно, что Prada проспонсирует и заключительные этапы восстановления "Тайной вечери" Джорджо Вазари. В 1966-м картина, написанная в XVI веке на нескольких соединенных вместе деревянных панелях, полдня пролежала в воде, когда во время наводнения базилика Санта-Кроче, в которой она находилась, была подтоплена. Пытаясь не допустить окончательного разрушения "Вечери", музейные работники разделили ее на части и покрыли изображение тонкими листами бумаги. С тех пор картина лежала в запасниках, пока пять лет назад американский трастовый фонд Getty (он же управляет одноименным музеем) не профинансировал начало реставрационных работ. Теперь продолжать восстановление шедевра будет Prada, где совершенно не скрывают, что таким образом отдают дань городу, в котором появился новый бутик марки: в его витринах купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре как на ладони.

Итальянским маркам с их благими порывами повезло больше других: они, что называется, оказались в нужное время в нужном месте. Экономика стагнирует, а крупнейшие из модных компаний совсем не бедствуют. Одновременно Италия готовится провести в следующем году Всемирную выставку в Милане и хочет встретить гостей во всей красе. К тому же произведений всех видов искусства, достойных заботы, в стране достаточно — на любой вкус и кошелек. Чаще всего итальянские марки тратят деньги на открыточные, знатные руины. В декабре прошлого года группа Tod`s, в которую входит одноименный обувной бренд, а также марка одежды Fay и аксессуарные Roger Vivier и Hogan, объявила, что перечисляет €25 млн на восстановление Колизея (и пообещала позже пожертвовать еще €8 млн на реставрацию театра "Ла Скала"). Логика проста: развитие туризма обеспечит приток денег в итальянскую экономику. А как увеличить приток туристов лучше, чем отремонтировать Колизей?

Реставрацию разделили на три этапа. Сначала очистят фасад так, чтобы Колизей снова стал первоначального, бледно-желтого оттенка, и заделают трещины в стенах. Затем построят новый центр для туристов (рядом, не внутри) и, наконец, восстановят помещения, включая подземные. Сколько времени и денег в итоге на все это понадобится, неизвестно (о том, что Tod`s планирует выступить спонсором, было объявлено еще в 2010-м, но вмешалась итальянская бюрократия). Доступ к Колизею закрывать не хотят: те шесть миллионов туристов, которые, по подсчетам, ежегодно посещают этот гигантский амфитеатр, невзирая на его нынешний цвет, оставляют в Риме куда больше денег, чем способен внести самый щедрый спонсор.

Если в другой римской звездной достопримечательности — фонтане Треви — когда-нибудь искупается Анита Экберг XXI века, в этом будет заслуга марки Fendi и Сильвии Вентурини Фенди. Римлянка по рождению и месту жительства, она с радостью решила помочь городу спасти памятник. Помимо вклада в ремонт дизайнер Fendi Карл Лагерфельд сфотографировал сам фонтан, фрагменты статуй, струи воды и выпустил книгу-альбом. А рассказ о проекте теперь размещается на официальном сайте марки в разделе под названием The Magic of Fendi.

Но то достопримечательности: шесть ли миллионов туристов, шестьдесят ли их увидят, это количество все равно несравнимо с количеством зрителей кинофильмов по всему миру. А кинопленка, как известно,— материал более хрупкий, чем мрамор и известняк, да и выцветает гораздо быстрее Колизея. Оттого многие марки спасают фильмы. Dolce & Gabbana два года назад проспонсировала восстановление феллиниевского "Сатирикона". Фантасмагория 1969 года по античному сюжету режиссера из Римини — не самый очевидный выбор для модного дуэта, который в своих коллекциях чаще поет оду абстрактной итальянской чувственности и конкретным культурным памятникам вроде базилик родной для Доменико Дольче Сицилии. В этом смысле для восстановления, возможно, больше подошла бы одна из ранних феллиниевских драм "Под небом Сицилии", пленка которой старше сатириконовской на два десятка лет. Или яркий и обильный, как мода Dolce & Gabbana, оскароносный "Амаркорд", "Сладкая жизнь" (хотя бы из-за названия, которое так часто используют для описания философии Dolce & Gabbana и современной моды в целом), да и не старый еще "Город женщин", исследующий силу женской красоты и красоту женской силы, как и сами дизайнеры. Как бы то ни было, для восстановления был выбран фильм о бурном романе двух молодых красавцев и о красоте (и неприглядности) реальности, их окружающей. Подтекста не ищите, просто совпало: "Кино Феллини, Висконти, Антониони и Росселлини научило нас мечтать и вдохновляет нашу моду и дизайн",— говорили дизайнеры.

К тому же "Сладкую жизнь" и так уже отреставрировали — в рамках совместного проекта фонда Мартина Скорсезе The Film Foundation и марки Gucci. С 2006 года она оплатила реставрацию уже девяти киношедевров (фонд за 24 года существования спас более 600), включая "Бунтаря без причины", "Однажды в Америке", "Леопарда". Шесть из них сняты, конечно, итальянскими режиссерами.

Разумеется, для модных марок возможность пожить в искусстве, да к тому же в великом,— еще и новый способ выступить на ярмарке тщеславия. Причем по сравнению с прочими способами — показами основных, дополнительных, лимитированных, капсульных, круизных, кутюрных и иных возможных коллекций в рамках и за рамками Недель моды, презентациями рекламных кампаний, красноковровыми церемониями, работой над гардеробами знаменитостей, пальмовыми ветвями и даже по сравнению с замахивающимися на уровень искусства проектами вроде выпуска вещей в сотрудничестве с мастерами культуры, спонсирования молодых художников или создания костюмов для новых фильмов — инвестиции в классику эстетически беспроигрышны и этически почти безупречны. Марки получают возможность продемонстрировать свой хороший вкус, образованность, ум, скромность (над аркой Колизея ведь не повесишь неоновую вывеску "Tod`s" — даже крохотную бронзовую табличку вряд ли прикрутят). А еще — щедрость и патриотизм. Глава Tod`s Диего Делла Валле так и сформулировал: раз частный бизнес получает выгоду от обширного культурного наследия Италии, в минуту, когда страна нуждается в сохранении этого наследия, частный бизнес должен ей помочь.

Заботясь о старине, мода — как все благотворители — борется и с собственными комплексами, устраивает себе эдакий психоаналитический сеанс. Что как не упорное сохранение траченной временем кинопленки старого фильма может быть дальше от сути моды, которая живет и мыслит в категориях сезонов, а то и месяцев? А отмывание Колизея от тысячелетней грязи — идея, которая могла бы родиться только в умах представителей глянцевой индустрии: чем не шанс показать, что современная мода не просто сплошь бездушный конвейер и броский маркетинг.

Вдобавок индульгенция, которую дает подобная филантропия, помогает маркам обратить на себя внимание обычно далекой от гламура аудитории. Так, отреставрированный Dolce & Gabbana "Сатирикон" показывали на кинофестивале в Нью-Йорке, а Мартин Скорсезе в видеоролике благодарит Gucci за финансирование своего фонда не менее велеречиво, чем Антониони и Кассаветиса за вклад в историю кино. Конечно, появляются и совсем материальные дивиденды. Например, одновременно с выходом посвежевшего "Сатирикона" на экраны в продажу поступила и коллекция Dolce & Gabbana по мотивам костюмов из него. У Versace в центральном зале миланской Галереи Виктора Эммануила II теперь появится собственный бутик, причем с музеем: место уступила старейшая лавка серебряных изделий Bernasconi. А Диего Делла Валле получил шанс покритиковать Джорджо Армани, одного из богатейших итальянских дизайнеров. Делла Валле призвал Армани вложиться в ремонт миланского замка Сфорца XV века. На что получил ответ: "Я уже восстановил виллу Некки Кампильо (дом в центре Милана, построенный Пьеро Порталуппи в 1932-1935 годах, шедевр ар-деко.— прим.) много лет назад за три миллиарда лир (около €1,5-2 млн.— прим.). И я потратил на это собственные деньги, а не деньги акционеров моей компании".

От щедрости модных марок одни плюсы как искусству, так и им самим. Оттого еще любопытнее узнавать, что на время миланской "Экспо-2015" в итальянском павильоне выставят статую Давида Микеланджело. Правда, копию. Оригинал останется стоять во флорентийской Академии изящных искусств. Его, кстати, отреставрировали десять лет назад, но как раз в те дни, когда Париж праздновал открытие луврских залов при поддержке Breguet, итальянцы обсуждали результаты нового исследования состояния Давида. Оказалось, в ногах 5,5-тонной скульптуры начали появляться микротрещины и она может разрушиться от малейшего колебания основания пола Галереи Академии изящных искусств — гипотетически хоть из-за работающего на улице отбойного молотка. Ученые предлагают переместить Давида в более спокойное здание, скажем, за город, или как минимум установить в сейсмически более устойчивом зале галереи. И лучше бы спонсору этих работ поскорее найтись.

Комментарии
Профиль пользователя