Коротко


Подробно

во весь экран

Приложение
Soft
Номер 092 от 25-05-2000
Полоса 020
 Программист-прагматик

       Однажды один американский банкир, входящий в число пользователей программных продуктов SAS Institute, сравнил главу этой компании Джима Гуднайта с волшебником страны Оз — Гудвин, Гуднайт... Сравнение оказалось живучим. С тех пор Гуднайта часто называют волшебником, а его владение в штате Северная Каролина, где находится штаб-квартира компании SAS Institute,— Волшебной страной. У нас этого человека, миллиардера и владельца самой крупной в мире не публичной программистской фирмы, скорее всего, назвали бы коммунистом-прагматиком.

Предприятие образцового содержания
       Возможен ли коммунизм в отдельно взятой фирме? После знакомства с кампусом SAS Institute на этот вопрос хочется ответить утвердительно. Каждый день там происходят чудеса, достойные классической утопии. Обеспечивает их хозяин фирмы, но ему и в голову никогда не придет почитать труды классиков коммунизма. Нет, он типичный капиталист, продает компьютерные программы, с помощью которых американские чиновники анализируют демографическую ситуацию в стране и предсказывают урожаи, телефонные операторы выставляют счета абонентам, а банкиры следят за состоянием клиентских счетов. Однако в рейтингах американских фирм по уровню комфортности рабочих условий компания SAS Institute занимает верхние строчки.
       Владения SAS Institute окружены рвом, вход в них пролегает через железные ворота. В шесть часов вечера эти ворота с лязгом захлопываются за последними дневными обитателями "волшебной страны". А в шесть утра открываются перед первыми тружениками. Здесь царит культ здорового образа жизни. Помимо холмов, озер, цветников и разбросанных среди них двух десятков зданий на 80 гектарах владения есть еще огромный спортивный комплекс. Футбольное и бейсбольное поля, две баскетбольные площадки, поле для гольфа, бассейн, тренажерные залы и залы для аэробики, студия африканского танца, теннисные и бильярдные столы. Приглашенный гуру обучает всех желающих основам йоги и медитации.
       Рядом бесплатная поликлиника, оснащенная самой современной аппаратурой, где трудятся два доктора, десяток медсестер и массажистов. Число оплачиваемых больничных дней не ограничено. Отпуск по болезни распространяется и на уход за заболевшими членами семьи (членами семьи здесь считают, например, и бойфрендов). 35-часовая рабочая неделя, дополнительно оплачиваемые рождественские каникулы, институт координаторов, решающих бытовые проблемы сотрудников. (Скажем, если кто-то озабочен поиском дома престарелых для своей матушки, живущей в Бруклине,— он может рассчитывать на помощь такого координатора.) Что еще? Бесплатная прачечная, два детских сада с воспитателями и нянечками. В течение рабочего дня родители могут в любой момент забрать ребенка из садика — например, чтобы пообедать в гигантском кафетерии под звуки фортепиано.
       Вот уже 15 лет каждую среду по всем закоулкам "страны SAS" развозятся сотни килограммов M & M`s. Делается это по приказу хозяина. Живет он в двухэтажном доме, выстроенном в старом колониальном стиле на границе анклава. Оттуда он каждое утро приходит в свой рабочий кабинет, садится за компьютер и руководит большим бизнесом — созданием компьютерных программ для управления информацией. Он с азартом 19-летнего юнца отдается программированию, способен молниеносно писать программы самого разного назначения, будь то сложный статанализ, компьютерные игры или алгоритм гарантированного выигрыша в очко. Однако в пять часов пополудни, когда автоответчик SAS сообщает: "Большинство отделов компании в это время уже закрыто", он отправляется домой и настаивает, чтобы его сотрудники поступали так же. Сотрудники получают за свой труд не слишком большую по американским меркам зарплату, однако не устают повторять: "Лучше быть счастливым и здоровым, чем иметь немного больше денег".
       
Мечта капиталиста
       В молодости у Джима Гуднайта, как и у любого американца, была своя Мечта. Но никаких предпосылок к тому, что эта мечта осуществится, 30 лет назад не было. В школьные годы Джим помогал отцу торговать и вести складской учет в собственном магазине механического оборудования. Контуры будущего бизнеса обозначились, когда он начал посещать курс компьютерного программирования в университете Северной Каролины. В какой-то момент, как вспоминает Гуднайт, его озарило и он написал свою первую программу по статистическому анализу данных. Учеба закончилась, и начались поиски работы. Гуднайт вспоминает, как он, начинающий программист, проходил испытательный срок в одной известной фирме: "Люди, похожие на запрограммированных андроидов, сидели за столами, выстроенными в строгие ряды, в помещении, смахивающем на ангар для самолетов. Никаких перегородок, создающих хотя бы иллюзию уединения, ни одного места, где можно было бы размять затекшие ноги, ни одной детали интерьера, способной привлечь усталый взгляд. Это зрелище меня просто удручало. Конечно, я не пошел работать в ту фирму". Гуднайт мечтал завести свое дело и устроить его таким образом, чтобы все участники — клиенты, партнеры, сотрудники — считали себя одной семьей. И никакого принуждения — только удобство и здравый смысл.
       С этой мечтой Гуднайт вернулся в alma mater: защитив докторскую диссертацию по матстатистике, он занялся преподаванием. Вскоре Джим свел знакомство с внештатным сотрудником университета Энтони Бэрром, который уже успел пару лет поработать в IBM над информационной системой для Пентагона. Гуднайт и Бэрр занялись составлением программ анализа агропромышленных данных по заказу профильных ведомств Северной Каролины. На полученный грант они разработали универсальную аналитическую программу, которую назвали SAS (Statistical Analysis System). Программа пользовалась спросом: ее охотно брали в аренду агропромышленники из южных штатов, потом ею заинтересовались фармацевтические компании, и число клиентов быстро перевалило за сотню.
       Джим почуял, что этот академический проект может стать основой большого бизнеса. Гуднайт с Бэрром отправились к местным чиновникам и уговорили их уступить права на SAS. Это было несложно: чиновники мало смыслили в компьютерных делах и согласились при условии, что все модификации программы штат будет получать бесплатно. Вскоре родилась новая фирма SAS Institute. Ее учредителями стали четыре профессора: Бэрр получил 40% уставного фонда, Гуднайт — 35%, по 25% досталось Джону Соллу и Джейн Хельвиг.
       Профессорское предприятие сразу начало приносить деньги — контракты сыпались один за другим. Только раз SAS Institute влезла в долги — по закладной на строительство своего первого офиса на арендованной около университета территории. Закладную фирма быстро выкупила и больше уже никогда не занимала ни цента.
       Прошло три года. На компанию хлынул "золотой дождь", но Энтони Бэрр решил, что с него хватит, и продал свою долю в SAS за $340 млн. Спустя несколько лет из бизнеса вышла и Джейн Хельвиг, чего, впрочем, никто не заметил: SAS Institute уже прочно ассоциировалась с именем Гуднайта — ему принадлежали и до сих пор принадлежат две трети капитала компании, и он заправляет всеми делами.
       Когда в конце 70-х Гуднайт принялся скупать участки в окрестностях каролинского города Кэри, многие не поняли его намерений. Между тем Джим приступил к реализации своей Мечты. В 1980 году он переместил фирму с ее 35 сотрудниками в "страну SAS".
       
Скромный герой
       Личное состояние Джима Гуднайта оценивается в $3 млрд. Однако он по-прежнему оставляет впечатление сугубо технического человека — настоящий профессор, обладающий ярким, порой язвительным остроумием. Гуднайт не любит вступать в философские споры о тактике и стратегии бизнеса, о том, как положено вести дело, поэтому заслужил репутацию человека скрытного. Он действует по наитию — просто делает то, что считает правильным. И интуиция, надо признать, его не подводит: в 1999 году оборот SAS Institute превысил $1 млрд (рост составил 17%). Как подчеркнул Гуднайт на состоявшемся в апреле "собрании производственного коллектива", компания демонстрирует двузначные цифры роста вот уже 23 года подряд.
       В пояснении к списку богатейших людей планеты журнала Forbes про Гуднайта говорится: "По утрам пишет компьютерный код". И это не пиаровский миф. Когда в прошлом году в штаб-квартиру SAS приехала первая группа важных заказчиков из России, Джим не стал их мучить рассказами о продуктах компании, а показал свой виртуальный рабочий кабинет, откуда он управляет фирмой. На компьютере у Джима за каждой иконкой открывается целый мир. Тут — информация о деятельности всех офисов SAS, здесь — данные об эффективности труда разработчиков, а там — игротека: крестики-нолики, шахматы, покер. Все это Джим придумал и реализовал сам.
       Впрочем, вне офиса он умеет не вспоминать о работе и даже не проверяет электронную почту. Гуднайт — большой знаток и ценитель живописи и скульптуры. Если произведение ему нравится, покупает не торгуясь. И настойчиво приобщает к искусству сотрудников, держа в штате SAS группу профессиональных художников, которые пишут картины для компании. Вообще, в работников и их семьи Гуднайт инвестирует, пожалуй, не меньше, чем в разработки новых программ. Помимо всех удобств и льгот, доступных служащим SAS, хозяин поощряет достойных еще и тем, что дает им возможность недорого купить ухоженный участок под строительство дома. "Семейный подход" Гуднайта оценен по достоинству: SAS Institute занимает третье место в списке журнала Fortune "100 лучших мест для работы в США", а также входит в первую десятку рейтинга "Лучшие фирмы для работающих матерей" журнала Working Mother и топ-10 "Лучшие компании для работы и семьи" журнала Business Week.
       Северная Каролина тоже от него в восторге. Еще бы, несколько лет назад Гуднайт спас от банкротства местную авиакомпанию Midway Airlines. Он создал пул инвесторов, выкупил контрольный пакет Midway, влил в нее $22 млн и назначил нового президента. Авиакомпания ожила и в 1997 году получила прибыль. "Мы чувствовали,— говорит Гуднайт,— что Midway нужна штату и нашему бизнесу. А то бы пришлось летать на юг через Атланту".
       
Частное дело
       Пойдет ли и если пойдет, то когда SAS Institute на биржу — любимая тема спекуляций на Уолл-стрит. Самому Гуднайту делать компанию публичной явно не хочется. Когда его спрашивали о выходе на биржу, он обычно отвечал: "А зачем? Мне и так хорошо. Однажды крупный нью-йоркский банкир сказал мне за ужином: 'Джим, если тебе не нужны деньги, не ходи на паблик'. Денег у нас достаточно, поэтому идти на биржу ради увеличения капитализации нужды нет. И потом публичность — это ведь сплошное мучение. Каждый квартал отчитывайся перед акционерами о прибыли и заботься о том, чтобы она была выше, чем год назад. Да я о персонале так не забочусь..."
       Гуднайту и без биржи управлять своим бизнесом комфортно, а забота о персонале на поверку оказывается очень прагматичной. Текучесть кадров в SAS Institute — не более 4% в год (в среднем по американской индустрии software — 15%). Можно сказать, что в компании нет причин для внутренних конфликтов и раздоров. А если посчитать все затраты на замену специалистов, то экономия SAS по этому пункту составит внушительную сумму — около $60 млн в год. Есть на что баловать сотрудников. И потом, большинство услуг для работников в SAS проходят по затратным статьям и налогами не облагаются — тогда как высокие оклады налоговики немедленно уполовинят. Доктор Гуднайт строго придерживается принципа: дела нужно вести так, чтобы налоговые отчисления были минимальными.
       И все-таки Гуднайту придется идти на биржу, подвергая тем самым опасности самобытный уклад своей фирмы. И причина тому — Интернет, вернее, фантастические первичные размещения акций (IPO) молодых интернет-компаний. Получая немыслимые деньги на IPO, они переманивают специалистов из других фирм, предлагая им, помимо высокой зарплаты, еще и stock options — пакеты акций. Текучесть кадров в SAS Institute выросла с 3% в 1998 году до 5% в 1999-м. Поэтому Гуднайт объявил в апреле, что в течение года-полутора планирует разместить на бирже 15% акций SAS, но только ради того, чтобы удержать старых сотрудников и привлечь новых. Кадры Гуднайту нужны самому, чтобы разрабатывать новые программы для поддержки электронного бизнеса. Ведь в процессе взаимодействия через Интернет в компаниях накапливаются огромные объемы данных. Из этой разрозненной информации нужно извлекать знания и доводить их до сведения тех, кто принимает ответственные решения. Именно над такими инструментами работает сейчас SAS.
       О планах по IPO Гуднайт объявил 14 апреля — именно в этот день произошло первое резкое падение индекса NASDAQ, характеризующего состояние американской индустрии high tech. В дальнейшем падение NASDAQ продолжилось, он спустился уже на треть с былых высот, и можно ожидать, что фантастических IPO интернет-компаний больше не будет. Не исключено, что Джим Гуднайт передумает отдавать акции на биржу — ведь прежде всего он ценит душевный покой.
       С другой стороны, хотя в 1999 году, по данным IDC, SAS Institute намного опередила соперников на рынке статистических систем и средств добычи данных, конкуренты не дремлют: Oracle, Informix, Platinum тоже не новички в бизнесе. И еще Microsoft. "К 2005 году,— говорит Гуднайт,— Microsoft, по-видимому, вытеснит из бизнеса всех других производителей софта. Это их главная цель. Они нацелились и на нас. Они сделали подобный нашему продукт и начали раздавать его бесплатно как часть своего пакета SQL Server. Это их типичная тактика — то, за что другие люди платят, они отдают за так".
       И потом, Джиму Гуднайту за 50. У него трое детей, и только старшая дочь Сьюзен работает в SAS. В чьих руках окажется "страна SAS", когда хозяин решит отойти от дел? Между тем публичный статус гарантировал бы компании ликвидность и жизнеспособность. Перед "волшебником" стоит трудный выбор.
       
       ИГОРЬ ПИЧУГИН
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение