во весь экран  Полный мясной развал
Мясопереработчики страдают от гуманитарной помощи


       Несмотря на практически полное отсутствие конкуренции со стороны импортеров, отечественные производители мясопродуктов по-прежнему находятся в весьма непростом положении. Наладив производство и сбыт, многие из них так и не смогли решить проблемы с сырьем — его основными поставщиками до сих пор являются зарубежные компании.
       
Себе в убыток
       Времена, когда руководители крупных мясокомбинатов собирали шумные пресс-конференции с требованиями к правительству "прекратить массированный импорт" польских и бельгийских аналогов "Докторской" и "Любительской", ушли в небытие. Сейчас доля импортной мясной продукции на нашем рынке не превышает 5%. Причем формируется она в основном за счет тех мясопродуктов, которые наши комбинаты пока не производят в товарных количествах (в первую очередь это касается различных деликатесов). Во всех остальных секторах мясного рынка господство отечественного производителя полное — российская колбаса после четырехкратного роста курса доллара оказалась почти вдвое дешевле импортной. Как заметил один из импортеров мясопродуктов, "даже если я не буду платить за таможню, все равно импорт будет дороже".
       В этой ситуации практически все крупные мясокомбинаты значительно увеличили объем производства, стараясь как можно быстрее занять освободившиеся ниши. Появилось множество небольших мясоперерабатывающих заводов, не пытающихся тягаться с гигантами по условиям поставок и широте ассортимента, но зато вполне конкурентоспособных по цене.
       Однако говорить об общем подъеме отрасли пока еще рано: увеличив объемы выпуска многие производители мясопродуктов были вынуждены резко снизить собственную рентабельность. Дело в том, что доходы населения, а вместе с ними и спрос после кризиса резко упали. По некоторым оценкам, сейчас средний россиянин покупает в год на 15% мяса и мясопродуктов меньше, чем до событий августа 1998 года.
       Помимо общего снижения потребления, обнаружилась еще одна весьма неприятная для мясопереработчиков тенденция. Если раньше доля колбасных изделий в структуре потребления мяса и мясопродуктов занимала более 60%, то сейчас этот показатель снизился до 30-40% в зависимости от региона. Для многих слоев населения стало выгоднее покупать не колбасу, а мясо.
       Поэтому мясопереработчики оказались практически лишены возможности повышать отпускные цены. Между тем делать это было необходимо: все крупные мясокомбинаты работают на импортном мясе, которое дорожает пропорционально доллару. В результате практически все производители колбасы оказались перед дилеммой: либо повысить цены и потерять рынок, либо продолжать производить колбасу с рентабельностью 1-5%. Большинство предпочло второй вариант, и это выглядит достаточно логично: предприятие сохраняет своих покупателей, а затем, когда рынок начнет расти, увеличит цены и собственную рентабельность.
       Однако пока никаких предпосылок для роста нет. Более того, в конце прошлого года многие мясокомбинаты оказались перед угрозой "работы в минус". Виной всему гуманитарная помощь.
       
"Гуманитарная" катастрофа
       Общий объем "гуманитарного" мяса, поступившего в Россию в прошлом году, составил около 500 тыс. тонн. В масштабах рынках это всего около 6-8%. Однако из-за того, что гуманитарная помощь поступала в Россию крайне неравномерно (основная масса мяса из продпомощи пришла в начале осени), рынок оказался на грани развала: цены на "гуманитарное" мясо были на 5-10% ниже среднерыночных. Появление значительных партий этого товара привело к полной остановке профессиональных импортеров: заниматься "негуманитарным" мясом стало просто невыгодно. Первыми пострадали мясные операторы, работающие в Северо-Западном регионе, через который проходили основные поставки мясной "помощи". Потом пришла очередь Москвы.
       Пытаясь как-то исправить ситуацию, большинство импортеров начали переговоры со своими поставщиками о снижении цен. Однако особых результатов это не принесло: 1 октября правительство повысило импортные пошлины на мясо, что мгновенно компенсировало новые цены поставщиков. Таким образом, легально ввозить "негуманитарное" мясо стало просто бессмысленно, и многие импортеры начали пользоваться услугами так называемых таможенных брокеров, экономивших на процедуре растаможивания. К концу прошлого года российский рынок состоял в основном из "гуманитарного" мяса и продукции, ввезенной в страну по "серым" и "черным" схемам. Единая цена на мясо перестала существовать.
       Такое положение вещей не могло не отразиться на крупных покупателях импортного мяса — мясокомбинатах. Некоторым предприятиям удалось получить гуманитарную помощь, кто-то покупал мясо через брокеров. Наиболее неудачливые были вынуждены довольствоваться легально ввезенным товаром. Разница затрат на покупку сырья у двух примерно одинаковых предприятий могла достигать 20-30% (до поставок гуманитарной помощи эти затраты были приблизительно равны). Естественно, это сразу отразилось на конечной стоимости колбасы: средняя "сырьевая составляющая" в отпускной цене большинства мясокомбинатов достигает 70%. "Наличие на мясном рынке гуманитарной помощи ставит в неравное положение тех, у кого она есть, и тех, кто снабжается за счет импорта, цена на который напрямую связана с курсом доллара,— сказал генеральный директор московского завода 'Кампомос' Юрий Ковалев.— Можно констатировать: наличие 'гуманитарного' мяса нарушает естественную конкуренцию на мясном рынке".
       Понятно, что в этом положении согласованно поддерживать цены было просто невозможно. Часть мелких мясокомбинатов, получив дешевое сырье, занялись откровенным демпингом, получая при этом огромную по меркам мясного рынка прибыль в 15-20%. Их конкуренты, работавшие по прежним схемам, наоборот, торговали себе в убыток, да еще и по более высоким ценам. В итоге в конце прошлого года крупные мясопереработчики впервые за последние несколько лет столкнулись с удивительным фактом: в декабре сбыт мясопродуктов у них вместо того, чтобы вырасти на 15-20%, остался на прежнем уровне.
       Ситуация осложнилась еще больше после того, как часть "гуманитарного" мяса, предназначавшегося исключительно для переработки, попала в розничную торговлю. Естественно, население в очередной раз предпочло колбасе дешевое мясо, и это также повлияло на сбыт переработчиков.
       На сегодняшний день "гуманитарное" мясо, завезенное в прошлом году, уже продано. Как следствие, ситуация в мясопереработке медленно меняется к лучшему. "До следующей партии гуманитарной помощи",— грустно заметил один из мясопереработчиков.
       
       ДМИТРИЙ ДОБРОВ
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...