Коротко


Подробно

Фото: Александр Вайнштейн / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила игры

предлагает Симеон Дянков, ректор Российской экономической школы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

У российской и европейской экономик уже есть нечто неоспоримо общее: они не растут. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в этом году российский ВВП вырастет на пренебрежительно небольшие 0,2% и всего на 1% — в 2015 году. Для еврозоны World Economic Outlook, составляемый МВФ, прогнозирует рост на 1% в этом году и на 1,5% — в следующем. Но он был опубликован еще до появления неутешительных для экономики еврозоны показателей второго квартала: общий рост был незначительным — во Франции, Германии и Италии зафиксировано его отсутствие или отрицательный рост.

Отсутствие экономического роста не новое явление. В России торможение фиксируется с 2012 года, и в прошлом году ее экономика выросла всего на 1,3%. Еврозона пережила несколько лет отсутствия роста, а в 2012 и 2013 годах он был отрицательным — минус 0,7% и минус 0,4% соответственно. И Россия, и Европа страдают от долгосрочных проблем — демографического спада и растущего разрыва в стоимости технологий и энергии с США и азиатскими регионами. Санкции, которые Евросоюз и Россия наложили друг на друга, только усугубляют ситуацию. Насколько значительными будут последствия вызванных ими взаимных шоков, еще предстоит подсчитать. Первые оценки уже даны. Бывший министр финансов России Алексей Кудрин прогнозирует возможные потери для экономики РФ примерно в €50 млрд в год (оценка включает последствия санкций не только со стороны Европы, но и со стороны США).

Экспорт из ЕС продуктов питания, запрещенный теперь Россией, составлял, по данным Eurostat, от €5,3 млрд до €6,8 млрд в год. Из общего объема экспорта стран еврозоны на поставки в Россию приходится всего 5%, то есть на первый взгляд потери должны быть небольшими. Но некоторые экономики пострадают больше других. Италия, например, экспортировала в Россию в прошлом году товаров на €12,7 млрд, Франция — более чем на €10 млрд. Нидерланды в августе оценили прямой ущерб от потери российского рынка в €200 млн, еще €300 млн косвенного ущерба в год принесет реэкспорт голландских продуктов через страны Балтии. Румыния может потерять около €40 млн. Союз сельхозпроизводителей Болгарии оценил свои потери в €14 млн. Но самая большая проблема — возросшая неопределенность для инвесторов и удар по доверию деловых кругов. У европейских инвесторов много проектов в России, теперь им может грозить задержка в реализации или даже отмена. Российские инвесторы также были активны на европейских рынках — теперь на них будут смотреть с повышенной подозрительностью.

Многие видные российские политики говорят о возможных преимуществах, которые создают санкции для экономики страны. Например, министр экономического развития Алексей Улюкаев в недавней статье пишет: "С введением ответных санкций по ограничению импорта мы получили уникальную возможность развивать важнейшие отрасли, такие как сельское хозяйство и переработка пищевых продуктов". Но общеизвестно, что автаркия с ее барьерами для торговли никогда не помогает экономике. Она только искажает ее структуру, и это особенно больно бьет по потребителям. Ошибки во временных рамках реализации инвестпроектов, создающиеся торговыми барьерами, еще хуже. Местные производители под воздействием подобной риторики могут принять решение инвестировать в свои мощности без оглядки на реальность — только для того, чтобы в скором будущем увидеть: рынки снова открываются, доходность их избыточных по объему инвестиций резко и безнадежно падает.

Что может помочь в такой ситуации? С моей точки зрения, российским деловым кругам нужно начать действительно честное обсуждение реальных последствий взаимных санкций. Есть несложные и работающие методики подсчета ущерба, дающие в том числе картину распределения угроз по секторам и по времени, они позволяют учесть не только торговые потери, но и, например, ущерб от сокращения рабочих мест в национальных экономиках. Можно точно и достоверно показать, как санкции наносят ущерб обеим сторонам, кто действительно несет на себе бремя расходов. С такими оценками в руках российские бизнес-ассоциации могли бы начать диалог со своими европейскими партнерами. Многие лидеры бизнеса в Европе активно высказывались об отрицательных последствиях санкций для экономики. Их коллеги из России пока вне публичных обсуждений проблемы. Когда доказательства ущерба от санкций подтвердятся как российским, так и европейским бизнесом, они могут совместно начать обсуждение с политиками своих стран, кто виноват, что делать.

В противном случае экономические выгоды от двусторонней торговли останутся на заднем плане, политическое позерство окончательно подавит здравый смысл. Это сделает задачу политиков в поиске компромисса еще сложнее — так не должно произойти: чтобы найти выход из ситуации, нужна в полном смысле совместная работа всех сторон.

Комментарии
Профиль пользователя