Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Представители командования заявили, что десантники заблудились во время учений"

от

Командование костромских десантников встретилось с семьями задержанных на Украине бойцов. Представитель костромского Комитета солдатских матерей Людмила Хохлова, которая координировала встречу родственников с военными, побеседовала с ведущей "Коммерсантъ FM" Дарьей Полыгаевой.


Служба безопасности Украины 25 августа заявила, что на российско-украинской границе в районе населенного пункта Зеркальный Донецкой области задержаны десять российских десантников с оружием и документами.

— Скажите, как проходила встреча, кто общался с родными со стороны командования?

— Из командования было два представителя дивизии, которому подчиняется данный полк, и представитель полка по воспитательной работе.

— Что они сообщили?

— По сути дела, они ничего не сообщили, потому что они сказали, что у них пока никаких новостей нет, потом зачитали нам список, что, да, действительно десять человек находятся в плену, двое убитых и остальные раненые, которым оказана была медицинская помощь, а у кого раны более тяжелые — отправлены в госпиталь.

— При каких обстоятельствах и где это произошло, они сообщили?

— Они не сказали место, где это произошло, сказали, что учения были и ребята заблудились.

— Учения где, в Ростовской области?

— Да.

— Скажите, какие имена и фамилии руководство части, кто общался конкретно?

— Бабиков, это замкомандира по воспитательной работе. Два полковника было с дивизии, но фамилии так сказали, что плохо было слышно, я сидела как раз немножко сзади, народу было очень много, потому что мы-то ведь собирались только в два часа переговорить с ними по поводу десяти ребят, которые попали в плен. Но тут к двум часам уже собралось столько, тут уже было непонятно, кто были родственники, кто были знакомые, кто это, народу было очень много. И в основном там, знаете, начали выяснение отношений, в общем, свелось к тому, что, вы меня простите, но получился какой-то базар-вокзал.

— Как люди реагировали на эти сообщения, все-таки им сообщили, что два человека погибли?

— Это не наши, не костромские.

— Не костромские?

— Нет, это не костромские.

— А кто погиб?

— Там две фамилии я даже не помню, у меня при себе списка-то нет.

— Откуда эти военные?

— Не могу сказать, не знаю, они не сообщали, откуда, просто они сообщили, что двое погибших.

— Что касается раненых, сколько человек получили ранение?

— Так, ранения, я не знаю, они там говорили, но конкретно сколько их было, число они не говорили. Сказали, что раненым оказана медицинская помощь, у которых более тяжелые ранения — отправлены в госпиталь.

— То есть, ранены в том числе и костромские десантники, да?

— Я так поняла, что да, очевидно, кто-то и из наших был. Может быть, у них-то, конечно, данные есть, но нам-то они не сообщают.

— Что они сказали, где сейчас находятся костромские военные, которых отправили на учения?

— Не говорят. Нам они не сообщили.

— Но они говорят, что они в командировке находятся, да?

— Они находятся на учениях.

— На учениях в Ростовской области?

— Да.

— Когда они вернутся, связываются ли с ними родственники?

— Никто не знает это все.

— У родственников есть возможность с ними связаться?

— Ну, мы связываемся, вот он мне сам звонил сегодня, спрашивал, как у нас дела.

— Кто вам звонил?

— Звонил представитель заместителя командира из ивановской дивизии, которой подчиняется наш полк, он меня спрашивал, как у нас дела и какие новости у меня есть.

— Но есть ли у родственников возможность связаться с военными, которые находятся где-то в командировке?

— Нет.

— Что рассказывают сами родственники, при каких обстоятельствах их родные, костромские военные, отправились в командировку, что им говорили, вообще куда их отправляют?

— На учения.

— На учения куда?

— Они поехали на учения в Ростов-на-Дону.

— И потом пропала с ними связь или почему обеспокоились вообще?

— Ну, как это родители все говорили, и, кстати, и сами эти военные подтвердили, что сотовые телефоны у всех забрали. Все были сданы на хранение.

— То есть в ответ на прямой вопрос, где сейчас находятся военные, представители командования ничего не отвечают?

— Нет, я так поняла, что информация в настоящее время закрыта.

— В прессе появилась информация о том, что есть военные, которые задержаны на Украине, об этом родственникам что-то говорили, или может, они знают из своих источников?

— Вы имеете в виду, что это десять пленных что ли?

— Да.

— Да, есть информация о том, что они действительно находятся в плену, постоянно Украина шлет на сайты эти выкладки о том, что вот показывали одной матери, что ее сын, связанные и ноги, и руки веревками, и что его там голову поднимают, ну, за волосы сзади держат, а потом показывают их допрос. Но там видно сразу, что спиной сидит, там закрыто тентом, и видно то, что текст ему написан, не в камеру смотрит, а вверх, текст ему, очевидно, заранее написан, что он его читает, потому что просто как по книге.

— А что говорят представители командования, пытаются ли освободить сейчас российских военных?

— Ну, вот я вам говорю, что вот сейчас буквально перед вами мне позвонил заместитель командира и меня спрашивает, какие новости есть.

— То есть никакой информации об этом?

— Они меня спрашивают, понимаете, можно подумать, что я главнокомандующий.

— А что они отвечают в ответ на вопросы родных, просто молчат?

— Ничего не говорят, будем заниматься, занимаемся. А чем занимаются, никто не знает. Пока всем занимаемся мы.

— Скажите, пожалуйста, что делают родные военных, может быть, еще какие-то они попытки предпринимают, может быть, связываются с журналистами с места событий?

— Да, с журналистами мы связываемся, они сами здесь. И дело в том, что сейчас мы будем добиваться, я хочу позвонить в Министерство обороны или в Министерство иностранных дел и узнать, какие меры принимаются по освобождению наших ребят. Если нет, то придется выезжать нам самим туда.

— Людмила Анатольевна, известно, со сколькими еще военными родные не могут связаться?

— Нет, неизвестно, потому что мы занимаемся только костромскими, которые ко мне обратились.

— К вам обратились родные только десяти военных, я правильно поняла?

— Да.

Комментарии
Профиль пользователя