Коротко


Подробно

во весь экран

Приложение
Нефть
Номер 121 от 06-07-2000
Полоса 014
 Второй передел
Обострилась борьба за остатки нефтяной госсобственности


       Частные нефтяные компании продолжают охоту за "нефтяными" акциями, которые до сих пор остались в госсобственности. Наибольший интерес у них вызывают "Славнефть" и ОНАКО. Однако госкомпании не хотят быть поглощенными и делают все возможное для того, чтобы приватизация не состоялась. Причем действуют они примерно одинаково.
       
Борьба за "Славнефть"
       О планах ТНК по приобретению акций госкомпании "Славнефть" стало известно весной. Президент ТНК Семен Кукес заявил о том, что компания владеет 12,6% акций "Славнефти" и намерена купить еще около 20%, находящихся в госсобственности. Тогда же ТНК начала скупать акции дочерних предприятий "Славнефти". В некоторых из них она приобрела приличные пакеты; например, в "Ярославнефтеоргсинтезе" (ЯНОС; 51,9% принадлежит "Славнефти") структуры, аффилированные с ТНК, завладели 33,1% акций.
       На годовом собрании акционеров ЯНОСа "Славнефть" включила в повестку дня вопрос о допэмиссии акций предприятия. Материнская компания собиралась приобрести весь выпуск и объясняла необходимость допэмиссии следующим: компания выступает гарантом кредита в $200 млн, который Японский банк международного сотрудничества собирается предоставить ЯНОСу для модернизации. А в условиях, когда "Славнефти" принадлежит лишь немногим более половины уставного капитала предприятия, она не может гарантировать возврат средств. Разумеется, ТНК заблокировала это решение (по закону для его принятия требуется 75%), ведь иначе ее участие в ЯНОСе сократилось бы до 5%.
       В ответ глава "Славнефти" Михаил Гуцериев объявил, что компания берет на вооружение тактику ТНК и начинает скупать акции ее дочерних компаний. Бумаги планируется приобретать у физических лиц, в основном работников нефтедобывающих организаций, получивших акции в ходе приватизации. Первые два пункта скупки акций открылись в Нижневартовске, все месторождения, на которых ТНК добывает нефть, находятся рядом с этим городом.
       Впрочем, в "Славнефти" понимают, что даже если ей удастся скупить у физических лиц все принадлежащие им акции "дочек" ТНК, доля "Славнефти" в них не вырастет до блокирующей. Во всех своих добывающих подразделениях ТНК контролирует более 80% акций. Поэтому "Славнефть" решила собрать под свое крыло всех обиженных ТНК нефтедобытчиков. Идея следующая: чем больше шума будет вокруг ТНК, тем труднее ей будет продолжать поглощение "Славнефти".
       В середине июня "Славнефть" подписала соглашение о сотрудничестве с ЗАО "Корпорация 'Югранефть'". ТНК еще с начала года отказывалась сдавать сырье "Югранефти" в систему магистральных трубопроводов (для этого нефть должна пройти по нефтепроводам, расположенным на месторождениях ТНК). Несмотря на предупреждения Минтопэнерго, договор на транспортировку нефти так и не был заключен: ТНК настаивала на переучете добываемого корпорацией сырья. В результате объем неотгруженной нефти корпорации превысил 125 тыс. т.
       После заключения соглашения с "Югранефтью" "Славнефть" потребовала, чтобы ТНК "безотлагательно оформила договор с 'Югранефтью' о прокачке сырья, которое она добывает". Буквально на следующий день "ТНК-Нижневартовск" и "Югранефть" подписали протокол об урегулировании разногласий. Однако, как сообщили "Интерфаксу-АНИ" в самой корпорации, "договор на транспортировку нефти носит принципиально неравноправный характер и ущемляет интересы 'Югранефти'". Корпорация, дескать, была вынуждена пойти на его подписание под влиянием обстоятельств. Она и в дальнейшем будет добиваться справедливости, пока ТНК не перестанет ущемлять интересы "Югранефти". И скорее всего, коль скоро "Славнефть" выступила защитником "Югранефти" (контрольный пакет акций которой она собирается купить), госкомпания еще долго будет припоминать ТНК обиды, нанесенные корпорации.
       
Борьба за ОНАКО
       Схема, по которой ЮКОС проводит поглощение госкомпании ОНАКО, схожа с той, которую использует ТНК. В конце января ЮКОС объявил о приобретении 16% голосующих акций "Оренбургнефти", основного предприятия ОНАКО (ей принадлежат 50,5% акций). ЮКОСу добыча в Оренбургской области не помешает: в начале 90-х годов находящиеся там предприятия поставляли на соседние самарские НПЗ, которые сейчас принадлежат ЮКОСу, 2 млн т нефти в год. Купив акции, ЮКОС планировал ввести в совет "Оренбургнефти" своих представителей и участвовать в ее управлении.
       В ответ ОНАКО так же, как и "Славнефть" на ЯНОСе, попыталась провести допэмиссию на "Оренбургнефти" — для того чтобы уменьшить пакет акций нежелательного акционера. И так же, как и у "Славнефти", у нее ничего не получилось. Против этого решения проголосовали 30% акций. Возможно, ЮКОСу удалось уговорить ряд частных совладельцев проголосовать против допэмиссии, но, что вполне вероятно, 38% — это и есть реальная доля ЮКОСа в "Оренбургнефти".
       В начале июня глава ЮКОСа Михаил Ходорковский заявил, что возглавляемая им компания, возможно, будет участвовать в приватизации ОНАКО не в одиночку. Партнером по приватизации может выступить "ЛУКойл", с которым ЮКОС ведет соответствующие переговоры. В объединении усилий есть свой резон. ЮКОС интересует добыча в области, а "ЛУКойлу" сильно недостает перерабатывающих мощностей в России. Входящий в ОНАКО Оренбургский НПЗ может оказаться "ЛУКойлу" весьма кстати.
       Вскоре у "ЛУКойла" появился в ОНАКО свой человек. В конце мая ее президентом был выбран Азат Шамсуаров, бывший гендиректор "Урайнефтегаза", дочернего предприятия "ЛУКойла". Экс-глава "Урайнефтегаза" не имеет никакого отношения ни к местной команде менеджеров ОНАКО, ни к областной администрации; именно они наиболее яростно сопротивляются планам приватизации ОНАКО. Именно поэтому Шамсуаров сможет наилучшим образом подготовить госкомпанию к продаже.
       И "ЛУКойл", и ЮКОС уже объявили о своей заинтересованности в ОНАКО, правда, поодиночке. И у той и у другой компании есть свои козыри: у ЮКОСа — крупный пакет акций "Оренбургнефти", а у "ЛУКойла" — "свой" глава ОНАКО. Будут ли крупнейшие российские нефтекомпании бороться за ОНАКО в одиночку или объединят свои усилия, пока неизвестно. Однако дальнейшего развития событий следует ждать после того, как Мингосимущество официально объявит о продаже госкомпании.
       
Что останется у государства
       По сути, ТНК, ЮКОС и "ЛУКойл" занимаются тем, что ускоряют процесс принятия решений об окончательной приватизации нефтяной отрасли. Действия частных нефтекомпаний пока еще не привели к снижению управляемости дочерними предприятиями "Славнефти" и ОНАКО. И ЯНОСом, и "Оренбургнефтью" управляют люди, представляющие интересы топ-менеджерских команд госкомпаний, местных администраций и т. д. Но это дело времени, рано или поздно в состав советов директоров этих предприятий войдут представители их новых крупных совладельцев. Разумеется, в работе предприятий их многое не будет устраивать, поэтому дальнейшие конфликты неизбежны. И тогда МГИ сможет заявить, что госкомпании работают неэффективно и что от них слишком много шума. И чтобы они наконец заработали в полную силу, их нужно поскорее продать.
       В этих условиях максимальные шансы остаться государственной компанией — у "Роснефти": сейчас она без лишней огласки ведет переход дочерних предприятий на единую акцию. Когда она закончит этот процесс, никто из "частников" не сможет диктовать ей свою волю.
       ПЕТР САПОЖНИКОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение